«Меня зовут Аня, мне 27 и я не знаю, чего хочу». Так несколько лет назад Анна Чуксеева начинала писать сообщения психологам и коучам, которых ей рекомендовали. За плечами были журфак МГУ, опыт в крупном бренде, пять лет работы в пиаре и пустота. Она рассказала ЧТД, как хотела найти новую отличную работу — но понимала, что прежняя отличная работа забрала силы, эмоции и мотивацию.

Мое сотрудничество с одной крупной компанией по подбору персонала, которой были отданы силы и любовь, подходило к концу. Мое резюме отлично меня продавало, но я совсем не хотела продавать себя на собеседованиях. Моя сфера «PR и коммуникации» внезапно перестала быть интересной.

После пары собеседований в крупных корпорациях я и вовсе стала думать, что пиар — это последнее, чем я хочу заниматься. С когда-то любимой работы я уходила в тяжелом психологическом и профессиональном кризисе. Огромное давление амбиций, высокий KPI, внутренняя конкуренция, высокие ожидания и бешеный ритм опустошили меня.

На какое собеседование я бы ни пришла, передо мной вставали одни те же нерадужные картины. Я слышала: на новом месте работы будет все то же самое, никакого облегчения, ничего вдохновляющего. Те же «крокодилы», что и раньше.

Стало страшно: кроме пиара, больше я ничего не умела. Так казалось. Но нужно было жить и оплачивать расходы. В итоге я приняла решение пойти в пресс-службу одного не самого крупного банка, где надеялась сбавить темп и подумать.

Я наконец уволилась и купила билеты в любимую Вену, чтобы перезагрузиться. Спонтанный отпуск всегда помогал мне в трудных ситуациях. Вернувшись, вышла на новое место. И ушла в никуда после испытательного срока. Эти месяцы я честно пыталась «проснуться», но призналась себе, что мне это не удалось. Больше не могу.

У психолога: зачем вообще работать

Психолога я выбрала наобум в интернете. Меня подкупила ее биография. Было сказано, что она переучилась на психолога, а до этого работала в офисе. То есть понимает мою ситуацию. Мне очень хотелось работать. Сидеть дома и наслаждаться тишиной было для меня пыткой.

До сих пор я знала только одно — выкладываться на работе. При этом я очень любила то, что делала, и не представляла себя без дела. Дом для меня был кроватью, чтобы туда вернуться вечером, поспать и опять идти на работу. Мне не хватало ощущения постоянного трудового подвига. Но работать с отдачей, как прежде, я больше не могла. Чего хочу, было непонятно. Росла внутренняя тревога, я никак не могла расслабиться. Так что я решила наконец дойти до психолога.

С психологом я работала примерно полгода. Первая встреча вдохновила меня — мы обсудили компанию, где я долго трудилась, я поговорила со стулом, отпустила обиды...

Со встречи я вылетела как на крыльях, хотелось гулять и есть мороженое на бульваре. В голове был взрыв новых идей. На многие ситуации я посмотрела с другого угла.

Через неделю я снова сидела в кабинете психолога. Хотелось той же эйфории и легкости, но чуда не произошло. Уже не было этого волшебного ощущения сброшенного камня с плеч.

Мы встречались раз в неделю, говорили о семье, детстве, отношениях, переживаниях, но ответа все не было. Я стала сама возвращать психолога к тому, что мой запрос был про работу. Тогда мы перешли на упражнения в духе: что бы я делала, если бы у меня был миллион? Что бы я сделала с предметами в комнате? А я не понимала, зачем.

Мне не нравилось, что мы теряем цель, ради которой я пришла, что движение медленное. И что я его не ощущаю. Вы же помните, я привыкла к ритму.

При обсуждении работы нить разговора уходила в сторону вопроса: зачем вообще работать? Мы говорили о том, что без работы не снижается моя ценность, что меня можно любить и без карьеры.

