Николай Ягодкин — математик и основатель центра образовательных технологий Advance, уже восемь лет ведет тренинги по развитию интеллектуальных способностей. ЧТД поговорил с ним о том, на каких принципах основаны методики быстрого запоминания и на что обращать внимание, если нужно выучить английский с нуля за две недели.

Память — это мышца

Тренировка памяти — как бокс, а именно техника и тренировочный процесс. Можно показать вам четыре основных удара. Но это не значит, что вы проживете на ринге хотя бы минуту. Нужна постоянная отработка навыков и алгоритм сохранения знаний.

Что происходит, если вы учите иностранный язык, но не говорите на нем на занятиях? Тренируется ваш преподаватель, а не вы. Если ваш тренер — главный качок спортзала, но на ваших тренировках штангу тягает он, приседает он, подтягивается он, то после такой тренировки вам не понадобится даже душ. Мышцы не поработали.

Если вы занимаетесь спортом, то понимаете: у спортсмена тренировка длится меньше трех часов, но этого достаточно, чтобы мышцы росли.

Навыки можно тренировать как мышцы: изолировать, повышать интенсивность, использовать паттерны.

За 10 лет грузчик работает физически в 100 раз больше, чем профессиональный спортсмен за полгода. У кого больше мышцы, кто лучше натренирован? Конечно, спортсмен. Почему? Дело в изоляции — каждую мышцу тренируют по очереди, и интенсивности — когда одни и те же движения повторяют многократно. Это и есть основа для формирования любого навыка.

Учите правильные слова

Я поехал учиться по обмену в Южную Корею, не зная ни корейского, ни английского. Это было тяжело. Сначала я заговорил на базовом английском. В один из дней преподаватель-американец не смог вести математику в вузе, где я проходил практику. Мне позвонили и предложили его заменить, так как я преподаватель математики по образованию.

Это были мои первые месяцы в Корее, я на английском по телефону с трудом разговаривал — какая лекция! Хотя оказалось, что рассказать нужно о теории чисел, которая преследует меня по жизни — я ее и изучал, и преподавал.

Когда мне выслали файлы, я попробовал перевести их через автоматический переводчик. Первая же фраза поразила меня до глубины души: «Все числа делятся на плоские и странные».

Подразумевалось, что на четные («even») и нечетные («odd»). В этот момент я понял, что мне будет очень сложно. В итоге я взял текст лекции, выписал все незнакомые слова. Открыл статьи Википедии по теории чисел, выписал слова еще и оттуда. Получилась огромная стопка слов, которую я просто вызубрил.

Потом прочитал лекцию несколько раз сам себе, чтобы слова вернулись в контекст. На это ушло много часов. После лекции все иностранцы умоляли остаться. Меня было проще понять, чем американца.

Довести до автоматизма

Все нужно доводить до автоматического навыка. В детстве нас этому не учат, поэтому мы так мало помним школьную программу. Навык может сохраниться надолго, только если довести его до высокой скорости воспроизведения — «высокого потенциала».

Если сегодня вы увидите 50 новых конструкций иностранного языка и повторите каждую 5 раз, то через день вспомните, в лучшем случае, несколько самых распространенных. Почему? Потому что воспроизведение не доведено до уровня навыка.

Продолжите фразу: «Сумма квадратов катетов равна ...». Правильно, «...квадрату гипотенузы». А определение синуса вспомнят не все, хотя оно используется гораздо чаще. Дело в том, что в случае с теоремой Пифагора в школе мы довели ее до высокого потенциала и таким образом сохранили в памяти. В таких условиях регрессия идет с меньшей скоростью. Этот принцип можно использовать в любой сфере, где необходимо запомнить важные вещи.

Однажды к нам в Advance пришла девушка-фармацевт. Начальство отправило ее на международную медицинскую конференцию.

Проблема заключалась в том, что девушка не знала английского. Она даже не могла представиться на языке. Конференция — через две недели. Наш преподаватель Елена Лебедева сказала: «Супер, давайте начнем».

Сначала составили план выступления на русском. Потом прочитали профильные статьи на «Википедии», выбрали оттуда все незнакомые термины. Разобрали все конструкции, чтобы девушка прекрасно владела темой. Выучили фразы вроде: «Слишком мало времени на вопросы, я отвечу после лекции».

В итоге с выступлением фармацевт справилась отлично. А начальство сказало: «Прекрасно. Давай теперь в Арабские Эмираты».

Отталкивайтесь от образов и паттернов

Любое понимание иностранного языка построено на словах. Прежде всего нужно научиться их запоминать. Если вы не умеете запоминать слова, то 75% времени изучения языка уйдет на такую зубрежку слов. И это значит, что вы нагружаете не ту «мышцу». Очень помогает использовать мнемотехнику и работать с образами. Какие слова выбрать? Вначале — из учебника, затем — из тематического словаря, далее выписывая из текстов, диалогов.

Если вы посмотрите 45 фильмов на испанском, то вы будете хорошо понимать фильмы, но не заговорите на языке. Говорение — это навык, отличный от понимания. Смежные навыки помогают, но не заменяют друг друга.

В языке есть паттерны — это грамматические конструкции и типовые, широко распространенные и часто употребляемые фразы. Например, конструкции с «there is/ there are» в английском, или ситуационные фразы вроде: «Я бы очень хотел выучить язык, но у меня слишком мало времени». В большинстве случаев люди не задумываются, что сказать. Они используют готовые конструкции.

Самый эффективный способ поставить быстро речь — тренировать паттерны. Когда вы тренируете один паттерн, то нагружаете одну «мышцу». Конструкция, доведенная до автоматизма, выскакивает сама, без внутреннего перевода, как «My name is...». Если вы этого не делаете, вам приходится каждую фразу долго составлять из отдельных слов.

Например, в Казани, как и во многих других городах, врачей периодически учат английскому, например, перед Чемпионатом мира или Олимпиадой. Толку — ноль. Поэтому постоянно меняют исполнителя. В этом году наконец пригласили нас.

Понятно, что большинство болельщиков не будут медиками или носителями языка. Оказалось, достаточно общей лексики, названий частей тела и видов боли. Специальные термины мы брать не стали. Ну кто знает, где у него плюсна и предплюсна?

300 врачей занимались с нами 12 дней по 6 часов. Врачи подтвердили, что наша техника намного эффективнее всего, что они пробовали, и сейчас прекрасно обслуживают Чемпионат мира.

Время мотивирует

К нам приходят разные ученики. Многие хотят сэкономить время. Сейчас это ценный ресурс, и для многих его экономия становится мотивацией. Многие не хотят часами зубрить домашние задания. Кто-то хочет закончить школу экстерном.

Однажды на курс пришел семиклассник и сказал: «В этом году я планирую выиграть Всероссийскую олимпиаду по географии. Потом поступаю на „Международные отношения“ — буду дипломатом. А сейчас нужно подтянуть навыки». Других приводят родители.

Я выступал во многих вузах, пытался заинтересовать студентов. Мало кто думает о том, чтобы научиться большему. Многие говорили: «Зачем нам учиться? Мы и так сдадим». По данным исследования Boston Consulting Group «Россия 2025», после 25 лет у нас практически никто не учится добровольно и регулярно. В основном вынужденно проходят переквалификацию. Взрослые учатся из необходимости, или если они по природе такие, как я: любят учиться и понимают ценность этого.