Как неспециалисты представляют себе архитектора? Они воображают творца за чертежной доской с карандашом или за электронным планшетом со стилусом в руке. На самом деле городской архитектор рисует и чертит 5% своего рабочего времени. Тогда в чем заключается его работа? ЧТД записал, что думает об этом преподаватель Института «Стрелка» Дарья Парамонова, генеральный директор Strelka Architects.

Творить в жестких рамках

Cовременные города уже построены, и в них все меньше и меньше места для реализации архитектурных амбиций. Надо работать с тем, что есть, и решать конкретные задачи: заполнить имеющиеся пустоты или «перепрограммировать» пространство под новые задачи. «Перепрограммирование пространства» — вот самая на сегодняшний день интересная работа для городских архитекторов. Очень часто это связано с проектами благоустройства территорий, которое последние несколько лет продолжается в крупнейших городах.

Но и в задаче перепрограммирования фантазия архитектора ограничена строгими рамками: нельзя нарушить идентичность уже сложившегося городского образа, надо выполнить требования экологичности, комфорта и безопасности, продумать функциональное зонирование. Все эти требования задокументированы в стандартах качественной городской среды. Многие стандарты действуют давно, еще с советских времен, но сейчас идет разработка и новых стандартов — это часть работы архитекторов.

Например, стандарт благоустройства Москвы, разработанный при участии КБ «Стрелка», состоит из четырех книг. Работа с таким стандартом похожа на конструктор.

Первая книга — «Пространственный код» — разбивает пространство города на десять типов. Эти типы удалось выделить после комплексного анализа 3 500 улиц Москвы. Для каждого из десяти типов разработан набор решений (эту работу тоже проделали архитекторы). Для микрорайонной застройки с широкими улицами и большими зелеными массивами — один набор решений, для центральной части города с узкими улицами, невысокими фасадами и небольшим количеством зелени — другой набор решений.

Анализировать то и это

Город создает рамки для творчества, но он же служит и источником вдохновения: чтобы его «перепрограммировать», архитектору нужно многое понять про него и его жителей.

Проект благоустройства начинается с анализа данных о территории: сбора исторических справок, анализа пешеходных и транспортных потоков. Конечно, архитекторы не обязаны лично собирать сведения, они обращаются к экспертам и внимательно анализируют собранную информацию.

Сейчас архитекторы пользуются в том числе цифровыми данными. Например, можно проанализировать в социальных сетях частоту размещения фотографий конкретных мест города, отдельных объектов, текст, которым эти фотографии сопровождаются. Так можно узнать, что местные жители думают о территории, какой у нее потенциал, — другими словами, стоит ли архитектору изменить назначение этого места или лучше сохранить то, что есть. Проводят и натурные, антропологические исследования: осмотры внешнего вида улиц, опросы местных жителей, глубинные интервью с фокус-группами.

Мыслить на уровне концепции

После того как собраны и проанализированы данные, наступает творческая часть: архитекторы придумывают, каким станет пространство. Пока без деталей, на уровне концепции, то есть самой идеи пространства.

Конкурс Садовое кольцо

Вот, например, как КБ «Стрелка» готовило проект благоустройства Садового кольца в Москве. Анализ огромного количества данных выявил ключевые проблемы.

Во-первых, Садовое кольцо было не улицей, а транзитной магистралью, хотя оно расположено в центре и вдоль него живут люди.

От переизбытка транспорта — постоянные пробки, пешеходам неудобно переходить дорогу, общее неприятное впечатление. Местные жители считали, что им не повезло с районом. Во-вторых, у этого пространства неравномерная структура: там, где в Садовое кольцо врезались магистрали, образовались пространственные лакуны.

