Бизнес-тренер и психолог Елена Сидоренко на 12-м Санкт-Петербургском саммите психологов рассказала о будущем своей профессии и вызовах цифровой эпохи. Данные, накопленные за годы работы и представленные в таблицах и схемах, наглядно показывают основные компетенции бизнес-тренера, его профессиональные задачи, а также потребности участников тренингов.

Елена Сидоренко —

кандидат психологических наук, коуч, бизнес-тренер. Проводила корпоративные мастер-классы во множестве компаний, включая такие, как «Лукойл», «Мегафон», РЖД. Ее сайт elenasidorenko.com

Любопытно, кстати, что среди таких потребностей сотрудников компаний, как интересная работа, профессиональный рост, причастность к большим целям компании и прочее, у крупных корпораций вроде нефтедобывающих или занимающихся перевозками на первом месте стоит запрос на доверие к руководству и желание большей прозрачности.

Но самая волнующая и наиболее интересная для непрофессиональной аудитории часть лекции связана с вызовами будущего, самоощущением руководителей и работающих с ними бизнес-тренеров в новой цифровой реальности.

Главный вызов, по мнению Елены Сидоренко, состоит в новой психологии людей, выросших в окружении гаджетов, и в том, насколько способны представители разных поколений договориться друг с другом. Вот несколько фрагментов из получасового выступления.


О «лошадином тренинге»

«Эмоционально-энергетическая составляющая — это умение создать мотивирующую среду, умение сделать так, чтобы тренинг был увлекательным. Если он не увлекательный, то это — „лошадиный тренинг“. Оппонент на моей кандидатской диссертации, Авксентий Цезаревич Пуни, сказал мне:

„Я посмотрел в Малую советскую энциклопедию и увидел, что тренинг — это дрессировка лошадей. И чем же вы, деточка, занимаетесь?“

Это было уже очень много лет тому назад, но с тех пор я использую эту метафору. „Лошадиный тренинг“ — это тренинг, в котором человеку предлагается многократно повторить одно и то же действие, пока он не добьется правильного выполнения. Такой тренинг применяется, скажем, в продажах».

О страхах

«Молодежь обладает большей информационной властью, чем ее руководители. Она быстрее может найти любые сведения. Это выбивает почву из-под ног руководителей, и из-под ног тренеров тоже».

О поколении Z

«В ноябре 2017 года после некоторых колебаний я решила подарить сыну своей племянницы планшет — ему исполнялось полтора года. Я боялась, что племянница будет против, потому что многие родители оберегают своих детей от технологий. Мне-то кажется, что они таким образом обрекают их быть какой-то вечной деревенщиной на фоне других.

В общем, я решила, что подарю, а она пусть решает. Я принесла на семейный праздник этот планшет и сказала — вот, детский планшет. И как же реагирует моя племянница? Она говорит: „А почему детский? Ему уже полтора года!“ А детский он только в том смысле, что у него есть специальная защищающая обертка на случай, если ребенок его уронит».

Об эмоциональном интеллекте

«Эмоциональный интеллект — это тоже вызов. Я занимаюсь им с 2003 года. Сначала я пришла к выводу, что это просто вежливость.

Потом я решила, что эмоциональный интеллект — это коммерческий проект. Так же, как, например, проект по объявлению сливочного масла „вредным“.

За этим, если вы помните, стояли производители растительных масел. Я пришла к выводу, что трудно было продать психологию руководителям, зато можно было продать эмоциональный интеллект: и интеллект, и эмоции — это что-то узнаваемое и важное, это продается. Но эмоциональный интеллект — это искусство управлять отношениями».

О новой роли тренеров

«Будущая роль тренера — это посредничество между цифровым и реальным миром. Главные темы тренингов будущего — коммуникации и живое общение: кросскультурное общение, поскольку мир будет без границ; кросспоколенное общение, потому что им будет трудно находить общий язык — прервалась связь времен; кроссгендерное общение.

Когда я выступала в Англии, студенты попросили меня изложить 40 этапов, как знакомиться и развивать отношения, — все расписано, алгоритм!

Также будет востребован тренинг жизненных навыков: как учиться, как находить друзей, как узнать свои особенности, и так далее. Отдельный важный аспект — тренинг сетевого интеллекта.

Тренинг для тренеров, для тех, кто будет учить других, — это будет по-прежнему востребовано. И, наконец, тренинг для счастья... Когда я предлагаю тренерам творить то, что само собой выплескивается, подавляющее большинство тренеров создают тренинг счастливой жизни».