Чтобы почувствовать себя счастливее, достаточно просто пересчитать крупные купюры. Таковы результаты международного психологического исследования, и это немало говорит о каждом из нас. Действительно ли деньги и их власть — главная ценность в мире, залог успеха и счастья? ЧТД рассказывает о трех фильмах, которые задают нелегкие вопросы современному обществу.

«Капитализм: История любви», режиссер Майкл Мур, 2009

«Капитализм: История любви»

Американский документалист Майкл Мур дотошен, уверен в себе и умеет очень увлеченно доказывать свое мнение: не захочешь, а согласишься. Вот и с тезисами Мура об антигуманности капиталистической системы трудно спорить — особенно пока смотришь его фильм.

Мур начинает с короткого рассказа о Римской империи, которую, по его мнению, погубили зависимость экономики от рабов, разрыв между богатыми и бедными и то, что указы императора были важнее всеобщего закона. Режиссер предрекает крах всем странам, где до сих пор происходит то же самое.

Эти государства, как и Римская империя, могут отвлекать народ от бунта играми, спектаклями и соревнованиями, но они обречены, мрачно пророчествует Мур.

Деньги для него — символ несправедливости. Разницу между теми, у кого есть деньги, и теми, у кого их отнимают, режиссер показывает ярко и страстно: вот люди, которых выселяют из домов за неуплату, а вот риэлтор-стервятник, который перепродает их жилье.

Вот богачи, чей подоходный налог сократили в два раза, и они радуются жизни. А вот пилот, американский герой, который во время аварии посадил самолет на Гудзон и спас пассажиров. Герой рассказывает, что его коллеги помимо полетов еще подрабатывают официантами и сдают кровь, чтобы было на что жить.

А вот подростки — они совершили разные легкие правонарушения, а срок им дали серьезный. Наказание они отбывают в частной тюрьме, которую щедро финансировал округ. Тюремные деньги, в свою очередь, распределяются между начальником тюрьмы, администрацией округа и судьей, который выносит приговоры.

«Капитализм — это когда каждый радуется неудаче другого», — убеждает Мур, и ему вторят целых три католических священника. Они говорят, что битва за деньги противоречит общему благу, состраданию и вообще человеческой природе.

Но те, у кого есть деньги, не согласны со священниками — они считают, что капитализм важнее демократии.

Истории, собранные Муром, доказывают: деньги как магнит — если у тебя есть деньги, у тебя наверняка появятся еще. Если у тебя нет денег, они вряд ли у тебя появятся: богачи не дадут беднякам заработать, им выгоднее заставить неимущих взять кредит и подзаработать еще немного.

«Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет». Эту евангельскую фразу американские социологи понимают не аллегорически, а прямо и называют «Эффектом Матфея». Преодолеть его можно тогда, когда обществу становится близка идея равенства. Но при капитализме такое бывает редко.


«ПираМММида», режиссер Эльдар Салаватов, 2011

«ПираМММида»

Прототип Сергея Кондратьевича Мамонтова (Алексей Серебряков) — Сергей Мавроди, основатель АО «МММ», крупнейшего финансового мошенничества на постсоветском пространстве. Мамонтов человек мрачный, но при этом обаятельный. Любит дочку, из напитков предпочитает кефир, везде ходит в стареньком плащике и потрепанных джинсах.

Зато ездит на дорогой «Чайке»: «Гагарин по Москве на „Чайке“ ехал, а я, маленький, видел. И меня тогда охватила эта, как ее... гордость!» В космонавты Мамонтова не взяли из-за зрения, но идея подняться над планетой и посмотреть на нее сверху его не оставила.

«Мамонтовки», они же билеты МММ, люди скупают в невероятных количествах. Сам мошенник, обещающий «бесплатные деньги» для всех, становится народным героем.

Понимая колоссальную опасность, которая исходит от Мамонтова, его стараются остановить силовики, криминальные структуры и владелец банка «Мегаваз» Илья Белявский (Федор Бондарчук), которым управляют хитрые американцы.

«Я Родиной не торгую!» — гордо отвечает Мамонтов на все попытки перекупить его дело. Предложение стать номинальным президентом России тоже не вызывает у него радости. Потому что масштаб мелковат — Сергей Кондратьевич хочет весь мир.

Мошенника не интересуют деньги как таковые и то, что можно на них купить. Зато Мамонтов знает, что другие приходят от них в трепет, — и этим можно воспользоваться.

Он с презрением интересуется у министра финансов , как тот может в период кризиса носить такие дорогие часы. Осуждает своего молодого помощника Фомина за страсть к дорогим вечеринкам — мол, парень мог бы управлять миром, а вместо этого растрачивает себя на побрякушки и пустое веселье.

«Капитализм стоит на индивидуальной жадности. Хочется все жадности слить в одну и получить их энергию», — объясняет Мамонтов свою цель. Деньги для него — как нужное вещество для алхимика, из которого при правильном обращении можно создать чистую власть.

Мамонтов безжалостен к людям. Он глубоко презирает всех, кто поддался власти денег — пустых блестяшек, которые даже не являются ценностью, а ее символизируют. Мамонтов аморален, но в его презрении есть своя правда.


«Волк с Уолл-стрит», режиссер Мартин Скорсезе, 2013

«Волк с Уолл-стрит»

Владельцу брокерской конторы Джордану Белфорту (Леонардо ДиКаприо) говорят, что он похож на Робина Гуда, но есть один нюанс. Он отбирает деньги у богатых, но только не раздает бедным, а кладет себе в карман.

Что с этими деньгами происходит потом, вопрос нескромный — под стать Белфорту. Конечно, это яхта, белый Ferrari, несколько других шикарных авто, несколько домов, красавица жена. Но самое главное — абсолютно безумные, грязные во всех смыслах вечеринки.

Как добывать деньги и как их тратить, еще небогатого Белфорта научил его первый начальник (Мэтью Макконахи). Надо ходить на работу в костюме, ни в коем случае себя на сдерживать, «взбадривать мозги» и знать, как навешать лапши клиентам на уши.

Чтобы приручить капитализм, нужно быть дикарем, который танцует под тамтамы финансового мира и берет от него все.

Белфорт научился убалтывать бедных клиентов и уговаривать их вкладываться в гнилые, никому не нужные активы. Потом жена посоветовала ему перейти на новый уровень: обманывать не бедных, а богатых. К 26 годам у Белфорта уже было $50 млн и совсем другая жена — одновременно фотомодель и герцогиня.

Своих сотрудников Белфорт все-таки любил и произносил перед ними трогательные и почти истерические публичные речи. Потому что все они — одно племя (завидовать которому при ближайшем рассмотрении точно не хочется).

Эти люди приняли совсем не легкое решение. Перестали задумываться о морали и решили пойти на все, только бы заработать большие деньги. Чтобы годы бедности и унижения не вернулись никогда. Чтобы дети пошли в хорошие школы, а родители жили в хороших теплых домах. По крайней мере, у большинства «волков с Уолл-стрит» история бесконечной алчности начиналась именно так.

У Белфорта и компании нет пути назад. Пока они продолжают делать миллионы из воздуха и лжи, пока тратятся на вечеринки и все виды удовольствий, они живы. Но всему приходит конец. Империя Белфорта разрушена, а сам он оказался в тюрьме, перестав понимать, что делать дальше, и утратив смысл жизни.

Впрочем, к чести реального Джордана Белфорта, чьи мемуары и легли в основу фильма, ему хватило сил сделать выводы, выйти на свободу и начать карьеру заново — вероятно, уже не таким жадным бизнес-консультантом.