Зависимость от работы и от алкоголя часто сравнивают, но не всегда правомерно. Каковы общие черты в поведении алкоголика и трудоголика и бывает ли потребность много работать, не переходящая в зависимость? Психолог и психодраматист Екатерина Михайлова нарисовала яркий портрет трудоголика, но не слишком обнадежила его близких. ЧТД публикует тезисы лекции.

Принято считать, что все зависимости устроены одинаково. Но при этом трудоголик общественно полезен, ведь его зависимость можно использовать.

Современные компании поощряют трудоголизм, формируют нормы, которые заставляют нас становиться зависимыми от работы. Но эта логика аморальна и сравнима с подходом производителя алкоголя, который надеется на то, что без его напитка клиент не сможет обходиться физически.

Оба «знают свою норму»

Трудоголик постоянно пытается упорядочить свой рабочий день. Использует последние достижения тайм-менеджмента — но всякий раз ничего не выходит. Точно так же пьющий человек всегда знает свою норму — но постоянно ее превышает.

Они собираются завязать

И трудоголик, и алкоголик причиняют боль своим близким, но это не влияет на их поведение. Пьющий человек клянется жене: «Это в последний раз». Трудоголик, в свою очередь, обещает: он вспомнит, в каком классе сын, и вся семья наконец поедет в Таиланд — но только после того, как завершится нынешний мегаважный проект.

Родные и близкие тех, кто страдает от зависимости, оказываются в пространстве, где с реальностью обращаются вольно. Есть лишь стечение временных обстоятельств. Зависимости в этой искаженной картине мира не существует.

Трудоголиков и алкоголиков грызет острая потребность. Об удовольствии речь не идет. Первый не любит свою работу — он ею захлебывается, в ней укрывается, теряет в ней себя и свои отношения, но любви к ней не чувствует. Ему не слишком приятно вспоминать о работе с утра или ждать момента, связанного с рабочими обязанностями. Но она ему психологически необходима.

Как распознать трудоголика

Трудоголика можно распознать, лишив его привычного «зелья», то есть работы. Отвезите его на неделю туда, где он не сможет тайно ночью под одеялом работать и где его будут окружать любые другие удовольствия.

Нужно понаблюдать, как «пациент» будет себя чувствовать. Если ему будут приходить мысли о работе, но ненавязчивые, можно с осторожностью сказать, что в его случае речь о трудоголизме не идет.

Настоящий махровый трудоголик, лишившись своего рабочего стола и скандалов с коллегами, будет чувствовать себя как рыба на суше.

Вроде бы он и не любит свою работу, и надоело. Но стоит остаться без нее — и сразу как будто голый. Беззащитный, бесполезный, никому не нужный, не знающий, куда себя деть.

Трудоголик отличается от трудомана. Трудоман — это человек, который много работает, любит свою работу и ни от чего в ней не прячется. Как правило, когда его обязанности перестают ему доставлять удовольствие, он просто меняет место работы. И его от этого не будет ломать.

Почему плохо без работы?

Состояние успокоения, снижения тревоги, уравновешенности, которое наступает при поглощении химических веществ, при заедании (при пищевой зависимости) или в процессе работы (у трудоголика) — зависимые люди стремятся к этому не от хорошей жизни.

Речь идет о попытке заткнуть какую-то пустоту, то место, где свистит сквозняк. Работа или водка — это то, что под рукой и по отношению к чему есть ролевая модель. То есть «все кругом пьют» или «все кругом работают». А что же еще делать, как иначе убежать от чувства пустоты?

В отличие от пьющего человека, который часто бывает ненадежен и неприятен, трудоголик — персонаж выгодный. Особенно если таких собрать много. При совместной работе ни у одного трудоголика не возникнет мысли, что можно жить по-другому (уходить в 7 вечера, например). Групповое давление — большая сила. Как правило, в тех организациях, где есть трудоголическая культура, начальство тоже не уходит рано.

Довольно трудно быть трудоголиком в одиночку. Люди творческих профессий со свободным графиком бывают скорее трудоманами. Их часто ломает, они не могут начать, не могут закончить, проклинают все на свете. Но не работают больше 10 часов в день, потому что нет компании, которая делает то же самое. Кроме того, самостоятельные виды деятельности требуют другого уровня осознанности.

В трудоголическом помрачении всегда есть «захлеб». «Делаем, делаем, делаем!» — чтобы не остановиться и не подумать.

Чем заканчивается зависимость

Как правило, трудоголика останавливают проблемы с физическим здоровьем. Когда человек лежит под капельницей, он начинает думать: а действительно ли ему это нужно? Тогда начинаются изменения.

Крайне редко люди меняют поведение под чьим-то давлением или по чьей-то просьбе. Как в любых других отношениях зависимости, человек может освободиться лишь по собственному желанию. Не ради кого-то, не потому, что семья страдает и жена ругается, а только потому, что это его собственное решение, придающее ценность жизни.

Ведь если присмотреться к трудоголику повнимательнее, можно заметить, что он относится к себе как к пушечному мясу. Если сейчас он не будет делать то, что он делает, то он не имеет ценности.

Поэтому переход в другую жизнь — это поворот довольно глубокий, затрагивающий не только привычку уходить с работы позже всех.

Что по этому поводу можно сказать утешительного? Представьте культуру, где укоренились зависимости. Если в рамках этой культуры в семье алкоголиков вырастает трудоголик — это однозначно можно назвать прогрессом.