Прочитать новость или информационную статью куда проще, чем сложную научную книгу. Такие тексты мы просматриваем бегло, между делом. И оказываемся дезинформированными. Почему так происходит и как этого избежать, ЧТД рассказывает в совместном с МГПУ проекте «Как мы читаем».

Фейки, недобросовестная реклама под видом редакционной статьи, пропагандистские приемы и другие способы манипуляции сознанием читателей всегда были в арсенале журналистов и пиарщиков. Но с появлением интернета источников информации стало больше, а значит, и попыток манипуляций тоже. А вот времени на критическую оценку новостей у нас сегодня гораздо меньше.

На основании информации мы принимаем важные решения. Нам кажется, что мы достаточно образованны и опытны, чтобы разобраться, где правда, а где ложь, где сухие факты, а где пропаганда или попытка продать нам что-то ненужное. Так ли это на самом деле?

Половина россиян не сравнивает новости из разных источников

Медиаграмотный человек ориентируется в медиапространстве, ищет нужные ему новости и проверяет факты, допуская, что информация в СМИ может быть неполной или искаженной.

Аналитический центр Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) в 2017 году исследовал цифровую грамотность россиян. Понятие цифровой грамотности включает в себя в том числе медиаграмотность.

Результаты опроса НАФИ показали: большинство опрошенных (72%) прекрасно понимает, что даже те СМИ, которым они доверяют, могут сообщать неполную информацию либо преподносить ее в выгодном кому-то свете.

Однако полезная привычка сравнивать разные источники новостей, чтобы удостовериться в правдивости освещения событий в конкретном СМИ, есть лишь у половины опрошенных.

Неудивительно, что, по данным фонда «Общественное мнение», почти половина россиян сталкивалась с новостями, которые вызывали доверие, а потом оказывались фейковыми.

Большинство взрослых путает факты с мнениями

Весной 2018 года в США провели исследование, насколько хорошо взрослые люди умеют отличать факты от мнений. В опросе приняли участие 5 тыс. респондентов. Их вниманию предлагали 12 типичных новостных заявлений, из которых пять сообщали о фактах, пять представляли собой мнения и два были пограничными: их нельзя было однозначно определить ни как факт, ни как мнение. Например: «Расходы на общественную безопасность и здравоохранение занимают самую высокую долю в федеральном бюджете США», «Демократия — самая совершенная форма правления», «Нелегальные эмигранты — большая проблема для страны».

Респондентов попросили распределить заявления на факты и мнения, независимо от того, считали ли они факты точными и были ли согласны с мнениями. Правильно выделить все пять фактов смогли только 26%, а все мнения — 35% опрошенных. На результаты влияли политическая осведомленность, уровень доверия и интереса к новостям, а также цифровая грамотность респондентов — чем они были выше, тем лучше люди справлялись с заданием.

Но даже в самых «продвинутых» группах респондентов доля тех, кто правильно распознал все факты, не превысила 39%, а тех, кто правильно выделил все мнения, — 44%. Если мы не отличаем факты от мнений в информационном сообщении, мы легко поддаемся манипуляциям.

Почему не всему написанному можно верить

Информация считается фактом, если она может быть подтверждена или опровергнута объективными доказательствами. Например, утверждение о том, что 9 из 10 выпускников вузов в России работают не по специальности, — факт. Можно найти статистические данные или другие исследования, которые подтвердят эту информацию либо докажут ее лживость. Авторитетные СМИ пишут о фактах только после их серьезной проверки и ссылаются на источник.

Мнение — это всего лишь чья-то точка зрения, оценочное суждение. Мнение основывается на ценностях и убеждениях того, кто его высказывает. Доказать или опровергнуть мнение с помощью доказательств невозможно. «Бесплатность высшего образования приводит к переизбытку специалистов на рынке и безработице» — это мнение. Причин безработицы и переизбытка специалистов множество, мы не можем точно знать, какая из них основная.

