Понять свое призвание и построить карьеру еще не значит навсегда застраховаться от личных кризисов. Именно по этой причине Мария Кича, успешный юрист и преподаватель из Ростова-на-Дону, начала путешествовать по Ближнему Востоку — сначала одна, а потом с экскурсионными группами. Она рассказала ЧТД, как среди песка, камней, мечетей и обломков древних цивилизаций нашла не только покой, но и вдохновение для двух книг.

Я юрист не только по профессии и образованию, но и по призванию. Мне повезло довольно быстро это понять. Уже семь лет я практикующий юрист и преподаватель Российского государственного университета правосудия. Занимаюсь теорией и историей государства и права, историей политических и правовых учений, философией права, читаю лекции и получаю от этого огромное удовольствие. Два года назад, в 27 лет я защитила кандидатскую диссертацию.

А Ближний Восток случился со мной нежданно-негаданно, когда мне было 24. Я поняла, что моя жизнь устоялась, в ней все четко, понятно и идет по заданному плану.

Возможно, в тот момент я переживала нечто вроде экзистенциального кризиса: вроде бы все хорошо, но чего-то не хватает.

И тут я вспомнила о своих детских мечтах. Я всегда знала, что буду путешествовать. Не в составе туристической группы на комфортабельном автобусе и с русскоговорящим гидом — «посмотрите направо, посмотрите налево», а с рюкзаком за спиной и по самостоятельно проложенному маршруту. Прочитанные книги, иностранные языки, интерес к истории, умение водить автомобиль — теперь я понимаю, что все это ложилось в общую копилку, чтобы пригодиться мне в осуществлении мечты.

Путешествия - внутрь 01.jpg

Моя история любви началось на берегах Босфора — я летела из Ростова в Одессу к друзьям с пересадкой. И выбрала транзит через Стамбул. По плану знакомство с городом должно было ограничиться заходом в Айя-Софию и прогулкой по Галатскому мосту.

Я была уверена, что Стамбул не сможет меня ничем удивить после любимой мной Европы и что пары часов с головой хватит для знакомства с ним. К счастью, я ошибалась.

Я поймала такси и поехала к Галатской башне. Старый Nissan Almera медленно полз по трамвайным рельсам между торговых рядов, пешеходы буквально лезли под колеса. Развалившись на заднем сиденье и изнывая от зноя, я пыталась вспомнить, сколько раз видела все это: узкие улочки старого города, разбитую брусчатку, банальные сувениры по завышенным ценам. Тошно, скучно, неинтересно. Где красота? Где восторг? Тоже мне, «город души»...

И тут произошло чудо. Мы выехали к Босфору. Именно в тот момент я влюбилась. С первого взгляда. Окончательно и бесповоротно. В Стамбул и в Ближний Восток. Я буквально шкурой почувствовала, что за банальными открытками и сувенирами кроется живая история, огромный информационный массив, неописуемая красота и великая культура. И что мне обязательно надо со всем этим разобраться.

Так начались мои странствия по Ближнему Востоку — и в гордом одиночестве, и с друзьями, и с экскурсантами. Потому что я не могу держать такую огромную любовь в себе — обязательно надо с кем-то поделиться.

В течение пяти лет я писала заметки, вела дневники, собирала фотографии, изучала тематические сайты, читала литературу по истории и культуре региона, разрабатывала маршруты и — самое главное — ездила по ним сама. При любой возможности я собираю рюкзак, заказываю авиабилеты и исчезаю хотя бы на несколько дней. Такой график вполне удается совмещать с работой — есть выходные, праздники, каникулы. Преподавательский отпуск составляет 56 дней (а не 28, как у всех). То есть возможность всегда отыщется — было бы желание.

Сейчас у меня в голове десятки самых разных маршрутов — как в масштабе одной страны, так и с охватом нескольких. За пять лет мне посчастливилось побывать в Алжире, Бахрейне, Египте, Израиле, Иордании, Иране, Катаре, Ливане, Марокко, Объединенных Арабских Эмиратах, Омане, Сирии, Тунисе и Турции. Я стремлюсь максимально прочувствовать Ближний Восток, поэтому посетила каждое из этих государств минимум трижды. Некоторые города — более десятка раз. Стамбул — рекордсмен: я была там более 50 раз.

У меня часто спрашивают, не страшно ли путешествовать по такому опасному региону. Отвечаю: нет! В государства, куда сейчас действительно лучше не ездить, меня не пустят. А жаль.

Потому что очень хочется побывать в Йемене, Ираке и Ливии, это колыбель цивилизации. В некоторые страны (например, Кувейт и Саудовскую Аравию) я смогу получить визу в лучшем случае через несколько лет, достигнув определенного возраста или выйдя замуж.

На самом деле никому нет дела до туриста, который ведет себя вежливо и адекватно. Ему могут даже простить некоторые проступки — несоблюдение комендантского часа, нарушение режима посещения достопримечательностей, хотя подобных ситуаций, разумеется, следует избегать. Штраф могут выписать такой, что путешествовать дальше будет не на что. Про тюремное заключение и депортацию даже говорить не хочется. Впрочем, соблюдение элементарных правил безопасности и норм этикета почти всегда убережет от конфликтов с полицией и местным населением.

