Пенсия откладывается, россияне негодуют, Минздрав объясняет, что работа в немолодом возрасте улучшает качество жизни. Как найти себе применение со стажем 20-30 лет и что делать компаниям в новых условиях? Об этом говорила директор по развитию «Апостроф-Медиа» Татьяна Ананьева в эфире радио «Медиаметрикс». Публикуем конспект ее выступления.

Еще несколько лет назад приоритетом для многих российских компаний была работа с молодежью: со студентами, школьниками. Корпорации брали курс на целенаправленное «омоложение» коллектива. Но все меняется: сегодня перед работодателями стоит задача привлекать профессионалов разных возрастов. Сотрудников предпенсионного и пенсионного возраста можно и нужно рассматривать как кадровый потенциал рынка и существенный источник ресурсов для компании.

Такая тенденция наблюдается и на Западе, хотя причины, конечно, другие: качество и продолжительность жизни во многих странах растет, люди зрелого возраста сами стремятся оставаться максимально активными, продолжать свое дело, заниматься бизнесом. За границей хорошо представляют себе потенциал таких людей и понимают, как ценны для компании их знания, навыки и опыт.

Угрозы и решения

Как именно распорядиться собой, зависит от сферы деятельности специалиста, его профессионализма. Для производственного и офисного персонала («синих» и «белых воротничков») будут разные карьерные траектории.

«Белые воротнички» часто уходят в преподавание, консалтинг и фриланс: 3-4 дня проводят в офисе, а оставшееся время работают на себя.

И чем раньше начать это практиковать, добавлять другие занятия к своей основной деятельности, тем лучше.

Рынок труда сегодня меняется: фриланс перестал ассоциироваться с живущими на Бали дизайнерами. Теперь это форма дополнительной занятости для большого числа довольно успешных людей.

Очень важно находить свои сильные стороны, развивать их, оценивать востребованность своих навыков — это позволит их «упаковывать», коммерциализировать, продавать. Помочь в этом могут карьерные консультанты.

В случае с производственным персоналом, «синими воротничками», есть два возможных сценария. Если специалист лучше других знает технологии и рабочий процесс изнутри, то его возраст — скорее плюс. За таких людей держатся — столько, сколько они смогут выполнять работу чисто физически. Пока биотехнологии и биохакинг не получили массового распространения, приходится учитывать этот момент.

Еще одна категория — специалисты, которые выполняют простую, стандартизированную работу. Здесь все сложнее: угроза исходит скорее не от более молодого поколения, а от возможной роботизации. Важно задуматься о том, как перестать быть «в серединке» — она «вымывается» быстрее всего.

На плаву остаются высококлассные профессионалы и низкоквалифицированный персонал, чей труд стоит дешевле, чем обслуживание робота.

Еще одна практика, которая давно существует на Западе и пока не очень прижилась у нас, — персонал «третьего возраста» переводят в категорию наставников, тьюторов. Они передают свои знания и опыт другим. Так формируется система внутренних экспертов, которые обучают людей внутри компании. Яркий пример — Microsoft: в компании сформирована целая экосистема, сотрудники передают знания друг другу.

Стратегия job security, когда специалист сидит в своем «колодце» и ни с кем не делится знаниями, уходит в прошлое. Сценарий, когда один-единственный сотрудник знает, как закрутить эту гайку или подготовить этот отчет, — большой риск для бизнеса. Поэтому knowledge management становится одним из ключевых звеньев компании.

Привычка меняться

Все мы меняемся в одной из двух ситуаций. Первая — когда «прижало» и без перемен не обойтись. Так уж мы устроены, что при наличии хорошего места, приличной зарплаты и соцпакета не испытываем мотивации пробовать новое, идти на риск. Но, лишившись привычного комфорта, начинаем шевелиться, искать новые пути.

Вторая, гораздо более редкая ситуация, — когда успешные люди, занятые в корпоративном секторе, сознательно принимают решение открыть что-то свое. Работа на корпорацию отнимает все их время, и оказывается, что жить просто некогда.

Я и сама пошла по такому пути: три года назад открыла свой бизнес. Мне до сих пор звонят хедхантеры, спрашивают, не готова ли я вернуться.

Но я не готова: как бы сложно ни было в начале, в конечном счете у меня все получилось. Правда, потребовалась серьезная работа над собой, над своей стратегией — не рабочей даже, а жизненной. Подобное решение вообще не ситуативное: надо глобально понять, как вы будете организовывать свою жизнь.

На Западе некоторые компании предлагают сотрудникам пройти специальные программы подготовки к активной пенсии. Люди начинают понимать, чем бы они могли заниматься, как превратить хобби в источник дохода. Это то, о чем надо думать здесь и сейчас.

Жить вдолгую

Как подстраховаться? Первое — придерживаться стратегии lifelong learning. Мы начинаем учиться, потому что это необходимо: первое образование, без которого «никак», потом профильные программы, чтобы лучше выполнять работу, — и так постепенно формируется необходимый навык непрерывного развития.

Второе — горизонтальные переходы и развитие проектной карьеры. Сегодня происходит деиерархизация, «уплощение» карьеры. Возникают новые карьерные треки, компании начинают создавать инфраструктуру, позволяющую человеку быть эффективным в этих перемещениях. Оптимальный вариант — создание внутри компании базы курсов. Захотел сотрудник переместиться из финансов в маркетинг, прошел курс и занял новую позицию.

С этим сложно смириться в силу нашей природы, но нам придется полюбить изменения. Придется работать на опережение — начинать действовать раньше, чем «прижмет». Важно, чтобы возникла внутренняя мотивация, потребность — и тогда можно изменить жизнь к лучшему.