Архитекторы предложили поменять приоритеты и превратить кольцо в садовое в прямом смысле, озеленить примыкающие к нему зоны, а еще сделать его более равномерным. Чтобы преобразить хайвей в улицу, пришлось принципиально пересмотреть транспортную схему. Конечно, это не задача архитекторов, новую схему разрабатывал московский департамент транспорта, но от архитекторов исходили базовые идеи: приоритет общественного транспорта, чтобы снизить поток автомобилей, сужение полос движения и в то же время организация единого количества полос на всем протяжении кольца.

Прислушиваться и убеждать

Разработать концепцию — полдела. Труднее ее отстоять. Или смириться с тем, что придется ее переделать. Сначала нужно получить оценку проекта от экспертов — вдруг что-то упущено? Это тяжелая стадия, любой автор боится критики. Когда проделана большая работа, сердце прикипело к идее, нелегко услышать, что проект в задуманном виде не годится, он может разрушить что-то из культурного наследия города или нарушить экологические требования.

Затем наступает время общения с теми, кто будет непосредственно пользоваться результатом. Перед архитекторами «старой школы» такой задачи не стояло, но сейчас разработка плана благоустройства территории предполагает учет общественного мнения.

И это правильный подход, ведь в конечном счете благоустройство делается для жителей. Проводятся встречи, жители задают вопросы, высказывают сомнения, пожелания, требования, спорят. Любая стройка по вполне понятным причинам вызывает недовольство: «Опять эти ужасные зеленые заборы у нас под окнами? Что здесь будет? Зачем это нам?»

Одна из самых частых историй: жители хотят больше парковочных мест. Но архитекторы понимают, что город нельзя превратить в одну большую парковку. Такова реальность.

Убеждать в таких вещах жителей — сложный, болезненный, но необходимый процесс. Иногда происходит наоборот: по результатам обсуждения концепции становится ясно, что действительно не учтено что-то важное, и концепцию приходится корректировать. Большой вклад в этот процесс вносят активисты, которые следят за неприкосновенностью исторических артефактов. Активистов не нужно бояться — к ним нужно прислушиваться.

Думать как инженер

Наконец, архитектор превращает согласованную концепцию в дизайн-проект. Эта стадия со стороны кажется главной, но на самом деле она — промежуточное звено между пластами других работ. Хотя отрисовка — безусловно, очень ответственный этап. На нем архитектор должен стать в какой-то степени инженером, чтобы продумать все ключевые моменты, вплоть до технических узлов.

Конкурс Садовое кольцо

Здесь не требуется такая детализация, как в проектно-сметной документации для строителей, которую разрабатывают другие специалисты на основе дизайн-проекта. Но совсем без технических знаний архитектору тоже не обойтись: качественный дизайн-проект легко масштабировать до технического задания и потом до проектно-сметной документации. Это в интересах самого архитектора, чтобы потом обошлось без сюрпризов от инженеров и строителей: «Что вы нам здесь нарисовали? Такое осуществить невозможно, сделаем по-другому».

Простейший пример: если концепция предполагает высадку деревьев вдоль улицы, то архитектор должен понимать, что станет с проложенными под землей коммуникациями, когда у деревьев разрастутся корни.

Проследить за всем

Готовый дизайн-проект — это еще не финал работы архитектора. Чтобы по итогам строительства не получилось нечто совершенное иное по сравнению с задуманной концепцией, архитекторам приходится контролировать каждый следующий шаг: помочь заказчику составить техзадание, проверить каждый скучный чертеж инженерных сетей (а вдруг там что-то ломает общую идею?), потом приезжать на стройку и лично следить за качеством работ.

Для работы архитектора на стройке есть специальный термин — авторский надзор. Он невозможен без ежедневного присутствия на стройке и детального контроля за каждой мелочью.

Строители в большинстве случаев не обладают таким уровнем квалификации, чтобы без подсказок построить улицу, особенно если предложены новаторские решения. Задача архитекторов — помочь им разобраться, что и как делать, и каждый день обеспечивать качество работ, чтобы ни одна деталь задуманного проекта не исчезла в ходе строительства.