Профессор психологии Гарвардского университета Эллен Лангер называют «матерью осознанности». Она несколько десятилетий изучала проблемы невнимательности и косности сознания и сформулировала принципы «осознанного обучения», позволяющего надолго сохранить ясность ума и живой интерес к жизни.

Одна из ваших книг — об обучении в широком смысле слова. Что это такое и почему важно никогда не переставать учиться?
Обучение — это про перемены. Когда мы учимся, мы меняемся вместе с миром. Суть вовлеченности — в умении замечать перемены, и это очень воодушевляет и «оживляет» человека. Мы видим, что осознанные люди, открытые новому, живут более долгую, качественную жизнь, их отношения с окружающими гораздо лучше. Их память лучше, здоровье крепче. Возможно, нет ничего более важного для человека, чем это.

Эллен Лангер

Эллен Лангер (Ellen Langer) —

психолог, профессор Гарвардского университета. Более 25 лет разрабатывает концепцию осознанности. Выступает с публичными лекциями. Автор множества статей и книг. По-русски опубликована ее книга «Осознанность», которая выдержала в оригинале уже 25 изданий.

В разных культурах мира принято думать, что нужны твердые знания, определенность, уверенность в несомненных фактах. Но определенность — это, во-первых, иллюзия, во-вторых, прямой путь к потере осознанности. Когда мы думаем, что знаем что-то, мы автоматически больше не обращаем на это внимания.

Все постоянно меняется, все выглядит различным с разных точек зрения. Когда мы отказываемся от установки на определенность, то понимаем, что мы не знаем того, что, как нам кажется, мы знаем, наше внимание включается естественным образом. А сохранение внимательности продлевает жизнь нейронов и улучшает наше здоровье и самочувствие. 

Если вы думаете, что знаете, и больше не хотите задавать вопросы, — вы медленно умираете, ваш мозг медленно умирает.

Нет нужды коллекционировать факты, жизнь может опровергнуть их в любой момент. Однажды, еще студенткой, я видела, как лошадь кормят хот-догом. Я твердо знала, что лошади травоядные и мясо не едят, и не могла понять, в чем дело.

Может быть, в сосиске мяса не было?
Вполне возможно. В любом случае, задавать вопросы — это именно то, что нужно делать. Этот момент с лошадью стал для меня поворотным, я поняла, что к любому твердо усвоенному факту нужно относиться с подозрением. Например, я спрашиваю вас — сколько будет один и один?

Два?
И да и нет. Два, если один карандаш и один карандаш. А если одна куча песка и другая куча песка, то один и один — это снова один.

Надо мыслить парадоксами?
Иногда действительно можно прийти к парадоксальным ответам. Но это не цель. Ключевое — просто помнить, что дела обстоят определенным образом лишь иногда. А иногда нет. Абсолютной истины не существует.

Понимая это, мы оказывается в позиции вечного ученика. Это особенно полезно для взрослых, потому что чем старше становишься, тем больше мы копим факты и тем меньше вовлечены в живую, постоянно меняющуюся реальность.

Это важно для сохранения когнитивных функций?
Да. Если говорить о памяти, то коллекционирование фактов для нее не так полезно, как то, что я называю осознанностью. В целом же проблема неизбежной потери памяти в зрелом возрасте сильно преувеличена. Когда я была юной, у меня была очень хорошая память на имена, потому что это было важно для моего будущего. Сейчас я совершенно не запоминаю имена, потому что это для меня уже не на первом месте.

С возрастом меняются ценности и приоритеты, соответственно меняется и структура запоминания. Например, если два человека 30 и 60 лет посмотрят вместе фильм, они запомнят разное. Если окажется, что 30-летний запомнил что-то, что не запомнил 60-летний, то это, скорее всего, из-за релевантности для него этой информации.

Чтобы быть осознанным, какие вопросы нужно задавать себе?
Главное — понять, что в любой момент вокруг нас все новое и интересное. Можно дойти до работы новой дорогой. Если вы уже 20 лет ходите одной и той же дорогой, попробуйте заметить по пути пять вещей, которые вы никогда не видели. Смотрите по сторонам. Делайте привычные вещи новыми способами.

Если вы живете с кем-то, спросите себя, что в нового в нем появилось по сравнению со вчерашним днем, месяцем, годом, десятилетием.

Если вы читаете книгу, то спрашивайте себя, как иначе это могло бы быть, как мог бы развиваться сюжет, какой могла бы быть судьба героев. Каким мог бы быть финал? Как на эту ситуацию мог бы посмотреть кто-то другой?

Почему это так сейчас? Всегда ли это так? При каких условиях это больше не так? Что в этом хорошего? А что плохого? Очень полезное, кстати, упражнение — придумать как можно больше позитивных сторон любого события. Люди обычно зацикливаются на одной стороне произошедшего, и, что удивительно, на негативной. Например, мы с вами идем в ресторан. Еда там очень вкусная. Прекрасно, я вкусно поем. Другая ситуация — мы идем в ресторан, еда там ужасная. Прекрасно! Я меньше съем.

