Противопоставление математического склада ума гуманитарному — надуманное. В этом нас убеждают биографии некоторых великих математиков. ЧТД собрал истории гениев, которые удачно совмещали занятия математикой с философией, языкознанием и государственной службой.

Отрешенный вид, непрактичность и невозможность заниматься ничем, кроме любимой царицы наук. Вот типичный образ математика, возникший в глубокой древности: именно так историки описывали Архимеда. На самом деле среди знаменитых математиков немало тех, кого интересовали и другие сферы жизни. Более того, они достигли в них заметных успехов.

Франсуа Виет (1540-1603), чиновник

Франсуа Виет

Математикой Франсуа увлекался с детства, но по стопам отца-прокурора пошел на юридический факультет — это образование тогда открывало широкий карьерный путь. Сначала был адвокатом, а потом стал чиновником и дослужился до придворного советника. Он контролировал исполнение королевских указов и математикой мог заниматься лишь на досуге.

В результате дворцовых интриг Виет лишился должности и на пять лет был удален от двора. Его вынужденному отпуску современная алгебра обязана появлению того символьного ряда, которым мы пользуемся до сих пор. Хотя древнегреческие математики использовали буквенные формулы, позднее эта традиция забылась. Потом алгебраические исчисления записывали словами, что было очень неудобно.

Исчисления в буквенных обозначениях вроде «(а + b)» вернул в обиход Виет в работе «Введение в аналитическое искусство». Правда, эту идею позже усовершенствовал Декарт, но Виета вполне можно считать «праотцом» алгебраического языка.

Математические достижения Виета символикой не ограничились — например, он сформулировал теорему косинусов. Но и его придворная карьера успешно продолжилась. Столь успешно, что однажды кому-то сильно помешала и по некоторым версиям закончилась отравлением — вполне в духе эпохи.


Рене Декарт (1596-1650), философ

Рене Декарт

Автор знаменитого философского утверждения «Я мыслю, следовательно, существую» всерьез увлекся математикой после 20 лет. Любовь к философствованию проявилась у него гораздо раньше, во время учебы в монастырской школе.

Все подвергать сомнению в поисках абсолютной истины — на этой идее базируется научный подход к познанию мира, и именно эту идею отстаивал в ХVII веке Декарт. Тогда она казалась крайне смелой. Ведущую роль в познании по Декарту играет разум, а не мистицизм или чувственный опыт. Как любого философа, Декарта интересовала не только философия познания, но и свойства человеческой души и представления о Боге — размышлениям на эти темы он тоже уделял немало времени. Стоит ли говорить, что его идеи расходились с мнением церкви?

К счастью, Декарту удалось избежать крупных неприятностей с инквизицией. Да и поклонников его идей хватало: незадолго до кончины Декарта шведская королева Кристина пригласила его к себе в качестве персонального преподавателя философии.

Математика шла в жизни Декарта рука об руку с философией. Он считал ее универсальным способом познания мира, идеальной наукой. Декарт заложил основы аналитической геометрии и внес свой вклад в теорию уравнений.

Он развил идею Виета об алгебраическом языке и ввел многие привычные нам обозначения, включая «х» и «y» в уравнениях.


Пьер Ферма (1601-1665), судья

Пьер Ферма

Ферма, как и Виет, посвятил свою карьеру праву. Он окончил юридический факультет и стал советником в парламенте Тулузы. Парламенты во Франции тогда выполняли судебные функции, а советники были судьями. Нетипичное для юриста увлечение математикой началось Ферма в студенческие годы, причем благодаря совсем другому хобби. Пьер, прекрасно владевший древнегреческим и латынью, любил античную литературу, и однажды ему в руки попал труд одного древнегреческого математика. С этого момента математика стала его любовью на всю жизнь.

Карьера Ферма шла в гору, он получил известность как добросовестный судья и блестящий юрист. Из-за большой занятости Ферма мог посвящать любимому хобби совсем немного времени. Продумать какую-то идею мог, а вот записать ее подробно не хватало времени.

Свою великую теорему он сформулировал на полях книги с припиской: «Я открыл этому поистине чудесное доказательство, но эти поля для него слишком узки».

После смерти Ферма лучшие математики мира больше 300 лет бились над поиском доказательства. Найти его удалось американцу Эндрю Джону Уайлсу. Его доказательство, опубликованное в 1995 году, заняло 130 страниц.

