Решив наконец получить образование, бывший дизайнер Лариса Попова столкнулась с необходимостью сдать ЕГЭ. Она рассказала ЧТД о своей бурной трудовой биографии и об обретении профессии спустя четверть века после школы.

У нас в семье говорили: «Высшее образование не дает среднего соображения», то есть относились к нему несколько скептически. Папа был инженер, и родители хотели, чтобы я поступила в судостроительный институт в Керчи, где мы жили. А еще больше они хотели, чтобы я нашла себе мужа — там обычно в группе 20 мальчиков на 2 девочки. Я пошла и специально завалила экзамены, потому что быть инженером я совершенно не хотела. Я хотела быть биологом.

Как я стала дизайнером

Речи о том, чтобы куда-то уехать, не было, и я пошла работать. Искала себя: то шила в ателье, то была секретаршей в типографии, то инструктором служебного собаководства в милицейском питомнике. Вскоре я вышла замуж, и мы с мужем в поисках приключений уехали на Север, под Воркуту.

Мне было 20 лет, и такая развеселая жизнь мне нравилась, но с ребенком стало уже не так весело. Через несколько лет мы оказались в Горловке у родителей мужа, где он устроился в редакцию. Я заходила туда в гости, а когда им надо было делать книгу, заявила, что могу ее сверстать, хотя понятия не имела, как это делается. Все получилось, и я решила, что это перспективное дело, которым можно заниматься.

По поводу отсутствия высшего образования я совершенно не переживала, но в профессии все-таки ощущала себя вторым сортом, не хватало базиса. Старалась его поднабрать, ходила на уроки рисунка, скачивала книги, но все равно не очень отличала шрифты и типы верстки.

Для меня профессия так и осталась прикладной, пришлось смириться с тем, что я ремесленник, а не творец.

Но однажды закрылся московский журнал «Доктор тревел», где я на тот момент работала. Мы освобождали помещение, сваливали бумаги в гору посреди офиса, чтобы вынести их на помойку. И это произвело на меня невероятно гнетущее впечатление: все эти годы я производила мусор.

В хороших редакциях кабинеты дизайнеров обычно имеют холодный серый тон стен и штор, чтобы на мониторе ничего не отсвечивало и были видны натуральные цвета. И вот я ходила по этим серым кабинетам на собеседования и видела там людей с синяками под глазами, которые сутками торчали у мониторов. Ходила, пока не поняла, что не смогу этим заниматься.

Решила для начала уйти во фриланс, были кое-какие заказы, но немного, деньги стали заканчиваться, поддерживал второй муж. Я ждала, когда меня осенит, чем полезным и вдохновляющим я хочу заниматься. Ничего не могла придумать и в конце концов погрузилась на пять лет в депрессию.

Оттолкнуться от дна

Дно наступило два года назад, когда я не смогла поступить в медицинский колледж. В тот момент я решила попробовать себя в реабилитологии. Для этого не обязательно иметь высшее образование, а поступление в бесплатный колледж — это просто собеседование и конкурс аттестатов. Но я плохо училась!

Вот ты приносишь этот свой аттестат 1991 года, пахнущий советскими документами, и не проходишь по конкурсу туда, куда берут чуть ли не всех!

У меня случилась истерика и я наконец обратилась к психотерапевту. Мне очень тяжело дался этот шаг, так как я считала, что надо взять себя в руки и справиться самой. Но после лечения антидепрессантами и терапии мне стало лучше. Я решилась спросить у своего терапевта, где она училась, потому что тоже захотела пойти туда. Это оказался Московский институт гештальта и психодрамы, он дает дополнительное образование.


Лариса Попова


Но чтобы сертифицироваться и работать клиническим психологом, нужен диплом вуза, и я решила получить его максимально простым способом. Нашла вариант недорогого дистантного обучения. И тогда выяснилось, что ЕГЭ все равно придется сдавать.

«Это просто невозможно»

Помню, мы ночью пошли с мужем в круглосуточный Subway. Я сидела и говорила, что никогда в жизни не смогу сдать ЕГЭ, это просто невозможно. Особенно обществознание казалось мне нереальной задачей. Это просто огромный предмет, включающий философию, психологию, религиоведение, политологию, конституцию РФ, экономику и право.

В учебниках по обществознанию рассказывается про гражданское общество, где каждый человек разбирается в законах. И да, пока все этого не выучат, гражданского общества не будет! 

Школьникам тяжело в этом объеме сориентироваться, но поскольку у меня была какая-то база по философии, психологии, религиоведению, то я смогла сосредоточиться на том, чего не знала.

Мне было интересно. Окружающие иногда выдавали такие перлы по темам, которые я как раз проходила... Например, мало кто понимает, почему в качестве борьбы с инфляцией используется снижение социальных выплат, а было бы хорошо, чтобы люди об этом знали. Конечно, их не будет меньше расстраивать от этого маленький размер пенсии, но есть какие-то экономические законы, на которые нельзя закрывать глаза.

