Обернется ли наше решение успехом или провалом — вопрос не только упорства и мотивации, но прежде всего расчета. И здесь мышление часто дает сбой: мы спешим или медлим, преувеличиваем или недооцениваем риски, поддаемся эмоциям. Как действовать более рационально? ЧТД поговорил об этом с тренером по прикладной рациональности Прапион Медведевой.

Открыть кафе или приют для животных, бросить стабильное место ради создания своего продукта, переехать в другую страну... Все это важные решения, от которых зависит будущее. Как не ошибиться? Чтобы научить обходить ловушки, которые расставляет мозг, существуют курсы прикладной рациональности. С 2016 года они проходят в Москве в пространстве «Кочерга». Мы решили выяснить, чему на них можно научиться и где применять эти знания.

Кто такой тренер по прикладной рациональности? Чем он занимается?
Мы тренируем людей в принятии решений. Это достаточно молодое направление, которое стало развиваться с 2002 года, когда психолог Дэниел Канеман получил Нобелевскую премию по экономике. С этого началась популярность поведенческой экономики в целом.

Канеман показал, что мы часто криво моделируем мир, в котором живем, плохо оцениваем вероятность тех или иных событий и не можем нормально просчитать риски. Из-за этого принимаем много нерациональных решений. Или не принимаем вообще.

Прапион Медведева
Прапион Медведева

Например, человек уже пять лет пытается открыть собственное дело. Знаний у него достаточно, есть подушка безопасности, но он не делает ни одного заметного шага в эту сторону. Или, наоборот, он открывает бизнес, но неправильно оценивает перспективы — и прогорает.

Разве эти проблемы решают не коучи и психотерапевты?
Коучинг и психотерапия часто направлены на прояснение целей или облегчение эмоционального состояния клиента. Классический коуч, например, задает вопросы до того момента, пока человеку не станет все понятно. Или он не убежит. «Я хожу каждый день на работу» — «А зачем?» И так далее.

А если клиент приходит к терапевту, тот ему скажет: «Знаете, если вы будете идти к этой цели, вам нужно будет всю жизнь перестроить». И человек может отказаться от цели.

Мы не вторгаемся в целеполагание. Мы практикуем некоторые техники коучинга, но не доводим их до каких-то экзистенциальных глубин.

Тренер по прикладной рациональности (ПР) работает с целями, которые ставит сам человек. Грубо говоря, нет цели до чего-то докопаться в человеке, а есть цель разобраться, где его мозг дает сбой. Сбой может возникнуть на трех этапах — когда мы моделируем мир, когда мы обновляем свою модель с учетом новых свидетельств и когда исполняем уже принятое решение.

Что значит «моделируем мир»?
У каждого из нас есть картина мира. Исходя из нее, мы присваиваем событиям разную вероятность — и действуем соответствующим образом. Допустим, делаем финансовые запасы в иностранной валюте, потому что нам кажется вероятным, что наша валюта будет падать.

Внешний мир нам постоянно подкидывает свидетельства, которые мы учитываем при оценке вероятности. То есть мы сами выхватываем какие-то кусочки информации и воспринимаем их как свидетельства. Теоретически любую информацию можно связать с любым событием, но это опять же зависит от картины мира.

Мы берем априорную вероятность, что событие случится, и прикидываем, насколько новое свидетельство влияет на эту вероятность. В результате получаем шанс события при условии свидетельства.

Таким образом мы обновляем картину мира, сдвигая ее относительно исходной точки. Такой способ оценки вероятностей называется байесианством (по имени его основателя, математика Томаса Байеса).

Как это работает в историях ваших клиентов?
Вот реальный пример: человек хочет открыть стартап. Он выдвинул гипотезу, что его продукт за год порвет рынок, и ищет факты, которые подтвердят ее, но не ищет фактов, которые могут ее опровергнуть. А они обязательно находятся — но уже тогда, когда он вложился, кредит взял, помещение снял.

Это называется «ошибка подтверждения». От нее сложно избавиться, и у нас много упражнений как раз на то, чтобы ее избежать. Мы заходим с одной стороны, с другой, пытаемся понять, как все изначально может пойти не так.