Умер Ферма как истинный трудоголик — на работе, во время выездной сессии суда. Он всю жизнь переписывался с великими математиками той эпохи, но так и не нашел времени опубликовать свои математические наработки. После смерти Ферма это сделал его сын.

Одной только великой теоремой заслуги судьи Ферма в математике не ограничились. Он считается создателем теории чисел и аналитической геометрии, в переписке с Паскалем развивал направление, которое сейчас называется теорией вероятностей.


Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716), языковед и дипломат

Готфрид Вильгельм Лейбниц

Вундеркинд Лейбниц поступил в университет в 14 лет и интересовался абсолютно разными сферами — античной поэзией, историей, математикой, философией, юриспруденцией. В 18 лет он стал магистром философии, а в 20 — доктором права.

После блестящей защиты докторской Лейбницу предложили преподавать право в университете, но его уже влекли другие горизонты. Он поступил на дипломатическую службу, потому что такая работа, не слишком напряженная и связанная с постоянными разъездами по Европе, оставляла Лейбницу время для других увлечений и позволяла знакомиться в поездках со знаменитыми учеными. Правда, через несколько лет Лейбниц все-таки сменил службу на более спокойную и стал придворным библиотекарем в Ганновере.

В 29 лет он закончил научный труд по математическому анализу. Это темой Лейбниц занимался независимо от Ньютона и опубликовал свою работу раньше него. Еще Лейбниц придумал бинарную систему счисления, заложил основы математической логики, а в механике сформулировал закон сохранения энергии.

В гуманитарных науках он оставил след в философии и языкознании. До Лейбница господствовала библейская легенда о происхождении всех языков от древнееврейского. Лейбниц же выдвинул историческую теорию происхождения языков.

При всей своей увлеченности науками Лейбниц обладал и стратегическим мышлением. Он стоял у истоков создания нескольких академий наук в немецких землях, а еще разработал для Петра I подробную концепцию развития образования и наук в России.

Петр так ценил советы ученого, что пожаловал ему титул тайного советника юстиции и назначил пенсию, хотя в России Лейбниц не жил.


Карл Фридрих Гаусс (1777-1855), языковед-любитель

Карл Фридрих Гаусс

Гаусс, как и Лейбниц, был вундеркиндом. У него рано проявились способности и к математике, и к языкам. Поступая в университет, он колебался в выборе факультета. Математика победила, и Гаусс столько для нее сделал, что современники признали его величайшим математиком всех времен. Правда, львиную долю своего времени и энергии Гаусс отдал не «чистой математике», а астрономии. Много лет он руководил Геттингенской обсерваторией.

В научный мир Гаусс ворвался в 24 года. В этом возрасте он опубликовал «Арифметические исследования», которые перевернули представления математиков о теории чисел. В этом же году Гаусс безошибочно рассчитал траекторию движения недавно открытой и тут же потерянной планеты Церера. Еще через восемь лет он опубликовал фундаментальный труд «Теория движения небесных тел».

Пожалуй, нет такой области математики, в которой Гаусс не отметился бы: алгебра, геометрия, теория чисел, матанализ — везде вписано его имя.

Но не забывал Гаусс и о своем интересе к языкам. Английским и французским он владел свободно, а читать мог почти на всех остальных европейских языках. В 62 года он решил выучить язык посложнее ради «омоложения памяти» (да, гений Гаусс еще в ХIХ веке догадывался, что у изучения языков есть такой побочный эффект). Выбор пал на русский.

Карл Фридрих учил его самостоятельно, по своей методике. Одним из ее элементов было составление так называемых «обратных словарей», когда списки существительных, прилагательных или глаголов размещаются в обратном алфавитном порядке, то есть не по начальным, а по конечным буквам слов. Этот способ помогает изучать морфологическую структуру языка, потому что в таком словаре автоматически собираются вместе слова с одинаковыми грамматическими свойствами, например, с одним и тем же суффиксом.

Профессиональные лингвисты стали составлять обратные словари русского языка только со второй половине ХХ века. А Гаусс открыл для себя этот путь на сто с лишним лет раньше. Кстати, знание русского языка позволило Гауссу прочитать в оригинале очень интересовавшие его труды Лобачевского.