Возможно, это важно, но я не видела в этом пользы для себя. Желание работать и реализоваться в карьере было очевидным для меня. В итоге я прекратила наши встречи с чувством грусти и некоторой вины.

Коуч с тобой

Новое — хорошо забытое старое. Мне пришло предложение поработать в HR-проекте, аналогичном тому, где я долго работала, где была счастлива и с которым я так тяжело расставалась. Это как первая любовь. Сначала это было прекрасно, но ушла я оттуда разрушенной. Я постоянно возвращалась мыслями к этой первой работе. Хотелось того же — и не хотелось одновременно.

На новом собеседовании я сразу почувствовала себя как рыба в воде и приняла предложение. Видимо, пауза пошла мне на пользу. Я с удовольствием проработала полтора года и ушла по сокращению. Вскоре проект закрыли полностью.

Покидая офис, я была полна надежд и достаточно уверена в себе: в компании у меня сложились отличные отношения с руководством и командой. Дело было в декабре; в новогоднем конкурсе я неожиданно выиграла коуч-сессию. Подарок оказался кстати. Я отправилась на сессию с запросом: что дальше?

Я работала с коучем, у которой был большой опыт в рекрутменте, хорошая репутация и рекомендации. Мы обсудили мой опыт, желания и чувства. Но вот что странно. Мне до сих пор было сложно сформулировать цель. За полтора часа встречи мы сделали два упражнения — «колесо баланса» и «квадрат Декарта». Я до сих пор использую их, когда чувствую тупик.

После упражнений возникло странное ощущение: все у меня слишком хорошо, все есть, можно добавить что-то в графу «Для себя», но почему-то не хочу. Коучи любят повторять, что приведут клиента к любой цели. Но цель и была самой главной проблемой.

Я не понимала, чего хочу. Я называла какие-то цели, кивала, как к ним можно прийти (все было логично, и я сама понимала эти шаги), но внутри меня ничего не екало.

От коуча я вышла с сожалением, что не встретила такого специалиста раньше, когда у меня были конкретные кейсы, которые можно было бы решить быстро и менее конфликтно. Теперь же у меня не было никакой конкретики.

Как я писала карьерный план

Новую работу я нашла примерно через полгода: стала редактором на онлайн-ресурсе, связанном с подбором персонала. Это был несомненный шаг вперед. Я нашла в себе смелость сменить роль и не искать ту же работу, «только лучше». Новые обязанности — гораздо больше журналистики и творчества — на некоторое время вернули мне чувство увлеченности. Но все равно не было ясности, куда направляться потом.

С карьерным консультантом мы познакомились на деловом мероприятии. Специалист с кадровым опытом и психологическим образованием показалась мне близкой по ритму, темпераменту и взглядам.

Перед Новым годом я попала на ее групповой тренинг по карьерному плану. Карьерный план — документ, в который вносятся цели по профессиональному развитию: куда стремиться, какие мероприятия посетить, как развивать нетворкинг, что хочется улучшить. Этот план можно быстро прокручивать в голове, но написать его — довольно трудоемкая задача.


Анна Чуксеева


Мой план занял около пяти страниц печатного текста. Считается, что когда мы пишем, то лучше фокусируемся на цели, больше анализируем, лучше структурируем — и в этот момент уже снимаем часть вопросов.

Однако ценность тренинга для меня была не в составлении плана, а в обсуждении текущей ситуации. По мере рассказа группа отмечала эмоции, которые испытывал рассказчик. Для подсказки перед глазами были разложены несколько десятков карточек с названием чувств.

Это стало прорывом для меня — когда со стороны тебе указывают на страх, досаду, гнев, стыд, обиду там, где ты этого еще не видишь.

Я продолжила эту работу на личных консультациях: в течение двух месяцев разбирали реальные кейсы. Было тяжело — но мне нравилось. После эйфории первых внутренних открытий пришли сомнения: неужели я все делаю не так? С некоторыми выводами я долго не могла согласиться.

