Как развиваются в профессии зоологи? За что они отвечают и чему учатся всю жизнь? Михаил Брагин, главный хранитель фондов коллекции животных Московского зоопарка, рассказал ЧТД о том, какие задачи решают сотрудники зоопарка, почему им нужно знать марки бетона и чем опасно любить животных больше людей.

Какие бывают зоологи

Любовь к животным проявляется обычно рано — лет в пять. В три года мне больше нравилось ловить улиток, чем катать машинки. Когда мои ровесники собирали марки или машинки, у меня была коллекция перьев. В 13 лет я пришел в КЮБЗ (кружок юных биологов зоопарка), а свою карьеру в Московском зоопарке начинал зоотехником.

Я не могу сказать, что это была мечта, но я всю жизнь работал и общался с живой жизнью. Зоопарк оказался ближе всего.

В зоологи приходят по самым разным причинам. Университетские зоологи любят закономерности, их интересует, как устроена живая материя вообще, в целом. 

Есть охотники и натуралисты, которые любят дикую природу и животных в ней. 

Есть люди, которые любят заниматься воспроизводством живой жизни. Они в результате выбирают сельское хозяйство: там надо разводить животных, создавать породы. 

Есть люди, которые просто любят животных, причем в разной степени. На мой взгляд, одна из самых страшных вещей для души человеческой — это любить животных больше людей. Это всегда кончается очень плохо.

Что должен знать и уметь зоопарковский зоолог

Зоопарковскому делу комплексно нигде не учат. Есть кружки при зоопарке, недавно появилась Академия. Но пойти в вуз и выучиться на зоопарковского зоолога невозможно. Зоопарковская зоология — самостоятельное направление. И этому учат только здесь, в той или иной форме.

Зоолог - внутрь.jpg

Зоопарковский зоолог — это сложный сплав. Это человек, который знает зоологию и развивается в ней как специалист. Второй аспект — показ животного: он должен знать, как обустроить вольер, чтобы и животному было комфортно, и люди его видели.

Он следит за рационом, чистотой и удобством вольера, отвечает за план размножения.

Далее — все мероприятия по созданию новых экспозиций. Как в любом музее, формируется план: давайте смахнем Африку, сделаем Южную Америку. Павильон делает весь причастный персонал зоопарка — отдел капитального строительства, инженерная служба, финансовая и так далее.

А зоолог выступает как эксперт по своей технологии, отвечает за задумку и проработку деталей: если это амазонский лес, там не должно быть никаких хомячков.

Ему требуется много специальных знаний и понимание, как их применить. Как пример — ластоногие. Хороший зоолог должен понимать, что бассейн для моржа — это марка бетона не ниже 500, иначе моржи его разломают. 

Зоопарковское строительство любое — это градостроительство, это не на дачном участке домик соорудить. И зоолог должен знать не только биологические особенности видов. Вот тебе говорят, что в 120-летнем здании нужно сделать аквариум. Первая мысль должна у него быть — перекрытия какие? В голове у зоолога должна быть вся технология вплоть до вывоза трупа. Этому очень сложно научиться где-то еще.

Есть такая вещь — обогащение среды. В зоопарке основная проблема животных — скука. Зверь с высоким уровнем нервной деятельности начинает сходить с ума. Чтобы это снять, ему все время усложняют жизнь. Например, привязывают мясо в таком месте, чтобы он прыгал за ним весь день.

Но нельзя давать хищникам игрушки в виде мишек, потому что дети ассоциируют их со своими мишками. При том что правильно давать убитых белых крыс, потому что мы показываем весь цикл природный. Если орел и змея питаются белыми крысами, тут совершенно незачем врать. А мишка с бантом — ну ни к чему. Это нюансы, по которым определяют грамотных зоопарковских специалистов.

Как устроен зоопарк

В зоопарке так или иначе содержатся все группы животных — рыбы, беспозвоночные, птицы, звери. Есть такое понятие — точка. Это некий объект — несколько вольеров или павильон. Там есть зоолог и несколько рабочих, которые ухаживают за животными, — киперов.

Зоолог отвечает за состояние вверенных животных все время, оценивает и контролирует его. Он следит за своими киперами. 90% времени они убирают, готовят, чистят, режут, кормят.

И через это пунктиром идут взаимоотношения с животными. В семь утра пришли, завели копытных на корм, поляну убрали, вывели часам к восьми. Потом что-то написали — в дневник наблюдений или служебную записку. Поэтому низкоквалифицированных работников просто нет.

Любой зоопарк — это очень зарегулированное учреждение, нечто среднее между больницей, военной частью, театром и заповедником.