Журналистов учат тому, что новостная заметка должна складываться из ответов на шесть основных вопросов: Кто? Что? Где? Когда? Почему? Откуда нам это известно? Вопросов может быть и больше, но эти — основные.

Первые четыре вопроса — про факты, последний — про источник информации, он важен для доверия к ней. Ответ на вопрос «Почему?» бывает как фактом, так и мнением в зависимости от того, возможно ли точно установить причину или о ней можно только гадать.

Для полноты картины иногда важна предыстория: что происходило до события. Это дополнительные факты, но иногда без них нельзя сделать полноценные выводы о событии.

Сухая новость из одних только фактов может быть скучной или непонятной для читателя, ведь ему чаще важно не что произошло, а какие последствия это событие будет иметь для него. Поэтому в новости, как правило, есть еще и ответы на вопросы; Что это значит? Какой прогноз? Чем это грозит? Это уже не факты, а мнения.

В идеале факты в новостном сообщении должны быть проверенными, а само сообщение — беспристрастным. Но в реальности существует множество способов запутать читателя: играть с фактами, а через мнения транслировать нужные идеи и установки.

Как распознать информационные трюки

Прямая ложь. Бывают ситуации, когда даже солидные издания или спикеры повторяют новость, увиденную у кого-то другого, без должной проверки фактов, а она оказывается выдумкой.

Как читателю не попасться на эту удочку? Задействовать критическое мышление и не лениться провести элементарный фактчекинг, если новость имеет для вас значение. Кого издание называет своим информатором? Источник назван прямо или он анонимный? Что писали про это другие СМИ?

Где можно проверить информацию

  • О событиях — на официальных сайтах госорганов и организаций, в сообщениях других СМИ, в соцсетях на страницах очевидцев.

  • О документах — на сайтах справочно-правовых систем («Гарант», «Консультант Плюс»), на официальных сайтах органов власти.

  • Другие факты — на профильных сайтах, в результатах исследований, с помощью карт, энциклопедий.

Как минимум можно установить, какое из изданий разместило в интернете новость первым, и оценить, стоит ли ему доверять — это авторитетное СМИ или «желтая пресса».

Утаивание фактов. Иногда достаточно скрыть в сообщении часть фактов, сфокусироваться только на второстепенных деталях, умолчав о главном, чтобы общий смысл информации изменился.

Восстановить истину можно, обратившись к первоисточнику и самостоятельно поискав информацию в других источниках. Например, в новостях часто мелькают результаты сенсационных научных исследований. Многие ли читатели обращаются к оригинальному описанию исследования, даже если в статье есть на него ссылка?

В начале июня 2018 года интернет облетела новость о том, что обычная пищевая сода может спасти от рака. «По словам специалистов, — говорилось в новостях, — употребление разбавленной в воде соды делает раковые клетки более восприимчивыми к лечению, опухоль лучше поддается химиотерапии».

Эти новости основывались на оптимистичном пресс-релизе института, который провел исследование на мышах. Именно пресс-релиз послужил первоисточником, хотя ссылались в новостях на гораздо более сдержанную и совсем не сенсационную по научным меркам статью, опубликованную в медицинском журнале Cell.

Издания, опубликовавшие новость, не упомянули тот факт, что попытки лечить рак содой не новы и для людей опасны. Будь в новости комментарий эксперта, который пояснил бы суть исследования, она утратила бы сенсационность.

Искажение информации. Бывает, что информацию искажают, подавая ее в «нужном» свете — например, предоставив экспертное мнение с единственной и якобы бесспорной точкой зрения, хотя могут быть и другие. Или применяется метод запугивания: описываются только негативные прогнозы развития событий.

У читателей возникает иллюзия, что наименьшее из зол — лучший вариант, хотя, возможно, существуют по-настоящему позитивные перспективы, только их не назвали.