Что касается пенсионного возраста, кстати, я всю жизнь была нелегалом. У меня давно нет трудовой книжки, и я ни на что особенно в этом смысле не рассчитываю. А работать планирую до тех пор, пока у меня язык ворочается.

Кроме обществознания, мне нужно было сдавать русский и биологию. Русский я почти не учила, а вот биология оказалась очень сложной, пришлось скачивать дополнительные учебники. Ничего общего с тем, чему учили нас! Например, у нас генетика на законе Менделя заканчивалась, а теперь надо решать задачи по генетике.

Бойфренд моей дочери сказал, что для подготовки к ЕГЭ мне понадобится года три. Но мне хватило года, из которых интенсивно я занималась только последние несколько месяцев.

Муж поддержал меня, а все остальные говорили, что я сошла с ума и мне надо просто купить диплом. Но подделка документов — подсудное дело, а в моей биографии только тюрьмы не хватало...

Сначала думала пойти на какие-нибудь курсы при университетах, но постеснялась. Репетитор — дорого. Нашла сайт и приложение, которые предлагают систему самостоятельной подготовки: эти 3 предмета можно выучить за 9 тысяч в год. Причем если позже купишь услугу, то всего 7 тысяч, так как меньше времени на подготовку. Я некоторое время сомневалась, а после скидки решилась купить.

Мне было очень тяжело, я прямо помню ощущение, как будто двигаешь трактор голыми руками, пока заставляешь себя сесть заниматься. Более мобильным этот «трактор» стал только за пару недель до экзаменов.

Как списать под камерами

До 1 февраля надо было не забыть зарегистрироваться в Институте открытого образования. К апрелю мне выдали бумажку с рандомным распределением по школам — что где сдавать, и, конечно, все они находились в каких-то дырах в разных концах города.

Так называемые выпускники прошлых лет (вроде меня) сдают экзамены подряд в течение трех дней, и я надеюсь, что такое зверство в моей жизни больше не повторится, — это очень трудно!

Перед тем как отправиться на экзамен, я читала всякие отзывы, что протокол ужасный, что учителя ведут себя как роботы. Но это не так: они ведут себя не как роботы, а как люди, которым все запрещено. Например, я увидела опечатку у себя в тесте, которая влияла на ответ, а учительница говорит: «Извините, ничего не могу подсказать, но сообщу об этом».


Лариса Попова


Проносить с собой ничего нельзя, берешь только 2 ручки и паспорт голенький, без обложки. На входе, как в аэропорту, обыскивают металлоискателями, несколько раз проходишь через кордоны. Все листочки, которые выдают, пронумерованы, нельзя даже платок положить на стол — везде камеры.

Но я все равно умудрилась списать один ответ, так как у девочки рядом был совершенно случайно точно такой же вопрос и крупный почерк. На самом деле я знала все сама, но переволновалась и забыла.

Теоретически в туалете еще можно что-то почитать. Выносить бланки и ручки из аудитории нельзя. Бумажные шпаргалки прячешь под юбкой и все — там-то нет камер.

Я тоже проносила шпаргалки, но они мне не помогли, потому что все сложные темы записать невозможно, и именно нужного я не записала. На самом деле это было гораздо легче, чем я думала. Все катят бочку на ЕГЭ, что он отупляет и прочее, но, между прочим, 8 из 28 вопросов имеют открытый ответ, где ты должен расписать все своими словами. Мне показалось, что все было по делу, и вели себя с нами приветливо. Сдала я на 220, а если бы меньше прокрастинировала, то сдала бы и на все 300.

«Кто-то должен был это произнести!»

Я думала, что когда все закончится, наступит облегчение, освобождение, но у меня случилась дикая апатия. Даже когда через 10 дней я узнала результаты, веселья не наступило. Не хотелось никуда выходить, ничего делать: недели три сидела дома и смотрела сериалы.

Радость я почувствовала, только когда внесла деньги в институт. Стало ясно, что я достигла цели. Занятия начинаются только 3 сентября, я уже жду не дождусь и готова прямо сейчас идти. Думаю, что в образовании есть смысл, это не просто бумажка!

Оказалось, что я очень люблю учиться и хочу делать это не дистанционно, а вместе с другими, потому что это совсем иначе. И хотя я продолжаю учебу в Институте гештальта, для высшего образования я выбрала дневное отделение в Институте психоанализа, где буду пять с половиной лет изучать клиническую психологию.

Когда меня осенила эта светлая мысль, муж сказал: «А ты понимаешь, сколько тебе будет, когда ты закончишь?» Кто-то должен был это произнести!

Ну и что, какая разница? И какие у меня варианты? Раньше меня преследовал страх, что я старею. Вся жизнь была закручена вокруг мужчин, и было непонятно, что я буду делать, когда эта схема рухнет. А сейчас мне нравится мой возраст: чем я старше тем лучше. Ведь я собираюсь консультировать взрослых людей, а им некомфортно, когда ты моложе. В этой профессии годы работают на тебя.