Чем плохая дипломная или курсовая работа отличается от хорошей? Что нужно помнить студенту, чтобы провести исследование профессионально, написать о нем убедительно и заслужить высокую оценку преподавателей? Историк, доцент НИУ ВШЭ Александр Марей объясняет в девяти тезисах, в чем смысл требований к научному сочинению.

1. По моему мнению, цель университетского образования состоит в том, чтобы подготовить исследователя. Оговорюсь, что имею в виду сейчас классическое образование, о PR, бизнес-администрировании и тому подобном не говорю, так как не считаю себя компетентным в этих вопросах.

Итак, повторю, мы работаем для того, чтобы помочь студенту стать самостоятельным исследователем. То есть человеком, способным поставить вопрос, наметить путь к его решению и, проведя ряд аналитических операций, дать на него ответ.

Данный ответ, разумеется, представляется в виде текста. То есть, говоря проще, мы учим студента разбираться в чужих текстах (слово текст можно понимать расширительно) и создавать свои.

2. У этого дела — анализа чужих текстов и сотворения своих, — как и у всякого другого, есть свои правила и стандарты. Своя, если позволите, техника безопасности. То, что от неудачно написанного исследования еще никто не умер, не делает эту технику безопасности менее значимой. И мы, университетские преподаватели, учим студентов этой технике.

Александр Марей
Александр Марей

Ведь мы не столько «даем им новую информацию» (для этого есть библиотеки или интернет), сколько «учим, как с ней обращаться». Не столько «что», сколько «как» и «зачем», иными словами. Соответственно, на выходе мы и спрашиваем со студента (или, по меньшей мере, должны спрашивать) демонстрацию того, насколько он или она владеет этими навыками, в какой мере освоил(а) эту технику безопасности.

3. Правила бывают абсурдными, мешающими и устаревшими (как, например, навязшее у всех в зубах различение «объекта и предмета исследования»). Однако по большей части каждое из них имеет свою цель, свое предназначение. Применимость же общих правил к каждой конкретной работе обосновывается каждый раз специально. Для этого есть особый раздел, называемый «Введение».

4. Так, одним из основных, базовых правил является правило целеполагания. Приступая к исследованию, человек (любой, будь то студент или маститый академик) должен определить, зачем он это делает, чего он хочет достичь.

Иными словами, он должен поставить тот вопрос, ответ на который будет представлять собой его курсовая, выпускная квалификационная работа или диссертация.

Следом, как правило, формулируются вопросы меньшего порядка, ответы на которые помогут в достижении финального, главного ответа. Эти вопросы мы называем «задачами». Они структурируют мысль исследователя, помогают ему выстроить план будущей работы.

Правило это было сформулировано, как самый минимум, Декартом, а вообще-то, задолго до него, в рамках европейской схоластической культуры. Важно, однако, другое. Без соблюдения этого правила не может состояться ни одно исследование — ведь если человек не может ответить себе, зачем он проводит те или иные интеллектуальные операции, он создаст лишь поток сознания. И это еще в лучшем случае.

5. Вторым (по порядку, не по значимости) выступает правило позиционирования своего исследования в ряду других. Нужно это по двум причинам. Во-первых, чтобы не изобретать велосипед, порох или иные прекрасно известные вещи. Во-вторых, чтобы проявить уважение к предшественникам и современникам.

Вторая причина не менее важна, чем первая. Наука — это прежде всего система человеческого общения, сеть, в которой вы связаны и с теми, кто был до вас, и с теми, кто есть сейчас, и с вашими же последователями.

Уже поэтому в рамках ответа на вопрос об «исследованности темы» неплохо было бы проследить не просто, кто, когда и что говорил (это минимум), но и почему он это делал.

Простроить линии научной мысли, показать свое место среди них, проследить преемственность, споры, разрывы. Среди прочего, это, на мой взгляд, очень интересно.

6. Не менее важно и правило рефлексии основы (базы) вашего исследования. Почему вы рассматриваете ту или иную проблему именно на этом материале?

Достаточен ли материал, собранный вами, или избыточен? Можно ли ему верить, и если да, то в чем?

Это не говоря уже о том, что «материал», как правило, был создан людьми, предшествующими вам: кто эти люди? Зачем и почему они сделали то, что сделали? Кем это было замечено, востребовано и развито?

7. Для «продвинутых пользователей» есть и еще одно правило, сродни двум предыдущим, — правило рефлексии своего инструментария. Почему вы используете те или иные методы для анализа? Применимы ли они здесь, а если да, то почему? А если нет, то какие иные нужно найти?

Но это, повторю, требует уже изрядно набитой руки и нешуточной эрудиции, которая есть не у всех. Поэтому раздел методологии во введении, по моему мнению, можно и не писать, так как обычно он пишется лишь «для галочки», бессмысленно и беспощадно.

8. Все остальные вещи (проклятая богами и людьми актуальность исследования, практическая его применимость, упоминавшиеся здесь выше объект и предмет), по-моему, уже от лукавого. Они не необходимы, а следовательно, избыточны.

9. Самое же интересное в том, что игнорирование любого из трех основных названных мной правил (пп.4-6) приведет к серьезным дефектам в изложении самого ценного в любом исследовании — авторских идей.

Текст, лишенный целеполагания, рефлексии материала для исследования или позиционирования исследования в более широком контексте, будет, как правило, выглядеть жалко и убого, калекой в окружении здоровых людей. И, как и в приведенной метафоре, вина за это будет лежать не на тексте — он лишь претерпевает действия его автора, — но как раз на том самом авторе.