Строго говоря, это были не классические карьерные консультации, а скорее работа с тренером по эмоциональному интеллекту (этот метод был ключевым). У меня не было цели менять работу или позицию, мне хотелось разобраться в себе и увидеть, где я сама загоняю себя в угол, что у меня получалось блестяще.

Были упражнения и техники из психологии и коучинга. Например, я выписывала все свои навыки и умения, оценивала их сама и с помощью окружающих, просила обратную связь у руководителя (пожалуй, это был наиболее стрессовый момент). Училась хвалить себя и признавать свои заслуги. Например, в течение двух месяцев я ежедневно писала 10 вещей, за которые могу себя похвалить.

Интересное наблюдение: в первую неделю это были исключительно крупные рабочие победы: удачные переговоры, подписанный контракт, популярный текст. А к концу я стала ощущать удовлетворение просто так, даже если ничего не было сделано.

Что в итоге

Я осталась на прежнем месте работы и ушла в декрет, хотя этого не было в карьерном плане. И это меня точно не расстраивает.

Сейчас мне 31. После нескольких лет общения с коучами и карьерными специалистами я действительно стала меньше тратить время на руминацию («пережевывание» ситуаций), разобралась в собственных ощущениях, научилась управлять эмоциями, стала сама помогать коллегам с аналогичными проблемами. Особенно ценным для меня стало умение выходить из рабочих конфликтов, а не накапливать их.

Я научилась лучше различать эмоции, свои и чужие, признаваться, когда мне обидно и стыдно, и преодолевать эти чувства. Например, раньше я просто избегала людей, с которыми у меня когда-то вышел конфликт. После занятий я стала лучше контролировать эмоции и поняла, что напряженные ситуации — это «всего лишь бизнес», на них не стоит зацикливаться.

Спустя четыре года я наконец могу сформулировать, в чем же была главная проблема. Мне было страшно резко изменить карьеру, выйти из своих привычных моделей. Хотя сейчас удивляюсь, что переход из пиара в журналистику и редактуру казался мне таким грандиозным. Все-таки я осталась в теме, которая мне нравится, — HR, при этом выполняю творческие задачи.

Мне казалось, что желание сменить круг обязанностей — это неправильно, что меня никто не возьмет без богатого опыта. В результате я оказалась в кризисе. А всего и надо было — найти смелость попробовать себя на другой стезе, интегрировать пиар-опыт.

Когда я ушла в декрет, работодатель меня поддержал, тем более, что я иногда делаю для него проекты на удаленке. И также использую свое время, чтобы реализовывать сразу несколько журналистских проектов.

Для меня есть важный маркер. Четыре года назад я была абсолютно свободна, у меня не было никаких обязательств — но я листала вакансии и не видела ни одной подходящей. Было ощущение, что ничего интересного на рынке нет. А сейчас я вижу очень много проектов, в которых я бы хотела поучаствовать.

Как искать карьерного консультанта

Другой полезный навык, который я выработала, — умение находить правильного специалиста, который поможет разобраться в себе и карьере. Вот несколько советов:

  • Ищите специалиста из вашей отрасли, который знает специфику бизнеса и компаний на рынке. Карьера в корпорации и в стартапе, в химии и в маркетинге строится по разным правилам.

  • Оцените, «ваш» ли это человек по ценностям и взглядам на мир. Мы не сошлись в принципах с моим психологом. Для меня «достигаторство» было очевидной частью реализации, и я могла бы потратить годы на отказ от этого. Не факт, что я стала бы счастливее.

  • Уточните сертификацию специалиста. Например, коучей сертифицируют ICF и ICC. Карьерных консультантов официально выпускает НИУ ВШЭ и Школа карьерного менеджмента.

  • Ставьте четкие цели с консультантом — это половина успеха. Отмечайте движение вместе. В идеале можно обсуждать цели и результаты каждой сессии.