Сегодня Терри Треспицио консультирует компании, желающие разработать стратегию продвижения бренда. А начинала карьеру она как радиоведущая и редактор журнала. Пережив немало карьерных — а вместе с ними и душевных — метаний, Треспицио рассказывает об уроке, который выучила сама: многим из нас стоит легче относиться к работе. Более того: возможно, лучше забыть о поиске «дела всей жизни».

Лекция начинается с рассказа о том, как Терри пережила двойное увольнение. Сначала — из одного из изданий медиамагната Марты Стюарт. Это даже принесло ей облегчение: к тому моменту уже было ясно, что отношения с этим работодателем закончились. Однако спустя совсем непродолжительное время был второй удар по самолюбию — закрыли ее радиошоу. Главным чувством была фрустрация — Треспицио почувствовала, что перестала быть успешной.

Стрессовая ситуация, в которой бывшей ведущей радиошоу пришлось искать работу, натолкнула ее на мысль о том, что мы чересчур зациклены на поиске «работы мечты».

На протяжении всей лекции Терри Треспицио приводит различные аргументы в пользу новой карьерной идеологии, которую она создала для себя. Мы постоянно слышим о том, что должны найти дело своей жизни, некое мифическое призвание, которое будет постоянно вдохновлять и превратит работу в сплошное удовольствие.

На деле же совсем не обязательно, что вы когда-либо найдете свою профессиональную страсть. Причем если вы ее не найдете, это вовсе не значит, что вы будете меньше зарабатывать или страдать от неспособности реализовать себя.


«В день моего последнего шоу я зашла в лифт на 36-м этаже. Когда он поехал вниз, я начала плакать. Каждый этаж отделял меня все больше и больше от того, кем я была. От радиоведущей и редактора журнала, человеком с классной работой, о которой можно рассказывать на вечеринках, — рассказывает она. — Я долго отклоняла хорошие предложения только потому, что мне казалось: я сяду не на тот поезд, который увезет меня в неправильное будущее».

«Тем временем мама умоляла меня — просто согласись на какую-нибудь работу и все. Ты не застрянешь! Это сейчас ты застряла. Нельзя заранее придумать свою жизнь, ты создашь ее тогда, когда начнешь жить».

«Давление начинается в детстве и продолжается всегда, — рассуждает Терри об основе наших амбиций. — Но, вероятно, самый плохой момент, когда ты заканчиваешь школу. Кажется, все вокруг только и говорят: „Вау, как круто! И что же ты решила делать в жизни?“ Это так пугает! Тебе кажется, что ты должна совершить какой-то роковой выбор и он повлияет на всю твою оставшуюся жизнь. А мне вообще-то было трудно даже выбрать факультет на ближайшие 4 года — я его меняла один или даже два раза».

Идея, что каждый шаг должен быть продиктован одной правильной целью, к которой мы страстно стремимся всю жизнь, не выдерживает проверки реальностью, пришла к выводу Терри. Более того — это элитистская идея: «Покажите мне мойщика окон, и я поставлю миллион долларов на то, что он делает это не из-за страсти к чистым стеклам».

«Я не знаю, кем я буду через 5 лет, и мне это нравится, — говорит Терри. — Потому что самые великолепные карьеры случаются с теми, кто умеет удивлять».

«Моя главная претензия к идее работы как страсти заключается в том, что страсть — это не план, а чувство. Чувства меняются. Сегодня вы увлечены каким-то человеком или работой, а завтра нет. Мы все в курсе того, что так бывает, но почему-то продолжаем использовать критерий „страсти“, чтобы судить обо всем на свете».