Бывший заместитель министра образования и науки, доцент факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Игорь Федюкин считает, что непрерывное образование и образование для взрослых были всегда. Только назывались по-другому.

Мы сегодня слышим про неформальное, непрерывное, дополнительное образование... Какой формат получения знаний сейчас становится наиболее востребованным?

Это искусственная постановка вопроса, потому что она подразумевает «сейчас», отличное от «тогда». Мол, было время, когда все учились в университете, а сейчас есть разные формы образования, и мы спрашиваем себя: «Куда же мы идем?» У нас возникает аберрация памяти: мы описываем историю нашего образования (в том числе и недавнего, советского) как историю формальных организаций, государственной школы и госуниверситетов. На самом деле с XVII века и до советского периода формальная школа и формальный университет не были ни единственными, ни основными, ни даже доминирующими форматами получения знаний.

То, что мы сейчас называем «непрерывное образование» или «образование для взрослых», существовало в огромных масштабах. Многие навыки люди осваивали неформально, общаясь с мастером, на производстве в качестве подмастерьев. Учились по самоучителям, или, как их раньше называли, по письмовникам, сначала рукописным, потом печатным. С начала XVII века такие учебники получили распространение. Люди брали письмовник взаймы или покупали, учились, например, навыку написания писем. Обменивались рукописными учебниками, делали выписки для себя из книг или конспектов. В советское время существовали вечерние и заочные формы обучения, всесоюзные заочные вузы. В 1990-е и 2000-е годы они превратились в большинстве случаев в профанацию, но в советское время там многие учились по-настоящему.

То есть существенно в образовании ничего не поменялось, формальное и неформальное всегда пересекались?

Думаю, да. С другой стороны, формальное всегда стремилось осуществить экспансию на неформальные площадки, если не фактически, то хотя бы риторически, как-то их делегитимизировать.

Что будет дальше? Дипломы о дистанционном обучении будут цениться наравне с обычными дипломами? Или вообще дипломы не будут нужны?

Если мы говорим о роли дистанционного образования или видеокурсов как инструмента или канала освоения навыков, то, повторю, самые разные каналы были всегда. Сейчас университеты активно осваивают дистанционные технологии, присваивают себе роль производителя и распространителя лекционного контента. Можно предположить, что ведущие университеты еще больше сдвинутся в эту сторону, будут пытаться монополизировать эту роль.

Тогда зачем нужно очное образование?

Пребывание в учебных заведениях, куда нужно ходить ногами, — это не только и не столько усвоение знаний и навыков, сколько социализация, обучение молодых людей навыкам общения с начальником и коллегами, командной работе. 

Это история про допуск в корпорации, про включение в социальные, профессиональные и горизонтальные сети, формирование когорт и группировок. Очная форма обучения — это и социальная функция государства.

Оно сознательно использует вузы, чтобы в течение 4-6 лет, а может и больше, где-то продержать молодых людей, занять их, чтобы они не болтались на улице.

Вы учились и работали в разных странах, есть ли между ними глобальная разница в подходах к образованию?

Я бы сказал, что учился всего в двух странах: в России и США, потому что Центрально-Европейский университет в Будапеште воспроизводит американскую модель образования, стремится подготовить учащихся к обучению в США.

Американская система предполагает больше возможностей выбора со стороны учащихся и уделяет больше внимания (по крайней мере, уделяло раньше) подготовке письменных текстов, устных выступлений и формулированию тезисов. Наше российское образование строится скорее на усвоении лекций, материалов, книг и последующей сдаче экзаменов. В большинстве наших вузов студентов не подталкивают к тому, чтобы «переваривать» полученное знание, представлять его в виде собственного текста или проекта, собственного произведения. Необходимость выбора предметов, построения своей образовательной траектории — важная отличительная черта американского образования, и в этом смысле оно больше соответствует и реалиям XXI века, и сегодняшним требованиям. Сегодня далеко не всегда предполагается, что выпускник будет всю жизнь работать «по специальности».

Какое образование мирового уровня сейчас можно получить в России?

Практически в любой сфере можно получить образование мирового уровня (за медицину не поручусь). Другое дело, сколько таких мест в нашей стране. Думаю, по любой специальности есть две-три точки: факультета или кафедры. Правда, образование мирового уровня, полученное в России, по конкретному набору и конфигурации навыков будет отличаться от того, что получают, скажем, в США; точно так же образование мирового уровня, полученное в Японии или Германии, будет отличаться от французского или английского.

Может ли молодой человек угадать, какие знания ему понадобятся в будущем, или лучше осваивать то, что ему сейчас интересно?

Угадать, прогнозировать довольно сложно. Можем ли мы поручиться, что через 15 лет у нас не исчезнет необходимость «изучать» иностранный язык, что мы не будем вместо этого просто подключать кабель в мозг? Не находимся ли мы на пороге технологического рывка, который изменит всю реальность невообразимым для нас сегодня образом?

Тем не менее на макроуровне понятно, что какие-то группы навыков будут всегда востребованы: работа в области математики и информатики, с иностранными языками, с текстами, их анализом или написанием, с образами. В самом общем виде таких групп немного. И, наверное, можно поручиться, что эти группы навыков будут востребованы через 10-15 лет. Но более детальный прогноз вряд ли возможен. Бесполезно пытаться угадать, учить ли сейчас китайский или испанский, немецкий или арабский. Здесь действительно лучше учить то, что интересно. Впрочем, я понимаю, что этот совет многим покажется бесполезным: мне всегда было что-то интересно, хотя я понимаю, что не у всех это так. Есть те, у кого нет четко выраженного интереса к какой-то одной области знаний. Как понять свое призвание, если ты его не чувствуешь? Или как сформировать свою траекторию в отсутствии выбора? Я тут, пожалуй, плохой советчик.