Сейчас модно учиться за рубежом. По словам сотрудников образовательных агентств, примерно половина обращений к ним связана с желанием поступить в иностранную магистратуру. Что в ней особенного? ЧТД выяснял у магистрантов и специалистов, какой смысл ехать за дипломом в другую страну.

Магистратура в Европе и США длится от года до двух лет. Всего год-два — и у вас престижное зарубежное образование. С российским дипломом бакалавра и специалиста поступить в хороший иностранный университет вполне реально, был бы сильный английский или другой иностранный язык.

По словам Манэ Тангян, заместителя директора образовательного агентства STAR Academy, российские абитуриенты чаще всего стремятся в США и Великобританию, потому что обе страны славятся высочайшим качеством образования. У стран Западной Европы есть свое преимущество — демократичная цена. Если постараться, то можно разыскать специальную программу или грант, чтобы учиться бесплатно или с большой скидкой.

В магистратуру за рубеж едут и вчерашние бакалавры, и опытные профессионалы. Главный вопрос: зачем? Почему бы не поучиться тому же самому дома?

«Хочу жить и работать за границей»

Это самая очевидная причина. Во время учебы можно присмотреться к стране, а диплом местного университета повысит шансы на трудоустройство и упростит процедуру получения разрешения на работу.

«В некоторых странах — например, в Германии, Голландии, Ирландии — окончание магистратуры, как и бакалавриата, позволяет выпускнику остаться в стране по окончании учебы и работать от года до двух лет. А наличие национального диплома Канады, Австралии и Новой Зеландии в дальнейшем облегчает получение гражданства этих стран», — поясняет Светлана Рябова, руководитель отдела высшего образования агентства ITEC.

Кое-где учебная виза дает право на работу во время учебы. Но надо понимать, что за границей, в отличие от России, совмещение магистратуры с работой — очень напряженный вариант. Учебная нагрузка оставляет студентам время разве что на сон.

«Хочу хорошую работу в России»

Желание учиться за рубежом и поработать там какое-то время не всегда связано с намерением эмигрировать. Иногда это всего лишь ступенька к отличной карьере дома. Профессионалы с иностранными дипломами сейчас интересны не только транснациональным корпорациям. По данным кадровой компании «Юнити», многие представители крупного российского бизнеса перенимают международные стандарты работы и заинтересованы в сотрудниках с зарубежным опытом. К концу 2017 года интерес бизнеса к таким специалистам вырос в среднем на 30% по сравнению с 2015 годом. Свои специалисты с иностранным опытом предпочтительнее экспатов, потому что лучше понимают нюансы российского бизнеса и менталитета.

Конечно, для работодателей ценен не столько иностранный диплом, сколько опыт работы на Западе. Но и факт учебы в уважаемом американском или европейском университете сам по себе тоже говорит о многом. Например, о том, что у кандидата активная жизненная позиция, широкий кругозор и действительно сильный иностранный язык. Скорее всего, у него развиты качества, весьма ценные в глазах работодателя: навыки анализа, умение убедительно аргументировать свою позицию, проводить презентации, участвовать в групповой проектной работе.

Все это в обязательном порядке закладывает западная система образования. Студенты там не просто слушают лекции, а потом что-то зубрят — они выступают активными участниками всего учебного процесса. Это формирует совершенно иной тип мышления по сравнению с тем, к которому мы привыкли.

«Я теперь скептически отношусь к процессу учебы в российских юридических магистратурах, — признается Дмитрий Степанов, который спустя 11 лет после окончания российской юридической магистратуры отправился в США в магистратуру Гарварда. — Наши магистранты, как правило, совмещают учебу с работой, приезжают на занятия в будни по вечерам и по субботам. Приехал, послушал лектора, почитал, что успел. 

В Гарварде студенты получают внушительный список литературы, который обязательно нужно прочитать еще до лекции, а не после и по желанию. Иногда надо заранее сделать еще и практическое задание по совершенно новой теме. То есть в тему приходится вникать самостоятельно. 

