Помимо очевидных бизнес-ошибок и просчетов, в смерти стартапов большую роль играет человеческий фактор: страхи, неуверенность, утрата мотивации, провалы в коммуникации. Американский программист и стартапер Карл Ташиян рассуждает об уроках, которые можно извлечь из провала.

Я заметил, что стартаперы в Кремниевой долине, обсуждая дела, любят поговорить о причинах гибели стартапов:

  • Shyp потратила слишком много времени на создание ненужного людям продукта;

  • Formspring потеряла видение;

  • KiOR ошиблась в выборе сотрудников.

Все — чистая правда! Но техническая причина смерти — как правило, лишь ширма. Наиболее частые (и наименее обсуждаемые) причины гибели стартапов — поведенческие, культурные и коммуникативные проблемы. Глубоко личные проблемы. Зачастую стартаперам страшно даже признаться в них самим себе, и еще страшнее — окружающим.

Но именно эти проблемы — главное, что мы можем узнать на примере самых громких провалов.

Пару дней назад я стал перебирать «посмертные» анализы стартапов (post mortem) и наткнулся на несколько смелых признаний:

  • «У Нэйтана и меня были большие проблемы с коммуникацией. Новости и журналистика нас не мотивировали». Пол Биггар, NewsTilt

  • «Я начал выгорать. Я был бесстрашным лидером, но беда с выгоранием в том, что теряешь последнюю надежду и креативность». Джанетт Каджид, Blurtt

  • «Мой энтузиазм и уверенность пошатнулись... Я стал бояться, что созданная мной ширма упадет и окружающие увидят, насколько я не уверен в себе». Майкл Томас, SkyRocket

Эти признания — прекрасная иллюстрация того, какую пользу стартап может принести в деле самопознания.

К сожалению, большая часть стартаперов, анализируя свои неудачи, избегают человеческой стороны дела, особенно если компания привлекла много инвестиций. Они стараются сохранить лицо, излагая историю провала на бизнес-жаргоне.

Но продолжая рассказывать, что стартап не взлетел, поскольку «не было рынка» или «не хватило ликвидности», мы подпитываем убеждение, что достаточно просто быть более эффективным исполнителем, чем конкуренты, и тогда компания попала бы в 10% успешных стартапов. Кроме того, мы обманываем будущих стартаперов, создавая у них ложное представление о том, что может пойти не так.

Если компания фокусируется исключительно на KPI и росте любой ценой, легко накопить огромный багаж страха, сомнений, недоверия, презрения, тревоги и стресса, которые повлекут за собой увольнения, выгорание и полный коллапс.

Что на самом деле требуется, так это бескорыстное, скромное, сосредоточенное на здесь-и-сейчас лидерство. Таким лидером можно стать, только познав себя.

Как написал стартапер Бретт Мартин, разбирая провал своей компании Sonar, «поскольку рабочая культура внутри стартапа отражает культуру его создателя, лучшая, пожалуй, вещь, которую вы можете сделать, — это потрудиться выяснить, кто же вы на самом деле».

Я думаю, многие боятся того, что они могут найти, займись они самопознанием. Это в особенности касается мотивированных и амбициозных людей, которые становятся стартаперами, — людей со сложными внутренними порывами и побуждениями.

Гораздо легче спрятаться за техническими деталями и верить, что если достичь квартального KPI, или добавить еще больше парного программирования, или перейти на какой-нибудь суперкофе — обязательно придешь к успеху.

Люди склонны думать, что стартапы — это «просто бизнес», но мой опыт показывает, что человеческие отношения играют огромную роль. Настолько огромную, что нам пришлось придумать концепцию «просто бизнеса», чтобы спрятаться от необходимости постоянно общаться с другими людьми.

Распространенное поверье, что надо быть в нужной степени бессердечным, чтобы эффективно управлять стартапом, — ложь.

Да, иногда каменное лицо может пригодиться, но подход типа just business заслоняет в нас человека, мы становимся нечувствительны к эмоциям и переживаниям, необходимым для нашего развития и мотивации.

Другой страх, связанный с самопознанием, — снять маску нашего «Я», которую мы надеваем для общения с миром. Тысячи лет религия и философия учат нас, что Эго — корень страдания, но снять маску и заглянуть глубже может быть очень неприятно.

Я отлично знаком со всеми этими страхами и сомнениями, поскольку я человек. Я стартапер. Я даже проводил post mortem одного из своих стартапов в 2012 году. К счастью, сама мясорубка стартаперской жизни сдирает с нас маску. Через пот, и слезы, и поздние ночи в офисе люди приходят к тому, что нельзя поддерживать образ вечно. Со временем они, к счастью, перестают играть. Они узнают, кто они такие, кем они стали.

Они заглядывают за маску и видят, насколько все ясно: цели, образ будущего, ценности, любовь. Так рождается лидер. К сожалению, иногда в процессе гибнет компания.

Я видел все это своими глазами. У глубокого самопознания могут быть далекоидущие последствия. Пройдя через огонь краха, мы получаем шанс отказаться от старого образа себя и найти в себе внутреннюю силу, о которой мы и не подозревали и которая может изменить нашу жизнь. И чем сложнее времена, если мы к ним готовы, тем быстрее наступают перемены к лучшему.