Как меняется сегодня профессия архитектора, как и чему лучше учить будущих специалистов, какие навыки им потребуются? На эти вопросы пытались ответить директора школ и дизайнеры, участники конференции «Архитектор будущего», которую провел в сентябре Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». ЧТД записал основные идеи трех спикеров конференции.

Бенджамин Браттон, программный директор The New Normal, философ, диджитал-исследователь

«Архитектор будущего»

Конференция прошла в рамках образовательной программы АРХИТЕКТОРЫ.РФ, инициированной ДОМ.РФ и Институтом «Стрелка» при поддержке Минстроя России.

Я руковожу школой городского дизайна «Стрелка» The New Normal. Наши студенты изучают и архитектуру, и градопланирование. Мы убеждены, что важнее всего для архитектора – воспринимать, понимать и учиться новым практикам проектирования. Преподаватели занимаются исследованиями и академической работой в разных частях света и ненадолго приезжают в Москву, чтобы поработать со студентами. Это позволяет ученикам знакомиться с разными точками зрения, подходами.

У большинства наших студентов уже есть магистерская степень. Они заинтересованы в создании более продвинутой и концептуальной академической работы, стремятся сделать что-то экспериментальное, более рискованное.

Каждый год мы выпускаем примерно 30 студентов. Половина раньше занималась архитектурой и урбанистикой, среди остальных есть представители самых разных профессий: писатели, философы, киношники, экономисты, программисты, айтишники, физики. Половина студентов из России, половина из других стран, мужчин и женщин тоже примерно поровну. Все они заинтересованы в будущем городов и города как идеи, в будущем среды, в которой им предстоит жить.

Мы хотим формировать междисциплинарные исследовательские программы, учить студентов мыслить шире. У нас есть три направления: кино, стратегия и программное обеспечение; большинство проектов объединяют два из трех направлений.

Sever

В основу проекта Sever легло наблюдение за судном, исследующим арктическое побережье. Там сложились особые транснациональные территориальные взаимоотношения. Мы разработали токен валюты, Sever, который позволил бы маленьким экономикам, разбросанным по арктическому побережью, образовать единую экономику.

SHIFT

В проекте SHIFT мы постарались пересмотреть роль автоматизации в транспорте: представили будущее, в котором парки грузовиков автоматизированы, но сотрудники при этом сохраняют контроль над хорошо знакомыми им дорогами.

DOMA

Это проект, созданный первокурсниками. Они изучили рынок жилья и разработали систему, которая при помощи технологии блокчейн помогает решить проблему искаженного ценообразования, сделать всю сферу более прозрачной и в случае необходимости привлекать ключевых игроков к ответственности.

SEICHE

Для этого проекта студенты создали визуальный язык программирования, упрощающий перемещение сотрудников в рамках «временного города» Хоргоса в Казахстане, на пересечении китайских и европейских железнодорожных путей (Хоргос – Международный центр приграничного сотрудничества для беспошлинной торговли между Китаем и Казахстаном. – ЧТД).

Архитектура – отрасль, где очень большую роль играет клиент. Приходится много проектировать, разрабатывать варианты, прежде чем клиент согласится дать вам деньги. Другое дело – разработка софта: набросать и транслировать дизайн-идею гораздо проще.

Проблема современной архитектуры не в том, что не хватает специалистов, людей с по-настоящему хорошими идеями, а в том, что нет клиентов, способных эти идеи оценить.

Порой кажется, что пора перестать готовить архитекторов. Лучше начать учить клиентов. И нужны новые практики дизайна, которые будут работать в долгосрочной перспективе, расти, масштабироваться и воздействовать на мир по-новому.

Кристофер Пирс, руководитель краткосрочных курсов AA School

Лет десять назад мы пришли к идее AA visiting school – передвижной школы, цель которой – делать то, что невозможно делать в центре Лондона. (Именно там в 1847 году была открыта AA School, одно из престижных архитектурных учебных заведений в мире. – ЧТД). Мы хотели давать студентам нечто новое, то, что радикально отличается от образования, которое получают ученики на основных программах.