В конце концов, как говорил американский фантаст Роберт Хайнлайн: «Абсолютной безопасности не бывает. Если уж человек живет, он должен рисковать».

Я считаю себя человеком очень осторожным и никогда не полезу на рожон, не буду искать «приключений» на свою голову. И даже стихийная поездка в Сирию в августе этого года не стала исключением: в настоящих «горячих точках» я не была. Но ведь невозможно познакомиться с Ближним Востоком и полюбить его, не выходя за территорию отеля или гуляя исключительно по туристическим местам.

Ближний Восток многому меня научил. Например, завязывать арафатку пятью способами, быстро ориентироваться в чужих городах, готовить еду на костре, бережно относиться к воде, взбираться на барханы, торговаться, объясняться на вавилонской смеси языков и засыпать в любом месте в любое время.

Я привыкла путешествовать с одним рюкзаком, есть руками, пить в жару айран и горячий чай и неделями не говорить по-русски. Выучила турецкий и разговорный арабский.

Я считаю, что нырять в Средиземное море веселее с полуразрушенных финикийских стен города Батрун, лучший вид на Стамбул и Тель-Авив открывается с крыш старых домов и караван-сараев, а самый вкусный хумус на Ближнем Востоке готовят в обычных амманских забегаловках для рабочих.

Путешествия - внутрь 02.jpg

Я жила в лагерях бедуинов и мужском монастыре. Испытывала температурные колебания от + 60о С до — 20о C, мокла под дождем, попадала в снежные и песчаные бури. Ночевала в пустынях и на крыше армянского храма в Назарете.

Была свидетельницей двух наводнений, террористического акта, землетрясения и попытки военного переворота. В Аммане и Хайфе вызволяла своих туристов из полицейского участка. В Стамбуле, Каире, Кене, Порт-Саиде, Исмаилии и Суэце сама попадала в полицию.

А еще я угоняла верблюда у бедуина, видела разрушенные войной сирийские города, убеждала местных пограничников впустить меня в Дамаск, провозила в Иран алкоголь и познакомилась с египетским работорговцем. Историй очень много — наверно, им можно посвятить отдельную книгу.

Путевые заметки превратились в книгу «Под паранджой Стамбула: историческая мозаика» (отрывок из нее можно прочесть здесь). Идея написать ее возникла именно потому, что от информации и впечатлений меня просто разрывало на части.

Пережитое и передуманное хотелось зафиксировать и рассказать. Работа над книгой заняла в два раза больше времени, чем планировалось, — около года без отрыва от работы и прочих дел.

Но материал я собирала и анализировала в течение четырех с половиной лет, задолго до того, как родилась мысль о книге.

Конечно, многое осталось за кадром. Я старалась выдержать баланс между рассказами о собственных путешествиях и впечатлениях, историческими и литературными вставками, цитатами из различных источников, дорожными байками, описанием достопримечательностей и нетуристических мест. Мне хотелось расстелить ткань повествования, словно старинный восточный ковер, где причудливо сплетаются красочные узоры истории и современности, реальности и вымысла.

Мои старания не пропали даром — книгу взяло московское издательство «Кучково поле». Она должна выйти в обозримом будущем, и тогда я буду самым счастливым человеком на земле.

Идея второй книги — про династию Хашимитов — возникла из моей любви к Иордании: мне захотелось побольше узнать о правящей там династии. Книг, посвященных Хашимитам, в России нет, поэтому я решила написать такую книгу сама. Идею одобрило издательство «Молодая гвардия» для серии «Жизнь замечательных людей».

К счастью, издательствам не важно профильное образование автора, его дипломы и «корочки». Им нужен качественный, информативный, небанальный текст, а кто его написал, востоковед или нет, не так важно.

Хотя юридическое образование очень помогает мне в написании книг — оно учит анализировать, работать с большими объемами информации, искать источники и, главное, — докапываться до истины.

У меня есть паблик в ВК, посвященный Ближнему Востоку, — «Middle East is not so far away», там уже более 11 тысяч человек. Это значит, что история, культура и эстетика Ближнего Востока, а также мои путешествия по этому древнему и интересному региону интересны многим.

Ближний Восток, подобно яду, попадает в кровь и вызывает либо отторжение, либо привыкание. Мне дорог каждый километр, пройденный по его дорогам, каждый рассвет и закат над этой древней землей, каждый камень, на который ступала моя нога. Для меня расстояния и пространства от Ирана до Марокко превратились в форму самопознания и путь к себе.

Ближний Восток дал мне шанс прожить еще одну жизнь — яркую, насыщенную и полную впечатлений. Годы путешествий помогли победить страхи, понять, что есть жизнь вне всяких стен, и получить самый ценный подарок — осознание таинственности и многообразия мира. На Ближнем Востоке я выпустила джинна из бутылки: поняла, что могу быть смелой, свободной и счастливой, независимой от людей и обстоятельств.