Успех дела нередко связан с умением его участников принимать нестандартные решения: они оказываются эффективными, несмотря на то, что поначалу выглядели безумными. Можно ли научиться искусству принятия необычных решений? Об этом рассуждает журналист и математик Александр Малютин.

Совет 1. Не считайте себя специалистом

На моем рабочем столе стоит цветок — нет, так называть его, наверное, неправильно, потому что в домашних условиях это растение не цветет, — просто шефлера. У него странноватые двухцветные листья. Преобладает светлый оливковый цвет, но есть и яркие темно-зеленые пятна. Выглядит в принципе красиво, но однажды я задумался: а почему так?

Версию, что «так и положено», пришлось сразу отвергнуть, поскольку узор из пятен не обнаруживал никаких признаков симметрии и порядка. Он на каких-то листьях присутствовал, а на каких-то нет, и никакой системы в этом также не просматривалось. Гипотеза номер два — всему виной освещение — тоже быстро отпала. Степень темно-зеленой окраски никак не зависела от пространственной ориентации растения, крапленые листья имелись со всех сторон и на любой высоте. По той же причине не прошла версия подкрашивания за счет почвы или полива.

В результате я пришел к выводу, что шефлера моя заболела, и отправился в интернет проверять догадку. Оказалось, пестрая окраска листьев связана с возрастом растения. Теоретически можно и старость считать болезнью, но по большому счету я все же не угадал, а только приблизился к решению.

Польза от упражнения, тем не менее, была. Поскольку я не разбираюсь в ботанике, то и не был скован «школой» или предыдущим опытом. И по той же причине я не расстроился, что не догадался о причине странной пигментации шефлеры, — а что вы хотите от дилетанта?

Главное, что мозг занимался своим делом. Он думал и искал решение, причем неординарное, ведь для дилетанта любое решение в незнакомой области — неординарное.

Постоянно задавайте себе вопрос «почему так?» по отношению к самым разным предметам и явлениям, в которых не разбираетесь. Так больше шансов, что вы сможете находить интересные ходы и в своей области.

Вот вам загадка, если только вы не инженер по внутридомовым системам водоснабжения небоскребов. В самом высоком здании мира Бурдж-аль-Халифа вода подается насосами не сразу на самый верх, а сначала в резервуары на промежуточных этажах. Почему так? Сразу скажу, что главная проблема не в том, что трудно создать сверхмощный насос.

Решая задачу в знакомой области, представить себя дилетантом непросто — а как же гордость мастера? — но все-таки полезно.

Иначе вы рискуете оказаться в положении сильнейшего, безусловно, лингвиста Джона Эрика Томпсона, который, пытаясь расшифровать письменность индейцев майя, годами двигался по тупиковому пути, считая его единственно верным, пока Юрий Кнорозов не посмотрел на проблему совершенно с другой стороны.

Или в положении опытных банковских журналистов, с которыми мне однажды довелось жарко дискутировать. Мы опубликовали текст, где сотрудник банка открыто, под своим именем раскрывал информацию о счете клиента. Такое невозможно, утверждали мои оппоненты, — ведь они по 10-15 лет работали с банками, и ни разу подобного не было. Они так и не догадались, что клиент просто сам попросил банкира все рассказать.

Не бойтесь записать себя в дилетанты, даже если вы гуру. И не избегайте областей знания, где вы совершенно точно не эксперт.

Кто знает, может быть, для написания следующего необычного текста про банкиров вам пригодятся как раз знания о гидравлических ударах или фотосинтезе у шефлеры. Многие замечательные нестандартные решения были найдены именно на стыке разных дисциплин.

Совет 2. Не полагайтесь на интуицию

Приятно до чего-нибудь гениально догадаться на ровном месте. Сидел себе под яблоней или плескался в ванне, и вдруг — эврика! В жизни подобное случается, однако, чрезвычайно редко. Есть подозрение, что и в легендах про Ньютона с Архимедом больше художественного вымысла, нежели реальных обстоятельств того, как были сделаны великие открытия. Мы с вами подавно такого себе позволить не можем, нам нужны практические приемы.