Проект строится вокруг нескольких ключевых идей:

1. Школе больше не нужно здание. Современное архитектурное образование должно отражать феномен XXI века – идею постоянного перемещения, движения. Мы вырываем студентов из привычного контекста, перемещаем в другие локации и просим экспериментировать. Мы построили кинотеатр в Африке, в удаленном месте, где до нас не было архитектурных объектов, и сформировали новые отношения между архитектурой и жителями.

2. Мы идем в ногу с глобализацией. Программы нашей передвижной школы длятся от пяти дней до пяти недель и проходят в 50 различных местах по всему миру. Только за последний год у нас учились 1729 студентов из 91 страны – в 2,5 раза больше, чем в нашей школе в Лондоне.

3. Не всегда нужно отправляться далеко в поисках экзотики. Мы доказали, что иногда самые необычные места можно найти ближе всего к дому.

4. Школа – скорее аэропорт, транзитный терминал, а не точка назначения. Современный архитектор – немного пилот, очарованный идеей путешествий.

5. К нам могут приходить люди с самым разным бэкграундом, которые в итоге становятся архитекторами.

К нам приходят студенты в возрасте от 17 до 80 лет. Как-то раз на программу в Тель-Авиве зарегистрировалась 65-летняя женщина, архитектор с 45-летним стажем, которой захотелось по-новому взглянуть на привычные дисциплины. Мне кажется, включение в образовательный процесс людей всех возрастов – шаг в правильном направлении.

Антон Башкаев, дизайнер бюро BIG

Архитектура сама по себе многослойна, в ней сохранилось много архаичных систем и практик, поэтому ее тяжело целиком поднять на новый уровень. Но есть и много нового: например, возможность 3D-симуляции, которая позволяет целиком воспроизвести проект и рендерить его в 3D.

И, конечно, она реагирует на появление новых технологий – тех же VR и AR (virtual reality и augmented reality). АR пришла в архитектуру из мира маркетинга, работы с коммерческими пространствами. В Нью-Йорке уже сегодня много компаний, которые создают авторские пространства для магазинов и брендов, в том числе тех, что изначально возникли в digital-поле, а теперь хотят заявить о себе в офлайн.

Физическая площадка в этом случае должна быть под стать уровню, до которого бренд развился в виртуальном мире, и создается общими усилиями маркетологов, архитекторов и дизайнеров.

Архитектура – довольно разноплановая сфера, и универсального понятия «архитектор» сегодня просто нет. Но если говорить о том, куда движется эта профессия, нельзя не отметить кардинальное изменение скорости работы.

Сегодня уже на третий-четвертый день работы над проектом может появиться убедительный рендер с фасадами, который можно показывать заказчику. Подготовить такой рендер помогают параметрическое проектирование и скрипты. Программирование будет становиться еще более мощным инструментом, и тот, у кого есть бэкграунд в архитектуре и навыки программирования, будет на шаг впереди.

Сейчас много говорят о том, что роботы в обозримом будущем лишат многих специалистов работы, но, думаю, специфика нашей профессии, ее системность, сложность таковы, что «изъять» из нее человека будет нелегко.

Конечно, отдельные процессы автоматизируются, и это только плюс: повышается эффективность. Но более тонкие и сложные задачи будут оставаться в руках человека.

Взять хотя бы индивидуализацию конкретного проекта под заказчика – машины пока не способны настолько глубоко понимать человека, чтобы давать ответы, которые дает архитектор.

Так что будет даже лучше, когда машина полностью возьмет на себя техническую часть: специалистам не придется тратить сотни часов на воспроизведение чего-то стандартного, известного, и можно будет готовить авторские чертежи и рендеры. И это будет что-то по-настоящему творческое и красивое.