Предполагается, что на первое занятие по новой теме студенты приходят, уже много чего зная, и профессор не будет объяснять им азы, а займется более тонкой настройкой. Если придешь неподготовленным, ничего не поймешь. Объем чтения и количество заданий при этом такое, что ты всю неделю занят с утра до вечера».

Непривычно большой по нашим меркам объем чтения отмечает и Альмира Берсенева. В 2016 году она окончила магистратуру по программе «Международное гражданское и коммерческое право» в Лейденском университете (Нидерланды). Еще одно заметное отличие — бурные дискуссии на занятиях. «Для меня стало открытием, что лекторы и студенты могут общаться на равных, обмениваться мнениями; можно в том числе перебивать преподавателя и вступать с ним в серьезные споры во время лекций», — делится Альмира.

«Перед магистратурой я закончил специалитет в России. Нас там учили зубрить и пересказывать, — говорит Никита Слепцов, в 2017 году окончивший магистратуру по программе „Политология“ в Университете Луисвилля (США). — В США учеба предполагает умение анализировать, дискутировать, задавать вопросы к прочитанному. У меня не было такого навыка до магистратуры, я научился ему именно там».

Даже сам по себе опыт проживания в другой стране меняет мировоззрение. «Думаю, это позволяет выйти за рамки, в которых все мы так или иначе оказываемся, когда постоянно живем в одной стране, — делится Алиса Мартынова, окончившая в 2014 году магистратуру Университета Восточной Англии. — За границей нам многое непривычно, приходится адаптироваться. 

Мозг работает на максимуме. Хочешь не хочешь, а вырабатываешь множество новых навыков и умений. В будущем они позволяют быстрее находить решения как для мелких повседневных проблем, так и для бизнес-задач».

«Хочу знания, которые дома получить негде»

Европейские и американские магистерские программы делятся на прикладные и исследовательские. Преимущества прикладной магистратуры — за границей шире выбор программ и они, как правило, лучше адаптированы к нуждам работодателей, чем у нас.

«Часто наши клиенты выбирают магистратуру за рубежом из-за практического опыта. В российской системе образования очень много теории и недостаточно практики, а на Западе они гармонично сочетаются», — говорит Юлия Суматохина, директор агентства «Мир Образования». По данным образовательных агентств, самые популярные у наших студентов программы связаны с бизнесом, финансами, маркетингом, юриспруденцией, ИТ и инженерией.

В глазах тех, кто мечтает о научной карьере, у исследовательской магистратуры за рубежом тоже есть ряд преимуществ. Особенно если поехать в университет, который лидирует в интересующем абитуриента направлении.

«Просто хочу, потому что это мечта»

Не все едут учиться ради практических целей. Кто-то с детства мечтает, как будет слушать лекции в старинных аудиториях — например, Оксфорда, — жить в студенческом кампусе и в один прекрасный день заслуженно наденет академическую шапочку и мантию. Да, это не самая типичная мечта, но и не самая невероятная. И если в юности не было возможности ее осуществить, то к ней возвращаются позднее.

Для кого-то учеба за границей — вызов и встряска («А я вообще смогу?»), для кого-то — любопытство («Как там у них все устроено?»). Есть интеллектуалы, которые получают настоящее удовольствие от погружения в новые знания, даже если понимают, что учатся лишь для собственного развития, а не для работы.

К тому же учеба — это редкая возможность пожить в другой стране не в качестве туриста, узнать ее без прикрас, найти местных друзей. Правда, это скорее бонус. Решаться на магистратуру только ради этого точно не стоит — слишком трудозатратно. Нагрузки бывают такими, что между каникулами не видишь ничего, кроме учебных аудиторий, библиотек и экрана ноутбука.

«Какая бы причина ни побудила человека отправиться учиться за рубеж, он получит уникальный опыт, — говорит Манэ Тангян, заместитель директора образовательного агентства STAR Academy. — Опыт, который позволяет взглянуть на мир по-другому, выйти из зоны комфорта и приобрести полезные международные связи».

Чем отличается иностранная магистратура?

