В Центре фотографии имени братьев Люмьер открылась выставка международного фотоагентства NOOR. ЧТД поговорил с его исполнительным директором Клеманом Саккомани о том, чем фотограф отличается от фотожурналиста и почему картинка не убьет текст.

Допустим, я решу изменить свою жизнь и стать фотографом. Что бы вы мне посоветовали?
Это зависит от того, почему вы вдруг решили поменять жизнь и стать фотографом. Нужно для начала спросить себя, зачем вы это делаете. Я бы в первую очередь сказал: не делайте этого и продолжайте то, чем вы занимались. Но если уж вы точно решили, подумайте: почему вы хотите заниматься именно фотографией.

Может быть, вы ищете способ стать полезным для общества? Тогда читайте, интересуйтесь и смотрите то, что уже было сделано. Потому что в фотографии есть на что опереться.

Клеман Саккомани
Директор международного фотоагентства NOOR Клеман Саккомани

Вы должны определить для себя: что для вас фотография? Хотите ли вы сделать это своей профессией и зарабатывать этим на жизнь? Если вы хотите зарабатывать этим на жизнь, прежде всего поймите, что фотожурналистика требует больших затрат. Вы должны найти внешние ресурсы, аккумулировать их и тратить на свое новое дело, потому что все путешествия в разные страны — это большие вложения.

Второе: вам нужно найти историю. То, что вы хотите рассказать миру. Я считаю, что технологии в данном случае не играют большой роли. У нас есть айфон, так что снимать очень легко. Самое главное — общаться с людьми, понимать, о чем ты хочешь рассказать, и входить в контакт с миром, чтобы получить от него то, что ты хочешь рассказать. Если все это есть, то техника и умение снимать — это неважно.

В чем тогда разница между профессиональным фотографом и любителем?
Профессионального фотографа в первую очередь определяет его опыт, доступ к ресурсам, понимание ситуации и разных ее аспектов, умение запечатлевать реальность. Человек не может, имея два карандаша, прийти к кому-то и сказать: я вам сейчас перекрашу весь дом.

Если мы говорим о какой-то стране, например Сирии, то мы говорим о документированной истории. Это невозможно сделать, просто имея в руках айфон. Передача информации и документирование истории требуют понимания того, почему в конфликт вовлечены те или иные стороны, что вообще происходит.

Кроме того, важно, что профессиональный фотограф — это человек, который заявляет фотографию как свою профессию. Он публичный человек, и он открыто заявляет, что занимается этим.

Что касается отличий между просто фотографией и фотожурналистикой, которой и занимаются в NOOR, то здесь главная разница в том, что фотожурналист — в первую очередь журналист.

Фотожурналист рассказывает историю. А просто фотограф использует медиа для публикации снимков.

В этом смысле фотожурналист ограничивает свою деятельность, хотя сейчас технологии и развитие медиа помогают расширить горизонты фотожурналистики. Фотожурналистика стремится вытаскивать людей из коробки. Ей важно создать связь между зрителем и тем, что мы фотографируем. Показывать жизнь такой, какая она есть.

Выставка международного фотоагентства NOOR

Как вы относитесь к тому, что сегодня картинка (фото и видео) вытесняет текст? Никто больше не хочет читать историю, ее хотят смотреть.
Неверно думать, что визуальная история сегодня принципиально важнее, чем текст. Но, с другой стороны, картинка сейчас действительно немного впереди. Это как ребенок, который сначала смотрит на мир, рассматривает его, и только потом учится читать.

Фотография — это прямое действие, даже более прямое, чем когда ты приходишь в музей и смотришь на картину.

Чтобы воспринимать и понимать искусство, нужен некий бэкграунд. А фото — это моментальное воздействие. Ты приходишь, видишь и сразу все понимаешь. Фотография втягивает тебя в контекст. Ты понимаешь, о чем она. И поэтому фотография — это простой доступ к людям, и их используют для манипуляций общественным мнением и нашим знанием.

У Ким Кардашьян множество поклонников в инстаграме, но если ты делаешь что-то сложное и глубокое, поклонников становится значительно меньше. Как сделать фотографию мостом в образовании; что нужно, чтобы фотография давала знания и поднимала тебя на уровень выше, вместо того чтобы опустить? Именно этому я учу на своих мастер-классах.

Вам не кажется, что большинство из нас сейчас теряют способность воспринимать сложный материал?
Нет. В любом случае визуальное восприятие не заменит нам интеллектуальной работы, а, наоборот, потребует дополнительных усилий.

Выставка международного фотоагентства NOOR

Я — фотожурналист, у меня есть обязанность и цель: давать людям знания. Все инструменты, которые у нас есть, надо использовать для того, чтобы учиться, изучать этот мир.

Конечно, сейчас мы чаще всего вместо описания своих чувств отправляем эмоджи, но я смотрю на мир и на будущее оптимистично, потому что у нас огромные возможности, большое количество историй, возможностей для общения — и мы должны пользоваться всеми методами, чтобы улучшать ситуацию.

На самом деле новые технологии позволяют нам узнать, что сейчас происходит во всем мире. Ничто больше не остается незамеченным. Это помогает бороться за свои права, за равенство рас, полов. Для меня, как для руководителя фотоагентства и журналиста, это большая ответственность.

Что вы думаете о фотожурналистике в России? Знают ли российских фотожурналистов в мире?
Я знаю несколько российских фотографов, в нашем агентстве работают несколько русских журналистов. Я знаю, например, Марию Трушенкову, Сергея Пономарева, Юрия Козырева. Но мы знаем о России недостаточно: без работ российских фотожурналистов мы просто закрываем глаза на такую большую часть мира, она нам в какой-то степени становится недоступна. И вот эта слепота, эта невозможность увидеть, что на самом деле происходит внутри, этот недостаток знаний сказывается на нас.

Я разговаривал с репортерами, фотографами из России, они находятся в сложной ситуации внутри страны. Сложной для того, чтобы заниматься фотожурналистикой: недостаток журналов, сложности с финансированием... Я не могу сказать, что видел много действительно сильных историй от российских фотожурналистов.

И это серьезная проблема. Ведь если ты, например, прекращаешь фотографировать своего ребенка в 6 лет, а потом снимешь его только в 20, то не будет задокументирован целый отрезок его жизни. Чтобы понимать, что происходит внутри страны, надо постоянно иметь доступ к информации. А недостаток информации дает возможность манипулировать историей.