Революция 1917 года по-прежнему волнует нас; сегодня многие по-прежнему пытаются разобраться в том, что произошло 100 лет назад. Мы выбрали 6 книг, в которых авторы с разных ракурсов смотрят на это событие, изменившее и Россию, и мировую историю XX века.


Ryabinski.jpg

К. Рябинский «Революция 1917. Октябрь. Хроника событий» (Центрполиграф, 2017)

Cборник документов, связанных с революцией, — довольно любопытное чтение, способное сильно расширить границы понимания отечественных исторических процессов.

Кто бы мог подумать, что решение Ленина и его правительства перенести столицу из Петрограда в Москву было всего лишь «плагиатом»? Прежнее, буржуазно-демократическое правительство готовило точно такой же приказ за пару недель до Октябрьской революции. «Солдатская секция Петроградского совета Р и СД (рабочих и солдатских депутатов. — ЧТД) категорически протестует против плана переселения Временного Правительства из Петрограда в Москву, так как такое переселение означало бы предоставление революционной столицы на произвол судьбы», — гласит текст резолюции от 3 (16) октября 1917 года.

Другой пример — нюансы с датой 25 октября 1917 года, которую принято считать собственно днем революции. Это была среда, и многие учебники истории этот факт подчеркивают. Однако буржуазное временное правительство было арестовано только на следующий день: в 2:10 ночи 26 октября. В рыбный четверг. «В 1 ч 50 мин ночи части Военно-революционного комитета заняли „Галерею 1812 года“ в Зимнем дворце», — так это событие зафиксировали официальные бумаги. Документов в этой книге бесчисленное множество. К ним приложен алфавитный указатель действующих лиц революции. Читателю будет особенно интересно узнать об их последующей судьбе в новой России. 


Lyskov.jpg

Д. Лысков «Политическая история Русской революции» (Пятый Рим, 2017)

Автор считает отправной точкой революции не 1917 год, а отмену крепостного права в 1861 году при императоре Александре II. Этот (довольно популярный в исторической науке) подход подкрепляется в книге интереснейшими данными о плачевном состоянии экономики Российской Империи в преддверии революции. Об этом можно судить хотя бы потому, что не было даже надежных сведений об общей численности населения. Расхождение составляло 7,5 млн человек.

Книга также подробно рассказывает о грозных предвестниках Октября: многочисленных революционных ситуациях меньшего масштаба, от восстания декабристов до народничества и революции 1905 года. Заканчивается монография главой с интригующим названием «Сколько революций было в России?». В ней речь идет в том числе и о событиях после 1917 года. Любопытно, что автор при этом часто симпатизирует политике Сталина. Это делает его взгляд на историю России менее взвешенным, зато дает пищу для размышлений о современности.


zubov2.jpg

Д. Дегтев, Д. Зубов «1917: русская голгофа. Агония империи и истоки революции» (Центрполиграф, 2017)

Неординарный подход к истокам и причинам революции с точки зрения «простого русского обывателя». Этот взгляд эффектно подкреплен малоизвестными визуальными материалами — фотографиями быта той эпохи. Причем в основном не городского, а сельского: Россия тогда была крестьянской страной. Стремление авторов воссоздать мир «народной Российской Империи» создает печальную картину почти нищей страны с безудержным пьянством, беззаконием и усталостью от бессмысленной войны.


Ratkovski.jpg

И. Ратьковский «Хроника красного террора в ВЧК. Карающий меч революции» (Яуза, ЭКСМО, 2017)

Массовый «красный террор» развернулся после убийства председателя Петроградской ВЧК Урицкого и тяжелого ранения Ленина в тот же день — 30 августа 1918 года.

Хотя ВЧК была создана еще 7 (20) декабря 1917 года, вплоть до этих событий комиссия нередко отпускала задержанных, более того, иногда даже карала излишне усердных членов провинциальных ЧК. Но после выстрела в Ленина все изменилось. Руководитель Петрограда Григорий Зиновьев выступил с заявлением о необходимости «соответствующих мер». В их числе он предложил разрешить «всем рабочим расправляться с интеллигенцией по-своему, прямо на улице».

Чекисты расправлялись с «контрой» собственными силами и по своему разумению, не заботясь о доказательствах и тем более о гуманности. Среди приведенных в книге образцов их работы — полностью сфабрикованное дело, по которому был расстрелян поэт Николай Гумилев. Сам Зиновьев был расстрелян в 1936 году.

Автор не стремится оправдать преступления чекистов, но и не поддерживает распространенное представление об абсолютной невинности их жертв.


Mahno.jpg

«Нестор Махно. Воспоминания» (Пятый Рим, 2017)

Книга корректирует образ «неадекватного» Нестора Махно, каким его часто представляли в советской литературе и кинематографии. Не сильно образованный, но обладавший несомненным литературным талантом, этот идеолог анархизма связан с Октябрем, хотя и не напрямую. Махно считал себя певцом украинской революции. Воспоминания начинаются с описания событий 1917-1918 года на Украине, которые мало известны широкому читателю, привыкшему к петербургским образам революции «по Эйзенштейну».

Впрочем, большая часть мемуаров Махно — это его долгие встречи с Лениным (кто бы мог подумать!), Гражданская война (то за красных, то не за них, — но всегда против белых), крестьянская республика в Гуляйполе и своеобразные отношения с немецко-австрийскими оккупантами.

Эта книга особенно ценна в современных условиях триумфа политтехнологий и показывает сложность самосознания украинского народа той эпохи.


Nazarenko2.jpg

К. Назаренко «Балтийский флот в революции. 1917-1918 гг.» (ЭКСМО, Яуза, Якорь, 2017)

«Павел Ефимович Дыбенко и Алексей Михайлович Щастный. Эти две судьбы, как красные нити, вплетены в пеньковый канат истории флота, который едва не лопнул под тяжестью исторических испытаний». Как сказано! Впрочем, книга ценна не столько использованием литературных тропов, сколько массой совершенно неожиданных сведений о событиях и персонажах драмы под названием «Балтийский флот в революционные годы».

Автор подробно, по месяцам описывает уникальную ситуацию на Балтфлоте, где в течение семи лет после Октября продолжали командовать офицеры императорского флота. Впрочем, революция не пощадила военную элиту. «Красный адмирал» наморси (начальник морских сил) Щастный был расстрелян в 1918 году, а первый народный комиссар по морским делам Дыбенко — в 1938-м.