В мире, где остается все меньше места для веры, мы как никогда раньше нуждаемся в источнике духовного утешения. Как его найти — загадка для многих из нас. Британский философ, писатель и телеведущий Ален де Боттон считает, что образование вполне способно — и должно — заполнить это пустое место.

«Я собираюсь сказать нечто немного опасное. В этом мире нет недостатка хороших идей. Идей хватит еще на 300 лет вперед. Вопрос в другом: как сделать так, чтобы эти идеи работали. Мы верим в доброту, необходимость проявлять милосердие, быть великодушными. С этим согласно большинство приятных людей на планете. Однако идей оказалось недостаточно, чтобы изменить мир.

Книги и искусство не слишком могущественны

Мы слишком сильно полагаемся на гениев, которые сидят в своих квартирах и знают много важного. Мир буквально полон такими гениями, запертыми где-то в их спальнях. Возможно, такой гений даже напишет книгу, и мы узнаем что-нибудь интересное. Но!

Плохая новость состоит в том, что мир не меняется через книги. Единственный способ осуществить перемены — объединяться и создавать действенные институты.

Единственный способ осуществить перемены — объединяться и создавать действенные институты. Самая крутая институция, которая показывает пример того, как можно быть объединенными и могущественными, — это церковь.

За последний век число верующих людей начало резко снижаться, и этот тренд, похоже, не переломить. Человечество довольно резко отказалoсь от религии, учитывая, как долго она давала нам ощущение смысла, структурировала нашу жизнь и помогала примириться со смертью. Бога сегодня нет для многих из нас, но наша растерянность, страх и, порой, отчаяние никуда не делись.


Современное искусство способно заменить религию лишь отчасти, потому что современные художники говорят каждый о своем. Мы часто приходим на выставку и не понимаем, что хотел сказать автор какой-нибудь инсталляции или видеоарта. Классическое искусство, в свою очередь, было глубоко религиозным: фрески и скульптуры в церкви внятно говорили о Боге, вере и правилах жизни. Прихожане падали на колени, плакали и давали волю чувствам.

Если же вы сегодня станете вести себя подобным образом перед картиной Марка Ротко или Ансельма Кифера, вас сочтут безумным. Не потому, что их произведения не могут тронуть до глубины души, а потому, что так просто не принято. 

То же самое происходит в школах и университетах. От учащихся требуют сдержанности, при этом говорят с ними о чем угодно, кроме того, что действительно волнует всех. Эмоции, страсти, ужас перед смертью — все это как будто бы не существует в жизни интеллектуала-атеиста. И это большая проблема современного светского образования.

Вузы должны открыть двери страху

Представьте себе, что вы хотите изучать культуру в Гарварде, Оксфорде, Йеле или другом знаменитом университете. Вас спрашивают, что вас сюда привело.


Вы говорите: «Я решил изучать культуру, потому что я растерян и полон тоски, я не знаю, как строить близкие отношения, меня преследует страх смерти». Они решат, что вы сумасшедший, и попросят покинуть помещение либо вызовут полицию.

Другими словами, нам не разрешено говорить о своих страданиях в контексте культуры. Моя рекомендация — нужно создать новую систему образования, которая работала бы с нашим эмоциональным интеллектом и благополучием... образование должно учить искусству жизни.

Нам предстоит учиться жить по-новому

Есть две вещи, которые мы действительно хотим иметь. Первое — любовь, второе — работа. Это две главные мечты и цели современного человека, не так ли? Мы хотим гармонии в отношениях с нашими партнерами и хорошую работу.

Совсем недавно для большинства людей ни семья, ни работа не играли особой роли. Женились не для любви, работали только ради денег. Но сейчас мы хотим близости с партнером и творческого удовлетворения от работы. 

Этого довольно трудно достичь. Образование должно помогать реализовывать наши главные желания, а не только рассказывать о прекрасных идеях.

Бизнес не останется в стороне

Мы прекрасно умеем продавать пиццу, но еще не вполне поняли, как продавать людям то, что им действительно нужно. Я думаю, что один из самых влиятельных бизнесов будущего — это семейное консультирование, помогающее быть счастливыми в браке. Я думаю, что через 50 лет акции психотерапии будет самыми высокими на нью-йоркской фондовой бирже.

Мы должны сделать так, чтобы хорошие идеи стали влиятельными, и внедрить их в капиталистическую систему. Сейчас мы еще только в самом начале и пытаемся понять, как это можно было бы сделать».