Основатель агентства социального рекрутинга PRUFFI и курсов «Антирабство» Алена Владимирская — о том, как профессионально развиваться в условиях турбулентности.

Что нам помогает оставаться востребованными, если мы уже давно работаем?

Главная проблема взрослых — склонность продавать не опыт, а возраст. Если резюме начинается со слов «я 20 лет работаю в бухгалтерии», это никому не нужно и не интересно. Надо продавать опыт. Важны три вещи: что ты умеешь, что ты можешь предложить такого, чего нет у других, насколько ты готов меняться вместе с компанией и быстрее компании.

Мы живем и будем жить в турбулентное время, когда меняется парадигма. Если раньше каждый из нас учился, а потом работал, то теперь обучение должно происходить непрерывно. Я не говорю, что нужно постоянно учиться на курсах или в университетах; важна, как я ее называю, агрессивная адаптивность — ты вытаскиваешь знание, опыт и навыки из среды, из книжек, из фильмов, из людей.

Меня раздражает разговор про профессии будущего, о том, что какие-то профессии умрут, какие-то останутся.

То есть профессии отмирают постоянно, это бесконечный процесс, к этому надо привыкнуть. Но это не значит, что отмирают ваши навыки.

Говорят, что отмерла профессия секретарей-машинисток. Но хорошие секретари давно перешли в корректоры, в журналистику. Та же самая робототехника — это инженеры прошлого, просто на другом носителе.

Что значит быть экспертом?

Эксперт отлично умеет адаптироваться к новому, ориентируется в трендах, не останавливается на достигнутом. И где бы он ни работал, его экспертность его охраняет. Я знаю одного 80-летнего финансового директора. Она уже плохо ходит, компания возит ее на работу три раза в неделю и платит приличные деньги, потому что она очень крутой финансовый директор. Она отлично понимает, как работает холдинг и как структурировать финансовую работу в нем. Если ты хороший эксперт, над тобой нет ни проклятия отрасли, ни проклятия возраста.

Настоящего эксперта отличает очень высокая степень любопытства к технологиям и ко всему, что происходит в отрасли. Есть множество источников, из которых можно взять информацию — кто-то ходит на конференции, кто-то читает книжки, слушает подкасты. В том и кайф нашего времени, что ты выбираешь ту степень комфорта, которая нужна лично тебе. Я, например, не хожу на конференции, я от них устала. Значит ли это, что я не любопытна? Нет, просто мне комфортно получать знания другим путем.

Сейчас много говорят о профессиональной мобильности. Есть ли тогда смысл задерживаться на одном месте, скажем, больше пяти лет?

Если вы меняете работу просто ради перемен, это процесс ради процесса, это неконструктивно. Нужна осознанность: зачем я сюда пришел, зачем я здесь, чего я хочу получить. Работая в одной компании, мы можем развиваться как вверх, так и вширь, участвуя в разных проектах.

А если есть желание сменить профессию? В новой области у меня нет экспертности, меня никто не знает...

Но у меня есть уже понимание, как устроены многие процессы. Я понимаю, как расширить свою экспертизу, умею работать с источниками, со средой, коммуницировать в команде. Этот опыт не обнуляется.

Насколько востребованы навыки работы с людьми: эмпатия, soft skills, управленческие таланты?

Никакие навыки работы с людьми не меняются со времен рабовладельческого строя. Есть три главных навыка: понимание причин, почему люди делают то, а не другое, умение управлять (как в хорошем смысле, так и манипулировать), и, наконец, умение увольнять. Все остальные — только интерпретация. 

Если вы посмотрите знаменитую книжку «Как управлять рабами», которая на самом деле подделка под Древний Рим, вы там увидите главу про эмпатию. Ничего не меняется. Природа человека не меняется — только средства. Сейчас мы называем это эмоциональным интеллектом, вчера это называли шаманством. Это просто красивые коуч-упаковки, чтобы продать новую историю.

Какие стереотипы мешают профессиональному развитию?

Ожидание, что вас будут учить. Компания может декларировать, что постоянно развивает сотрудников, — но она будет развивать только тех, кто ей нужен, и так, как ей нужно, а не так, как нужно вам. 

Поэтому ожидание, что кто-то будет вас учить, помогать вам, тратить на вас время — это очень вредно. Вы должны быть проактивны и сами искать тех, у кого можно учиться.  

Людям старше 45 сложно найти работу. Но даже если ваша компания разорилась, ушла с рынка, вас как эксперта немедленно кто-то перекупает и рекомендует знакомым. Вас защищает только ваша экспертность. Она выражается не в дипломах и сертификатах, а в портфолио, в уровне сделанных проектов.