О да, возможно, вторая ситуация даже лучше.
Оценки в нашей голове, а не в оцениваемой вещи. Если вы страшно боитесь что-то делать, потому что результаты могут быть ужасными, подумайте, не могут ли эти ужасные результаты стать для вас благословением. Если продумать возможные перспективы, вы станете меньше бояться того, что не известно, потому что ваш ум уже сделал любой результат работающим на вас.

Мы находимся в постоянном стрессе и ошибочно полагаем, что стресс порожден событиями. Но стресс порожден не событиями, а нашим отношением к ним.

Посмотрите иначе — и стресс уйдет. Если вы боитесь, что нечто произойдет, придумайте три причины, почему это не должно произойти. Если оно все же произошло, придумайте три причины, почему это хорошо.

Мы все боимся совершить ошибку. Как бороться с этим страхом?
Здесь все то же самое. Вместо того, чтобы бояться и позволять страху парализовать вас, подумайте, почему ошибка маловероятна и как сделать ее еще более маловероятной. А затем придумайте, как эта ошибка может вам помочь.

Изучающие иностранные языки знают, что такое языковой барьер. Человек боится говорить, говорит меньше, чем мог бы, в то время как единственный способ улучшить его навыки — это постоянная практика. Что с этим делать?
У меня много китайских студентов, и я постоянно слышу от них извинения за плохой английский. Обычно я отвечаю — все отлично, ваш английский в миллион раз лучше, чем мой китайский. Когда мы боимся, что люди будут оценивать нас, вместо того, чтобы прятаться, мы должны, наоборот, выйти вперед и сказать: «Я учу этот язык всего два года, простите за возможные ошибки». И начинаем говорить.

Одна из самых стрессовых вещей — публичное выступление. Когда я спрашиваю в аудитории студентов-психологов, кто из них боится говорить на публике, обычно 99% рук поднимается. Потом я прошу кого-то встать, и мы начинаем говорить об этом. В какой-то момент я обращаю внимание студента: смотрите, сейчас вы говорите публично.

Все мы склонны зацикливаться на своих провалах и недостатках. Но у каждого из нас есть также и достоинства и успехи. Если мы чаще будем думать о них, то нам будет проще двигаться вперед.

А если мы еще и будем каждый раз задавать себе вопрос — почему в тот раз я был на высоте, выступая публично, а в другой раз потерпел фиаско, нам будет проще выявить проблему и устранить ее.

Если студент боится говорить по-английски с профессором — это уже гораздо меньший страх, чем страх в принципе говорить по-английски. Если потом еще и окажется, что он боится конкретного профессора, то это совсем ничтожный страх. Можно же просто перестать общаться с этим профессором, и жизнь улучшится.

Размышляя так, мы делаем проблему меньше, и в процессе этих размышлений может неожиданно родиться решение. Это и есть осознанность.

Просто сказать «я не могу это сделать» — это быть невнимательным.

Человек хочет быть совершенным, но он не понимает, что делаться совершеннее, совершенствоваться гораздо более увлекательно, чем быть совершенством. Представьте, что вы играете в гольф. Каждый раз, когда вы ударяете по мячу, он закатывается аккуратно в лунку. Ну что это за игра? Мы думаем, что нам нужно совершенство, но на самом деле оно нам не нужно, потому что это была бы рутина.

Процесс важнее результата?
Точно. Если вы играете на музыкальном инструменте, занимаетесь каким-то спортом или учите язык, у вас, скорее всего, не будет хороших результатов, если вы не сможете превратить обучение в увлекательный процесс. Пусть теннисная машина направляет мячи в произвольном порядке. Просто отбивая ракеткой мяч по одной траектории, вы мало чему научитесь.

Мы должны себе больше ставить разнообразных задач, чаще бывать в ситуации неопределенности и неожиданности. Все постоянно меняется. Наше тело, внешние условия. Если вы играете в теннис, играйте то на бетонном покрытии, то на газоне, то на земле — это уже три разных игры и три разных ощущения собственного тела. Осознанность — это осознание происходящих внутри и вовне изменений и их взаимосвязи. Мы не должны позволять жестким правилам и рутине взять над нами верх.

Может быть, у автоматического поведения есть какой-то биологический смысл? Например, оно экономит нам усилия.
Нет. Усилия — это здорово! Осознанность порождает интерес, а интерес дает энергию для усилий.

Наверное, вам не раз говорили, что ваши идеи близки к буддизму.
Да, мне говорили об этом, когда я только начинала заниматься проблемой невнимательности. Я читала о буддизме и была поражена, насколько многие вещи оказались созвучны. Но в буддизме осознанность достигается главным образом через медитацию. Это один путь, моя методика — другой. Я рада, что современная западная наука сейчас приходит к тому, что стало частью восточной философии несколько тысяч лет назад.