Объявлены победители конкурса World Press Photo, самого влиятельного международного конкурса репортажной фотографии. ЧТД рассказывает о победителе 2018 года в номинации «Долгосрочные проекты». Дело в том, что творчество голландки Карлы Когельман тоже вполне можно назвать долгосрочным проектом. Она стала профессиональным фотографом только в 47 лет — и с тех пор глубоко исследует тему детства и взросления.

Среди номинантов World Press Photo традиционно много опытных фотографов-журналистов, которые десятилетиями работают в ведущих мировых СМИ, снимают захватывающие кадры из «горячих точек» или фиксируют на камеру поворотные моменты мировой политики. На этом фоне серия работ Карлы Когельман Ich bin Waldviertel («Я — Вальдфиртель») сильно выделяется.

Это камерный рассказ о детстве и взрослении вдалеке от большого города. Однако ощущение невыразимого юного счастья, переплетенное с тревогой наступающего взрослого мира, держит зрителя в неменьшем напряжении, чем кадры с передовой.

Серию Ich bin Waldviertel жюри конкурса оценило по достоинству. Работа стала победителем в номинации «Долгосрочные проекты». А сама Когельман, возможно, стала на шаг ближе к детству, которое она искала всю жизнь.

Детство без детства

Карла Когельман родилась и выросла в небольшой деревне в восточной части Голландии. Ее собственное детство счастливым не было. Когда ей было 2 года, отец и старшая сестра попали в автомобильную аварию. Сестра погибла, отец получил тяжелые травмы и так от них и не оправился — как в физическом, так и в психологическом смысле.

Жизнь семьи рухнула, и Карла, по ее признанию, росла, не чувствуя отцовской любви, в которой так нуждалась.

Спустя многие годы ей захотелось заполнить эту пустоту внутри, отыскав счастливое детство где-то еще.

В 1985 году Когельман получила педагогическое образование и стала заниматься социальной работой с детьми. Однако через пять лет поняла, что занимается не своим делом.

Карла Когельман основала собственное театральное агентство, которое стало ее жизнью на следующие 25 лет.

Театр, который она развивала, был исключительно визуальным и не требовал знания языка. Она много путешествовала с труппой, чтобы дарить эмоции как можно большему числу людей.

Весь мир — театр

Карла Когельман

Страсть к театру и привела Карлу Когельман к фотографии. Она хотела не просто рассказывать людям истории, а фотографировать их, превращая собственных зрителей в героев своих захватывающих сюжетов.

В 47 лет Карла Когельман совершила резкий карьерный поворот и поступила в голландскую академию фотографии, которую закончила в 2011 году с дипломом документалиста и портретиста.

Театр не ушел из ее жизни. Серия портретов актеров за сценой, которые Когельман сделала во время учебного процесса, в 2011 году была отмечена голландской премией «Серебряная камера».

Однако свою главную тему Карла Когельман нашла позже — когда в 2012 году молодежный театральный фестиваль в Австрии заказал ей съемку документальной истории о сельском регионе Вальдфиртель. Так возник проект Ich bin Waldviertel («Я — Вальдфиртель») о взрослении сестер Ханны и Алины, живущих на одной из небольших ферм.

Всеобщее лето

В одном из интервью 2014 года фотограф говорила об этом так: «Несколько лет назад я вернулась в свою деревню, чтобы сделать серию фотографий. Я пыталась найти свое прошлое, свое детство. И не смогла. Однако мне удалось найти его в Австрии. Не мое детство, а всеобщее детство».

«Через детей я могу выразить себя. В моих фотографиях многие люди узнают свое детство», — рассказывала Когельман.

Промежуточный этап этой работы уже был отмечен на World Press Photo в 2014 году. Однако Карла Когельман продолжила съемки. Каждое лето она приезжала к девочкам и пыталась добраться до сути процесса, который принято называть взрослением. Фотограф сочла проект завершенным только в 2018 году.

Ich bin Waldviertel — трогательная история, рассказанная средствами классической черно-белой фотографии.

На снимках — вечно задорное лето. Девочки играют друг с другом и с братьями, катают кошку в коляске для кукол, исследуют таинственный темный амбар, качаются на качелях и долго отмокают в бассейне, подставив лицо яркому солнцу.

В наш век цветных изображений благодаря выбору черно-белого кадра эта история существует вне времени. Похожим образом снимала своих детей знаменитая американка Салли Манн, живой классик, влияние которой Когельман не скрывает.

Мы видим на ее снимках все то, что знакомо и нам. Деревня или дача, речка или пруд, радость и отчего-то — напряженное, почти обреченное ожидание чего-то огромного. За кадрами Когельман — необратимость взрослого мира с его «настоящей» реальностью, которая не оставит и камня на камне от детских песчаных замков.

Но пока здесь светит солнце, плечи болят от загара, а ноги — от беспечной беготни.