В результате читатель видит событие в черном цвете, воспринимая его через мнения. Не поддаваться этому приему помогает собственная критическая оценка фактов, а также поиск альтернативных мнений.

Подмена фактов мнениями. Если преподнести мнение в такой формулировке, в какой преподносят факты, то многие ошибочно воспримут его как факт. «Регулярное употребление алкоголя полезно» — это мнение или факт? Если в подкрепление этого утверждения приведены научные исследования или их можно найти, то факт. А если это просто высказывание знаменитого, уважаемого в обществе врача, не основанное ни на каких исследованиях, то это всего лишь его частное мнение. Но оно настолько подкрепляется авторитетом персоны, что мы доверяем ему как факту.

Часто используется такой трюк, как ссылка на анонимный авторитет без конкретики: «Доктора рекомендуют...», «Анонимный источник в мэрии сообщил...», «Многочисленные исследования подтверждают...».

Так же безапелляционно, под видом фактов, могут преподноситься ничем не подкрепленные предрассудки: «Известно, что девочки хуже справляются с математикой, чем мальчики».

Иногда информационное сообщение не отвечает и на половину фактических вопросов (Кто? Что? Где? Когда? Откуда это известно?), зато содержит множество мнений о причинах и последствиях или советов — и мы переключаем внимание на них. Чтобы не попасться на эти уловки, важно научиться различать факты и мнения.

Обращение к эмоциям. В 2016 году издательство Oxford University Press, составитель Оксфордского словаря английского языка, объявило словом года post-truth (постправда). «Слово описывает обстоятельства, в которых объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям», — объяснили свой выбор в издательстве. Когда позднее раскрывается правда, она уже не имеет значения.

К примеру, значение какого-то мелкого события можно искусственно раздуть, если вызвать ассоциацию с гораздо более масштабным и трагическим инцидентом. Эмоции заслоняют от нас факты, мы уделяем им меньше внимания. 

Фактов в сообщении может не быть вообще, но мы поверим ему, если оно сыграет на наших эмоциях — страхе, удивлении, гневе, жалости, умилении, восхищении, желании нравиться, казаться успешным. Так работают и пропаганда, и реклама, и фейковые новости. Чтобы многие поверили в занижение официального количества жертв пожара в Кемерово, оказалось достаточно слухов. По этим же эмоциональным причинам мы легко верим сетевым «страшилкам» о массовом распространении наркотических жвачек в школах, засланных террористах.

Подмена понятий и другие словесные игры. Для одного и того же явления можно подобрать разные слова, использовать разные ассоциации. Если неприятные и неудобные факты не называть своими именами, а завуалировать нейтральными фразами и размытыми формулировками, то смысл информации при беглом чтении будет очевидным далеко не всем.

Так, повышение прежних или введение новых налогов называют «увеличением доходной части бюджета», грядущие массовые сокращения преподносят как «оптимизацию кадрового состава», а «зачистка территории» на деле означает боевые действия.

И наоборот, использование негативно окрашенных выражений для нейтральных событий помогает преподнести их как зло.

Единственный способ не поддаваться подобным манипуляциям — учиться видеть за словами смысл. Для этого тоже нужно развивать критическое мышление.

Полезные навыки для чтения новостей

Критическое мышление — главный навык для тех, кто не хочет пассивно принимать на веру готовые мнения и сфабрикованные факты. Задача — подвергать сомнению поступающую информацию и делать на основе фактов собственные выводы. Сопоставляйте факты между собой, ищите нестыковки.

Второй важный навык — умение отличать факты от мнений. Этому можно научиться, если мысленно маркировать текст во время чтения: что здесь факт, а что мнение. При этом нужно постараться не реагировать на эмоциональную окраску текста, оценивать достаточность фактов (каких фактов для полной картины не хватает?) и научиться видеть за словами истинный смысл.

После того как вы отделили факты от мнений, первые стоит проверить, а вторым поискать альтернативу в других СМИ.