Почти все происшествия связаны с тем, что люди нечетко выполняют инструкции. На каждую группу животных есть своя внутренняя «прошивка». Например, у опасников (тех, кто работает с опасными животными. — ЧТД) это параноидальное закрывание дверей и замков. Потому что если ты ушел с работы и оставил дверь — ты можешь стать убийцей своего сменщика. Если ты заболел, ты сразу должен сообщить. Что-то где-то происходит — надо немедленно сделать 5-6 процедур. Ты где-то промахнулся — животное погибло.

Например, очевидное заблуждение с копытными такое: человек, стараясь не напугать животное, начинает красться. В логике копытного, который в полумраке это видит, крадется хищник. Свой идет ровно, спокойно, показывая себя. Эти нюансы — их несколько миллионов. С каждой группой. И человек учится всю жизнь.

Опция «изучение» редко меняется. Орнитолог, специалист по гусеобразным им и останется, он статьи будет про это писать. Но если параллельно ему по какой-то причине навьючат львятник, он и за него будет отвечать.

Любопытно, что для работы с разными группами животных нужны разные психотипы. Например, все мною встреченные орнитологи — жаворонки. Если человек по типажу «сова» глубокая, работать с живой птицей он не может, потому что у птицы день в пять утра начинается. А те, кто работает с млекопитающими, — очень размеренные и спокойные ребята. Другие там не задерживаются.

Отношения с животными: договариваться, а не доминировать

Личные отношения с животными у работников зоопарка есть, и это правильно. Климат (а также жизнь и свобода администрации) здесь зависит от того, насколько человек, работающий с животными, спокоен. Потому что когда у человека трясутся руки, он делает ошибки. Если кто-то глубоко привязан к зверю, это может послужить причиной не переводить животное в запасник, даже если это экономически невыгодно.

Общение с животными — часть работы. Человек должен наладить с животным контакт, уметь управлять его поведением. Но есть важный нюанс.

Многие, мужчины особенно, приходят в зоопарк, чтобы доминировать над зверями. У них в голове образ Маугли, который с криком вбивает факел в пасть Шерхана. Это смертельно опасно.

Тот, кто упорствует в этой позиции, выбраковывается. Есть такой постулат (я лично его и с людьми использую): когда ты работаешь с опасными животными, веди себя так, как будто между вами нет решетки.

Не надо тыкать железной палкой в морду тигру. Договаривайся с ним, а не доминируй. Ты его обманешь раза три, он поймет и никогда не будет тебя слушаться. С ним нужно выстраивать отношения. Тогда возникает взаимодействие.

Но есть правила, которые нужно соблюдать. Например, к опасным зверям не заходят ни при каких обстоятельствах. Ты манипулируешь животным, никогда с ним не оказываясь в одном пространстве. Даже если в клетке умирает тигреночек, войти туда нельзя. Молодым сотрудникам это часто кажется зверством, но за нарушение этого правила могут последовать конкретные тюремные сроки.

В чем нуждаются животные

В последние десять лет как-то сразу до всех дошло, что благополучие животных — это не просто когда они накормлены и вычищены от всех глистов, а когда им еще и создана нормальная среда.

Если мы делаем десять укрытий, полочки, горочки, точку выгрева, животное чувствует себя уверенно, ведет себя естественно, у него хороший мех. Если мы для удобства публики делаем квадратное помещение, где его видно всегда, животное испытывает стресс, начинает метаться по клетке или просто лежит комочком меха.

Другой пример — рыбы. С ними есть два типа общения. Первый — как срезанные цветы. Купил, посадил, плавают, сдохла — купил новую. А можно с ними работать как с приматами.

У нас именно так. Нужно сделать так, чтобы рыбе было максимально комфортно, потому что тогда ее лучше видно. Если ты их набулькал как попало, это одна картинка. Если воссоздан биотоп полностью, подобраны правильные сочетания, получается красиво.

Карьерная лестница у зоологов очень низкая

Зоолог развивается в профессии, в своем знании и умении работать с животными. Можно менять группы животных. Можно делать суперэкспозиции. Можно все точнее и точнее заниматься поведением животных. Можно участвовать в международных проектах по сохранению вида. Но зоолог может и всю жизнь проработать на одной группе животных просто как уважаемый специалист.

Зоопарковские зоологи развиваются вширь. Это именно ментальный контур. Перейти на позицию заведующего человека приходится долго уговаривать. Эта профессия не предполагает каких-то серьезных мирских регалий.

Вот я главный хранитель — я уже никуда не пойду выше. И нет желания, потому что это поле очень разнообразно. К тому же работа очень энерго- и эмоционально емкая. А тебе надо еще что-то оставить на семью, на друзей, на родителей и на то, чтобы летом в отпуск съездить.

