Упадок сил, плохое настроение, апатия и тоска — все это время от времени случается с нами. Депрессия — совсем другая история. Чтобы снова найти силы для учебы или работы, вернуть себе интерес к любимым занятиям, нужна помощь врача. Психиатр и психотерапевт Владислав Чупеев, сотрудник Центра изучения расстройств пищевого поведения, рассказал ЧТД о том, как лечат депрессию и почему не стоит опасаться антидепрессантов.

Если нам изредка бывает грустно и плохо, все валится из рук, нет желания общаться, действовать, заниматься обычными делами — это еще не значит, что мы больны. Человеческий организм — это сложно устроенная система, которая умеет подстраховывать сама себя и справляться с эмоциональными спадами.

Иногда мы знаем, что может нас утешить и порадовать, и используем испытанные средства. Иногда помогает изменение поведения: встречи с друзьями, семьей, время, выделенное на хобби. Иногда наше состояние проходит само или благодаря физическим нагрузкам, прогулкам, психотерапии. Но всего этого достаточно, только если речь не идет о клинической депрессии.

Поломка организма

Депрессия с точки зрения медицины — не только и не столько психологическая проблема, сколько биохимическая поломка организма. Она надолго меняет восприятие мира, интерпретацию событий, которые с нами происходят, сокращает круг желаний и возможностей. Ее можно распознать по растущему беспокойству, тревоге, неуверенности в себе. Самые простые действия требуют огромных усилий, тяжело выйти из дома и пойти на работу, а уж о том, чтобы учиться новому, невозможно подумать.

Например, раньше длинный список рабочих дел казался интересной задачей, а теперь вызывает только раздражение. Как и коллеги, которые вроде бы были приятными людьми.

Казалось бы, «отсутствие сил» и «снижение мотивации» — абстрактные понятия, но за ними стоят конкретные физиологические процессы. «Причина депрессии заключается в нехватке нейромедиаторов — универсальных „веществ-посредников“ для передачи сигналов нервной системы, — говорит Владислав Чупеев. — Они участвуют в работе органов чувств: слуха, зрения, задействованы в тактильных и температурных ощущениях».

Дефицит нейромедиаторов искажает восприятие реальности. Для страдающих депрессией мир вокруг иногда буквально становится серым и блеклым, любимая музыка перестает радовать, потому что слышится иначе.

«Такие моменты — признак того, что наш организм запутался: он не „догадывается“ о нехватке нейромедиаторов и „считает“, что проблема в рецепторах, с которыми нейромедиаторы должны взаимодействовать, — объясняет механизмы депрессии Владислав Чупеев. — В итоге наше тело начинает наращивать количество рецепторов, и делает это слишком интенсивно».

Можно ли «переждать» депрессию

Человеку, у которого развивается депрессия, трудно самостоятельно оценить ситуацию и осознать проблему. Ему кажется, что упадок сил — явление временное, просто нужно «собраться и сконцентрироваться», «собрать волю в кулак», «не раскисать». Возможно, он винит в своем состоянии длительное напряжение на работе или сложную экзаменационную сессию. Некоторые пытаются это состояние «переждать» в надежде, что, скажем, через неделю станет лучше.

Но бывают случаи, когда, несмотря на активные усилия, несмотря на сон, прогулки и приятные занятия, лучше не становится. Работа по-прежнему кажется непосильной, а учеба не вызывает никакого интереса. Возникает тревога, контролировать которую не удается.

Тревога — это универсальный сигнал: что-то идет не так. Это неприятная эмоция, поэтому часто ее предпочитают игнорировать, подавить или от нее отвлечься.

«Эмоции — самая затратная часть нашей мозговой деятельности, — объясняет Владислав Чупеев. — Испытывая тревогу, человек тратит много сил еще и на то, чтобы с ней справиться. При этом эмоции не „отключаются“ по одной. Мы либо чувствуем их все, либо вообще не чувствуем (это происходит как раз при депрессии). Врач тут может дать только одну рекомендацию: обратиться за медицинской помощью нужно сразу же, как только вы почувствовали тревожные признаки».

Чем опасна депрессия

В первую очередь депрессия выражается в отсутствии сил. В том числе на поддержание хорошего и ровного настроения, на постановку и достижение целей, вообще на то, чтобы жить.

«В психиатрии норма многогранна, — говорит психиатр. — Все, что не входит в строго очерченное понятие болезни, можно считать нормой. Лечение требуется тогда, когда болезнь мешает человеку ощущать себя полноценным».

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый пятый взрослый в мире подвержен клинически значимым депрессивным эпизодам и каждый третий подходил к этому состоянию. Иными словами, больше 20% населения планеты когда-либо нуждались в помощи психиатра.

Депрессия — один из основных факторов, которые приводят к снижению трудоспособности во всем мире.

Она уступает только сахарному диабету и сердечно-сосудистым заболеваниям, но уже к 2020-2025 году может занять первое место.

Несмотря на то, что в обществе сегодня много говорят и пишут о депрессии, обращение за помощью к психиатру по-прежнему стигматизировано. Для многих поход к врачу равносилен признанию себя «ненормальным»; больные часто оттягивают этот момент или скрывают от всех, что начали лечение.

