Какое отношение имеет идея воплощения к тому, как мы обращаемся со знаниями? Кого можно считать не просто образованным, а еще и мудрым человеком? Писатель и педагог Тайлер Клибергер объясняет в своем блоге, в чем разница между двумя типами обучения и почему просто потреблять информацию недостаточно, чтобы чему-то научиться. 

Наша культура — это культура обучения. Мы обожаем информацию. Google, «Википедия», СМИ, социальные сети, разговоры с умными людьми — все это льется в наши головы мощным информационным потоком. Мы обладаем практически неограниченным доступом к постоянно растущим объемам знаний. Чтобы что-то узнать, нам достаточно просто зайти в интернет.

Но это только первый тип обучения — поглощение информации. Возможен он стал благодаря массовому книгопечатанию. Началось все со словарей и энциклопедий, однако затем доступность знаний продолжала расти. Появилось невероятное количество разных книг, затем сайты, подкасты, YouTube и так далее. Возникла целая индустрия обобщения и распространения информации, которая теперь определяет нашу образовательную систему, наш социальный опыт и наш образ себя как информированных и образованных людей.

Сейчас все знания мира в наших руках. Это, безусловно, полезно, но нужно понимать, что этот тип обучения с исторической точки зрения сравнительно нов. Также нужно понимать, что поглощение информации не может быть самоцелью. Оно должно вести к воплощению информации.

Второй тип обучения устроен иначе: мы принимаем в себя знание, обрабатываем его, отождествляем себя с ним, позволяем ему себя менять. В большинстве древних философских традиций это называется мудростью. В сущности, речь идет о разнице между «смотреть» и «видеть».

Можно смотреть вокруг сколько угодно, но видеть мы начинаем только тогда, когда объект становится частью нашего внутреннего мира.

Это напоминает христианскую концепцию воплощения. Христиане верят, что та таинственная трансцендентная реальность, которая стоит за всем в этом мире и служит истоком всего в нем, неким образом с нами соприкасается. Они называют ее Логос, то есть Слово, абстрактная сущность мира.

Воплощение происходит, когда Слово становится плотью, абстрактное — реальным. То, что происходит при обучении второго вида, тоже можно назвать воплощением. Мы поглощаем информацию, она входит в наш мозг, но на этом процесс не должен заканчиваться. Мы должны брать ее — и воплощать. В течение большей части истории человечества господствовал именно такой тип обучения.

В древности, обучаясь чему-то, нужно было понять и прочувствовать это настолько, что оно меняло тебя и твою жизнь. Поэтому в большинстве традиций мудрости не было понятия «учащийся», но было понятие «ученик».

Надеюсь, что однажды мы осознаем неполноту современного типа обучения. Разумеется, мы будем продолжать читать, писать, слушать, узнавать новое и делиться знаниями, но вместо того, чтобы просто поглощать информацию, мы научимся спрашивать себя: «Во что может воплотиться эта информация? Что она изменит во мне и в мире? Как я перейду от ее поглощения к ее воплощению?» Короче говоря, обучение должно подразумевать вопрос: «Что я теперь буду делать с тем, что узнал?»

Узнав что-то новое, вы, конечно, можете на этом остановиться. Но еще вы можете превратить это знание в мудрость. Взять слова — и воплотить их.

Обучение должно быть не самоцелью, а чем-то вроде тренировки. Оно должно менять нас, делать человечнее. Мы всегда должны себя спрашивать, что мы будем делать с информацией, которую получили. Знание должно менять нас — пусть даже это означает, что мы просто научимся немного лучше ориентироваться в окружающем мире. Мы должны узнавать и разбираться, изучать и расшифровывать, открывать для себя что-то новое. Но потом мы должны практически воплощать то, что узнали.