Профессионализм в том, чтобы уважать жизнь в любых проявлениях

Чтобы в этой профессии успешно работать, нужно уважать жизнь в любых проявлениях. Это не значит, что животных нельзя убивать. Можно, и часто — нужно. И ты должен четко понимать, что если ты хочешь работать с хищниками, значит, ты должен мочь убить крысу или кролика. 

Это надо сделать хотя бы потому, что рысь это будет делать в течение двух часов, а ты за секунду.

В каких-то случаях, возможно, даже придется принять решение об уничтожении животного. Но нельзя мучить. Например, у тебя работает друг, который систематически оставляет вольер грязным. Его надо уволить. Вот это уважение к жизни.

Должна быть коммуникабельность — просто потому, что так или иначе мы работаем со смертью. Затяжные обиды очень опасны. Нарушение коммуникации может привести к нечеткости действий в сложной ситуации.

И должно быть понимание, что это именно профессия. Если это служение, это не очень хорошо. Если ты не способен из-за работы ни на что, ты расстался со всеми друзьями, с женой, от этого начинает и работа страдать. 

Человек должен развиваться в профессии, а не в том, как грамотно положить свою жизнь под ноги какому-нибудь слону.

«История слона в веках» как пример образовательной функции зоопарка

Человек должен быть готов всю жизнь учиться. В любом возрасте и с любым опытом и рангом внутри организации. Нужно быть готовым осознать, что ты не в курсе и надо быстренько почитать, куда-то съездить, посмотреть.

Вот я, например, будучи главным хранителем коллекции зоопарка, учусь у сотрудников и буду это делать всю жизнь. Тогда тебе легче работать. Не должно быть стыдно сказать: «Слушайте, я понимаю систематически, что это за животное, но как с ним быть, я не знаю. Я вам скажу завтра. Я почитаю, сопоставлю, подумаю и дам предположение». Такой навык должен быть.

Чем более у человека разнообразен мир, тем ему лучше живется. Безотносительно зоопарка, на мой взгляд, самое ужасное, что человек может с собой сделать, — это решить, что он все свое образование получил в институте.

Потому что тогда ты ничему уже никогда не удивишься, не порадуешься. Ты будешь всю жизнь с тоской вспоминать институт, и все. Знаний в зоопарке хватает. Мы показываем не только животное, это и зверинец может. Мы показываем экосистему, то, как она с человеком сочетается.

Хороший экскурсовод в зоопарке у вольера со львом обязательно приведет примеры из мифологии или вспомнит одну из версий, почему люди так любят смотреть на крупных кошачьих.

Дело в том, что крупные кошачьи — это единственная группа видов, у которой крупный примат входит в рацион. Наши предки составляли у предков леопарда основную добычу. И тот факт, что мы леопарда видим, означает, что мы в абсолютной безопасности, он не притаился, он там, и ты его видишь. За ним поэтому можно смотреть с упоением.

Если лишить зоопарк образовательной функции, он потеряет смысл. А если человек настроен видеть и чему-то учиться, то он обязательно увидит и научится. У нас на  первом этаже слоновника огромная экспозиция, посвященная слону в веках.

Не просто слон стоит и воняет, а полноценный рассказ, начиная с того, как наши предки втыкали им в брюхо копья, и заканчивая шахматами из слоновой кости. Зоопарк, который именно зоопарк, а не гноиловка, старается именно это показывать.

Наш предок просыпался на куче листьев где-нибудь на Северном Кавказе и сразу видел представителей  примерно 50 видов — и растений, и животных. Мы видим в норме два-три вида. Поэтому роль зоопарков огромна.

И если зоопарк не имеет образовательного компонента, он теряет всякий смысл. Зачем животных вообще разводить и держать в неволе? Это или охрана природы, или образовательные цели, или получение продукции. 

Если ни того, ни другого, ни третьего нет, это, в общем, модификация римской арены, где лев рвет раба. Низменная, очень нехорошая штука.

Цель — бесконечный процесс поддержания жизни

Отличие зоопарковского зоолога от большинства городских профессий — мы очень медленны и сезонны, как сельское хозяйство. У нас учетное время — это не неделя или декада, это год. Многие циклы завязаны на беременности, на снег, на дождь, на жару. Если в этом году чего-то не успели, значит, уже на следующий год.

Мы не нацелены на результат, мы нацелены на постоянный совершенствующийся процесс.

Даже если строится новая экспозиция, все равно основная задача — это равномерный процесс поддержания жизнеспособности системы. Если у тебя случился гениальный проект, но вверенные тебе животные перестают размножаться, — то пошел вон. Хранитель, а не эксплуататор — вот основная суть.