Понятие «непрерывное образование» для нас пока звучит абстрактно, хотя в западных странах эта система уже выстроена и действует, позволяя всем желающим обновлять свои знания и навыки, чтобы не отстать от жизни. Есть ли что-то подобное в России? ЧТД поговорил об этом с Ильей Коршуновым, руководителем группы по непрерывному образованию взрослых Института образования НИУ ВШЭ.

Чем занимается «группа по непрерывному образованию взрослых»? Чего вы от взрослых добиваетесь?

Мы пытаемся понять, как с помощью образовательных программ можно помочь выстроить карьеру и — в конечном счете — улучшить жизнь человека. Мы недооцениваем образование, не имеем привычки постоянно учиться, а ведь образование — лучшее лекарство от неуспешности. Что я имею в виду? Например, в западных странах если работник понимает, что у него нет контакта с начальником или карьера зашла в тупик, то у него есть инструменты, чтобы эту ситуацию изменить. Чтобы разобраться с карьерой или отношениями, он может воспользоваться консультацией специалиста, пойти на курсы или пройти тренинг «Работа с трудными людьми». 

Другой способ улучшить жизнь — сделать свой труд более производительным. Грамотным, хорошо обученным работникам сделать это легче. Основное образование — бакалавриат или специалитет — тут тоже имеет значение, но мы видим, что технологии непрерывно обновляются, значит, и навыки должны меняться.

Илья Коршунов

Руководитель группы по непрерывному образованию взрослых Института образования НИУ ВШЭ. По первому образованию химик, затем закончил магистратуру по менеджменту. Бывший замминистра образования Нижегородской области и начальник управления инвестиционного развития в регионе.

Как еще технологии влияют сегодня на наши образовательные траектории? Куда они заставляют нас двигаться?

Прежде всего, они наглядно показывают, что в нашем мире получить только высшее образование недостаточно. Допустим, вы выучили в институте химию, биологию и фармацевтику. Чтобы реально разрабатывать лекарства в большой компании, вам потребуются дополнительные навыки и серьезная подготовка. И в этом вам не поможет ни один университет, потому что учеба в нем длится 4-5 лет, а технологии обновляются быстрее. Вот один пример: мы знаем, что в фармацевтической промышленности Швейцарии (а это одна из самых развитых фармацевтических держав) через 5 лет будут востребованы те навыки, которым в сегодняшних вузах не учат. Осваивать их предстоит на программах дополнительного профессионального образования.

С другой стороны, непрерывное образование нужно не только вам, не только отдельному заинтересованному человеку, но и всей нашей экономике.

Эта система связей работает так: те, кто больше заинтересованы в своем развитии, овладевают новыми навыками, более экономически активны, — в конечном итоге они и работают лучше. Показано, что чем больше граждан страны проходят постоянное обучение, тем выше в ней валовый региональный или внутренний продукт. Сейчас в государствах с самым большим ВВП — странах Северной Европы, Люксембурге, Швейцарии — 60-70% взрослого населения охвачены программами дополнительного образования. Государство стимулирует граждан учиться, в том числе оплачивая часть их расходов на эти программы.

Как понять, какая «доводка» нужна именно мне и где ее лучше получить?

К сожалению, у нас пока нет массового информирования и профессиональной ориентации в том, что касается образования для взрослых, как в той же Дании или в Финляндии, Швеции, Германии. Чтобы разобраться в своих потребностях, полезна была бы система навигации между основным (школьным) образованием, первым высшим, дополнительными программами. А дальше можно двигаться к конкретным навыкам, которые необходимы для высокопроизводительного труда. Как это выглядит на практике? 

Например, вы не хотите 5 лет сидеть на шее у родителей и принимаете решение: «Я не пойду сейчас получать высшее образование, а буду работать. Специальность буду осваивать постепенно — через профессиональные программы, которые будут полезны для моей работы. Но выберу такие, которые могут быть зачтены вузами как практика, семинарские занятия или стажировка».

Предположим, вы ищете работу и изучаете, какие есть привлекательные вакансии в вашей отрасли. В России сейчас тоже появляются инструменты, позволяющие не просто искать место, а одновременно видеть, какие курсы нужно еще пройти, чтобы отвечать требованиям к кандидатам и полностью реализовать свой потенциал. Такую программу подсказок предлагает, например, Академия HeadHunter. Есть интересный проект Otus, который предлагает вам не просто научиться программировать, а еще и пройти по окончании учебы пять реальных собеседований в IT-компаниях.

Кто, по-вашему, больше заинтересован в стимулировании непрерывного образования — государство или бизнес?

Вряд ли в России появится система бизнес-стимулирования в чистом виде — для этого у нас менталитет неподходящий. Государство должно участвовать в образовательных проектах активнее. Мы знаем удачные примеры такого участия. К примеру, во Франции только в 2016 году было открыто 3,3 млн так называемых «ученических счетов». 