Что было непривычным, трудным, ценным? Мы спросили об этом тех, у кого есть опыт обучения в магистратуре за границей.

Маргарита Перейра, в 2011 году училась в Венском университете по программе «Международный бизнес»

Я подала документы в магистратуру Венского университета сразу после получения диплома специалиста в Финансовом университете при Правительстве РФ. К тому моменту я несколько месяцев стажировалась в крупной международной аудиторской компании. В Австрии мне удалось устроиться в местное отделение той же компании — студенческая виза позволяла работать не больше 20 часов в неделю. Благодаря этому я могла сразу в деле применять новые знания. Но совмещать работу с учебой становилось все труднее, и в какой-то момент я решила оставить магистратуру ради полного дня в офисе. Сейчас я по-прежнему живу и работаю за границей. Учебу вспоминаю с удовольствием и планирую все-таки завершить. Хотя даже один год в Венской магистратуре дал мне, пожалуй, больше знаний, чем пять лет в российском вузе.

Софья Окунь, с 2017 года учится в магистратуре по программе «Финансовая журналистика» в Университете Сити (Великобритания):

Прошлым летом мы с мужем переехали в Лондон — ему как обладателю востребованной профессии предложили новую работу, а я присоединилась. В России я работала журналистом в ведущем деловом издании. А в Англии, не пойди я учиться, вариантов было бы не так много. Либо почти полностью отказаться от профильных тем и заниматься копирайтерством, либо переключиться на лайфстайл-журналистику на русском языке, либо полностью посвятить себя семейной жизни. Но мне хотелось подтвердить квалификацию, завести местные профессиональные контакты и, конечно, подтянуть английский настолько, чтобы полноценно писать на нем журналистские материалы. Поэтому я решила поступать в магистратуру по своей же специальности. Я выбрала Университет Сити: у них есть целый набор программ по журналистике, в том числе по финансовой и репортерским расследованиям. Насколько мне известно, столь углубленных магистерских программ в России нет. Мне нравится, что большинство преподавателей — бывшие или действующие журналисты, что по ходу учебы мы пишем новостные заметки в разных форматах и получаем обратную связь

Алиса Мартынова, в 2014 году окончила магистратуру Университета Восточной Англии по программе «Управление брендами» (Brand Leadership)

Когда я изучала курс маркетинга в бакалавриате, меня очень увлек брендинг. Захотелось разобраться в нем глубже, но специализированных магистерских программ по брендингу я в России не нашла. Их и в иностранных-то вузах тогда было мало. 

Та программа, которую я выбрала, обладала очевидным преимуществом: ее разработал один из ведущих стратегов брендингового агентства с мировым именем. Это открывало студентам доступ к самым актуальным трендам и инструментам в брендинговой индустрии.  

Вообще английская система образования ориентирована на практику и университеты тесно сотрудничают с бизнесом, что само по себе большой плюс. Там не работает вечная студенческая отговорка «ничего не знаю, я только учусь», а действует принцип «я могу чего-то не знать, но опытным путем найду решение».

Мария Белова, в 2012 году окончила юридическую магистратуру Университета Вирджинии (США)

Магистратура в США была моей давней мечтой, но осуществить ее сразу после окончания МГУ я не могла. В 32 года настал момент, когда я поняла — или ехать сейчас, или уже попрощаться с этой идеей. Теперь понимаю, что тот момент на самом деле оказался оптимальным — раньше я не могла, потому что дети были маленькими, а позже уже не рискнула бы переезжать.

Двигало мной только мое личное желание. Никакой практической необходимости не было. Даже наоборот, ради учебы мне пришлось пожертвовать работой, а в Штатах постоянно проявлять чудеса тайм-менеджмента. Я уехала туда с двумя детьми 8 и 10 лет, и никаких помощников, кроме их школы, у меня там не было.

В результате: я окунулась в другую языковую и культурную среду, попробовала на себе совсем иную методику обучения, увидела потрясающую профессуру, у меня произошла смена базовых установок о профессии. Словом, магистратура в США и вообще весь этот жизненный опыт совершили переворот в моем сознании.