Многие задачи, которые подбрасывает нам жизнь, многофакторны, и улучшить сразу все факторы — стать одновременно сильным, красивым, здоровым и богатым — не получается.

Если что-то улучшается, то что-то же немедленно и ухудшается. Вы можете поставить на автомобиль более мощный двигатель, но будьте готовы к возросшему расходу топлива. Хотите более скорострельный автомат — смиритесь с потерей кучности при стрельбе. В любом случае необходимо точно определить, какой показатель важнее всего, а затем произвести тщательные расчеты, не полагаясь на интуицию. Решения при этом нередко получаются неожиданные.

Воздушный бой

Приведу два примера американского исследователя Ральфа Майлза (Ralph F. Miles), который плотно изучал решения, принятые в ходе Второй мировой войны. Эти примеры приведены в его разделе коллективной монографии, посвященной теории принятия решений.

Для воздушных сражений применялось важное, хотя и циничное понятие «коэффициент обмена» — отношение количества самолетов, потерянных в бою противником, к количеству самолетов, потерянных своими ВВС. Вот этот коэффициент и нужно было сделать как можно больше. Исследования показали, что самый важный фактор в этом случае — натренированность летчиков. Командующему пришлось отправлять летчиков на учебу и выводить некоторое количество самолетов из боевого состава, ухудшая соотношение сил здесь и сейчас. Коэффициент обмена и правда быстро вырос. Для непосвященных решение командующего выглядело чуть ли не гениальным. На самом деле это был просто результат холодного расчета.

Другой пример связан не с принятием «гениального» решения, а с отказом от решения недальновидного. Для защиты от авиации противника на гражданские суда, перевозившие важные грузы, ставили зенитные орудия. Выяснилось, что они вражеских самолетов совсем не сбивают, и адмиралы захотели переставить зенитки на военные корабли. Однако удалось их убедить оставить все как есть. Расчеты показали, что польза от зениток на гражданских судах другая: вражеские самолеты их побаиваются и бомбят халтурно — мимо.

Совет 3. Не будьте эгоистом

Когда речь идет о противостоянии — военном, экономическом, психологическом, — проще всего действовать «в лоб», с позиции силы. Такой подход вызовет у ваших сторонников безусловный восторг, но проблема в том, что противник, как правило, тоже силен и умен и так вот просто нахрапом его не возьмешь.

Лобовое решение слишком заурядно, чтобы быть эффективным. Выход, который предлагают опытные игроки, — войти в положение противника, понять, в чем состоит его реальный интерес, и тогда действовать.

Это вовсе не означает сдачу позиций — это означает действие в своих интересах с учетом реалий. И такое решение будет неординарным. Мир во Вьетнаме мог быть достигнут гораздо раньше, если бы СССР и США раньше поняли, кому там что нужно. СССР полагал, что США хотят сделать Вьетнам своей колонией, заняв место Франции. США видели свою миссию в противодействии распространению коммунизма, а в качестве колонии Вьетнам им был совершенно не нужен. Но стороны не понимали друг друга, и война продолжалась долгие годы.

А вот в другой ситуации — с Карибским кризисом — неординарное решение было найдено.

Савин М. Встреча Н.С. Хрущева и Дж. Кеннеди у советского посольства. Вена, 4 июня 1961 года

История была такая. В самый разгар кризиса президент Кеннеди получил от генсека Хрущева подряд два послания. Первое было миролюбивым — «гарантируйте, что не вторгнетесь на Кубу, и мы заберем ракеты». А вот второе звучало воинственно — «если вы нападете, мы готовы ответить всей мощью».

Кеннеди не сразу, но согласился, что нужно отвечать только на первое предложение. И это было умным и эффективным решением, которое погасило конфликт. Кеннеди вошел в положение Хрущева, которому нужен был имидж спасителя Кубы, и согласился с этим.

Если же действовать исключительно в своих интересах, ваши действия будут ординарны, а потому предсказуемы. Учтите не только свой, а еще чей-то интерес — и вы восхитите своим решением и друзей, и противников.