На ученический счет государство перечисляет каждому взрослому определенную сумму (около 500 евро), чтобы тот потратил ее на собственное профессиональное обучение. Одно дело, если вам дарят 5 тысяч рублей, которые вы проедите, другое — если те же 5 тысяч вы потратите на карьерное развитие. Во втором случае ценность этих денег возрастает: это уже не траты, а инвестиции в себя.

Пожалуй, 5 тысяч рублей — не такая большая сумма. Особенно по сравнению с 500 евро.

Конечно, я называю цифры в качестве примера. Но и такая сумма станет подспорьем. Ее можно потратить, например, на освоение бухгалтерской программы, и тогда вы сможете на своем малом предприятии самостоятельно вести учет. Или на них можно получить простую рабочую профессию. Да, возможно, придется и самому добавить каких-то средств. Это даже хорошо, потому что в этом случае вы будете выбирать более осознанно и отдадите предпочтение более сложной программе — например, управлению проектами.

Как еще государство может помочь нам в профессиональном развитии?

Для начала государству важно понимать, где необходима поддержка. Если вы сами или вместе с работодателем решаете, что вам сейчас нужен определенный востребованный навык, то государство может включиться. Например, Минобрнауки успешно реализовало программу сотрудничества предприятий и образовательных учреждений (в частности, среднего профессионального образования). По всей стране были открыты многофункциональные центры прикладных квалификаций. 

Эти ресурсные центры финансируются не только региональным правительством, но и бизнесом; в них можно подготовить кадры под того работодателя, который вложил свои средства в строительство и функционирование центра. 

Работникам это тоже выгодно: они идут учиться, зная, что в результате обучения будут трудоустроены.

Охват населения всеми формами формального и дополнительного профессионального образования в РФ за последние 10 лет увеличился незначительно, составив в 2016 году только 17%. Это в 2,5 раза ниже, чем в странах Организации экономического сотрудничества и развития (51%), и в 2 раза ниже среднеевропейского уровня (40,2%).

Какие навыки, на ваш взгляд, однозначно стоит освоить, независимо от отрасли?

Так называемые «навыки XXI века» — навыки коммуникации, кооперации, умение действовать, критически осмысливать проблемы, креативно подходить к выбору методов и способов решения задач. У нас долгое время не было потребности в этих навыках: вам давали документ, его нужно было прочесть, пойти и исполнить. В условиях высокотехнологичной экономики то, как я управляю собой, как взаимодействую со своим руководителем или коллегой, во многом определяет результат нашей совместной работы. Поэтому острый дефицит этих навыков вызывает у бизнеса беспокойство. 

Интересно, что сейчас передовые предприятия сами становятся источником новых навыков, носителями образовательных ценностей XXI века. Например, концепция «бережливого производства» возникла в компании Toyota. 

Тут главное — не промышленные технологии, а прежде всего новое мышление.

Как сотрудникам поступать, если они видят брак, как оценивать риски, рассчитывать затраты. Лучшие компании активно учат этому персонал, тем самым улучшая качество продукции и способствуя развитию своих сотрудников.

Вы занимаетесь непрерывным образованием только в теории или решаете и прикладные задачи тоже?

Мы разрабатываем практические рекомендации предприятиям, объясняем, как построить обучение для сотрудников, чтобы повысить производительность труда. Причем мы ориентируемся не на крупных корпоративных клиентов, а на небольшие компании, которым их бюджет не позволяет открыть собственный учебный центр и тем более — корпоративный университет.

Мы можем подсказать, как выбрать доступный онлайн-курс, с какими методиками тестирования его сочетать, как определить тех, кому в первую очередь нужно обучение. А обучение нужно, например, тем, кто долго выполняет монотонные операции, пусть даже и на продвинутой, высокотехнологичной установке. Даже на сложном оборудовании его функции сводятся к тому, чтобы включать несколько тумблеров и следить за показаниями термопары, а интеллектуальный вклад близок к нулю.

А государству вы можете что-то порекомендовать?

Конечно! Причем наши рекомендации особенно востребованы в тех регионах, где трудно привлечь инвесторов. Для начала инвестору, конечно же, нужен земельный участок, чтобы на нем построить предприятие. Но уже следующий его вопрос — где взять работников. И если ему говорят — «иди в дорогостоящее кадровое агентство» или, условно, «развешивай объявления», он, скорее всего, не останется: «Знаете, наверное, я пойду в другой регион, где знают, что мне требуется». А если есть государственные центры, которые разделяют расходы с инвестором, то это привлекательный вариант для бизнеса. Как привлечь инвесторов в такие центры? Над этим мы тоже работаем.