Сказывается и наследие советского периода, когда психиатрия использовалась как инструмент наказания диссидентов. Поэтому психиатрам приходится заново завоевывать доверие и доказывать, что они в состоянии существенно улучшить качество жизни своих пациентов.

Как действуют антидепрессанты

В психиатрии нет «таблеток» от конкретных болезней. Одни и те же симптомы могут быть результатом совершенно разных болезней, и действие препаратов каждый раз будет направлено на симптомы. Справиться с тревогой поможет один набор средств, с плохим настроением или навязчивыми мыслями — второй и третий, стабилизирует настроение четвертый.

Антидепрессанты — одни из самых популярных препаратов в психиатрии. Они не делают жизнь лучше или хуже, но при грамотном подборе помогают справиться с симптомами болезни.

«Я часто сравниваю психиатрические препараты с гипсом для сломанной руки, — замечает Владислав Чупеев. — Гипс не лечит перелом, это делает наш организм».

Так же и психиатрические препараты, взаимодействуя с клетками нервной системы, помогают справиться с депрессивным состоянием. Антидепрессанты нужны только в том случае, если организм разучился действовать самостоятельно, если нарушены его биохимические «привычки» — то, как вырабатываются химические вещества в нервных клетках.

Многие думают: раз антидепрессанты относятся к психотропным препаратам, значит, от них возникает зависимость, с них потом нельзя «слезть». Но препараты для стабилизации артериального давления тоже принимают подолгу. Если больной гипертонией прекратил принимать лекарства, и его состояние ухудшилось, означает ли это, что он становится зависимым? Нет, зависимость не развивается.

«Название „психотропный“ дословно означает, что антидепрессанты связаны с нервной системой и психикой, — уточняет врач. — От них не бывает зависимости — но бывает синдром отмены. Если снять гипс раньше времени, это тоже не приведет ни к чему хорошему».

Важно понимать, что психотропные препараты не заменяют наши естественные нейромедиаторы. Этим они отличаются от наркотических веществ, которые могут встраиваться в обмен веществ головного мозга.

Например, опиаты работают вместо собственных эндорфинов человека, а антидепрессанты — нет.

Сегодня врачам доступны средства, которые помогают смягчить перепады настроения, снижают тревогу или уменьшают вероятность суицидальных мыслей. Чрезвычайно важно следовать назначениям врача и не пытаться заниматься самолечением, особенно учитывая, что в депрессии восприятие собственного состояния искажено.

При том, что современные антидепрессанты достаточно эффективны, нужно помнить, что идеальных и универсальных препаратов от депрессии не существует, их нужно подбирать индивидуально каждому больному.

Побочные эффекты

Они возникают в 15-20% случаев. Инструкции к антидепрессантам пестрят взаимоисключающими предупреждениями. Например, в них одновременно указаны набор веса и его резкая потеря, подавленность и эйфория. Дело в том, что если хотя бы один из побочных эффектов не указан, на фармацевтическую компанию можно засудить, поэтому это самый подробный и аккуратно составленный раздел инструкции к препаратам.

В первые две недели приема лекарства проявляются почти исключительно его побочные эффекты. Самый распространенный из них — сонливость, она может наступить минут через 20 после приема препарата. Страдает концентрация внимания, сложно думать. Это неприятное состояние длится обычно 3-7 дней.

Побочные эффекты проходят примерно к концу второй недели. Поэтому препараты безопаснее всего подбирать в стационаре, где есть постоянное наблюдение специалистов. Но их могут назначать и амбулаторно, когда нет риска для жизни и здоровья больного и окружающих.

Продолжительность лечения

Дозировку, как правило, плавно увеличивают в течение многих дней или недель. Терапевтический эффект можно заметить после 2-3 недель лечения. Через 3-5 недель наступает состояние «первичной стабилизации».

«Продолжая аналогию с гипсом для сломанной руки, можно сказать так: боль от перелома уходит гораздо раньше, чем снимают гипс, — замечает Владислав Чупеев. — Если гипс сняли, как только прошли болевые ощущения, это чревато повторным переломом».

Курс антидепрессантов длится от полугода до полутора лет. Чаще всего лечение занимает 7-10 месяцев. Дозировка не только наращивается, но и снижается постепенно: это помогает избежать синдрома отмены и снизить риск возвращения депрессии.

Как узнать, что лечение выбрано правильно

«Самый эффективный способ — спросить лечащего врача, зачем назначен тот или иной препарат, как он работает, — советует Владислав Чупеев. — Любой человек вправе знать, каким образом его лечат и как выбирают стратегию».

Стоит ли начинать курс антидепрессантов, — это решение принимает исключительно пациент, который самостоятельно пришел просить помощи у врача. Кроме того, получить рекомендацию специалиста и второе врачебное мнение в любом случае полезно.

Во многих случаях, кроме медикаметозного лечения, пациенту предлагают пройти психотерапию. Она не только поддерживает человека в этот трудный период его жизни, но и увеличивает эффективность лечения, сокращая общий курс приема лекарств. Она же помогает изменить жизнь таким образом, чтобы депрессивные эпизоды не повторялись.