Владение техниками ПР дает возможность моделировать мир близко к тому, как он на самом деле устроен, и предпринимать те шаги, которые приведут клиента к результату, которого он на самом деле хочет.

И как может выглядеть этот позитивный результат?
Обычно он проявляется в том, что человек принимает неочевидное для него решение, которое потом приводит его к успеху. Но для того, чтобы увидеть это решение, нужна большая работа по моделированию, оценке. Вся эта работа со стороны не видна.

У меня была в коучинге одна ученица. Она пыталась решить проблему дискомфорта на работе. Ей казалось, что вокруг творится хаос, на рабочих встречах все говорят ни о чем и непонятно, кто контролирует процесс. В какой-то момент она дошла до того, что единственное решение — это освоить техники управления и взять на себя эту роль в команде. И ей это удалось.


До момента оценки альтернатив ей не приходила в голову эта идея. Она думала, что делает что-то не так, что ей нужно в себе что-то поменять. Если бы она пошла в психотерапию, скорее всего, она бы действительно через какую-то внутреннюю работу пыталась эту ситуацию разрешить.

Слава Матюхин
Вячеслав Матюхин

Периодически случается, что люди передумывают делать проект в одной сфере, а начинают делать в другой. На каждом потоке бывает человек, который оценил риски своего проекта и передумал. То, что человек узнал о рисках, не значит, что мы ему их создали. Теперь у него больше информации.

Он может отказаться от проекта, а может подкрутить какие-то составляющие, чтобы все стало как надо.

Даже если в процессе прояснения возможных вариантов клиент отказывается от изначального плана, он по крайней мере исследовал все уголки и понял, что там ничего нет, это для него тоже очень ценно.

А если человек застрянет на этапе оценки свидетельств?
Да, такое случается. Причем часто именно с умными людьми, которые хотят все сделать точно и нигде не ошибиться. Это называется «аналитический паралич» — вы не можете перестать набирать новую информацию, потому что вам все время кажется, что модель неточная.

Но мы стараемся это учитывать и ориентируем людей на достаточную точность, которая необходима, чтобы перейти к исполнению. Я часто прошу учеников установить черту, до которой они собирают информацию, а за которой уже действуют. На этапе исполнения они закладывают себе контрольные точки, где можно что-то скорректировать.

Какие техники вы используете в обучении?
В основном опираемся на идеи Канемана и тот кластер исследователей, который сформировался вокруг него. Есть необихевиористы вокруг психолога Альберта Бандуры. Этот кластер дает основу всех методик, которые касаются мотивации, например, какими словами о себе думать, чтобы наконец начать что-то делать. Мы часто советуем использовать метод Getting Things Done Дэвида Аллена. Периодически включаем в занятия элементы системного подхода.

У нас есть техники про глубокие составляющие личности, хотя мы и не позиционируем их как основные. Мы умеем при помощи почерпнутых из когнитивно-бихевиоральной терапии практик вырабатывать полезные привычки, работаем с конфликтующими предпочтениями — например, когда сейчас мы хотим тортик, а через год — красивую фигуру.

Мы работаем в разных форматах. Есть ознакомительный воркшоп по рациональности на выходные, курс на три недели. В нем можно анализировать личные проекты. Есть курс для руководителей, где предусмотрены личные консультации и менторство.

Мы работаем в микрогруппах 3-4 человека, разбираем конкретные кейсы, даем рекомендации, какие техники стоит применить.

Туда мы специально отбираем людей после собеседования. Берем только участников с внешними проектами, которые требуют инструментов ПР.

Кроме деловых проектов, где еще может быть полезна прикладная рациональность?
В первую очередь мы работаем с выбором карьерного пути, оценкой перспектив. Помогаем оптимизировать какие-то процессы в жизни, чтобы освободить ресурсы для целей. Я одобряю попытки учеников применить методы ПР в личной жизни, но сразу говорю, что они сами отвечают за последствия: в этой сфере сложность возрастает и нет однозначных методов оценки.

Глобальная цель, ради которой я все это двигаю, — достижение всеобщего благоденствия.

Я верю, что когда мы научим людей более разумно принимать решения, понимать и осознавать последствия своих поступков, мы все будем жить лучше.

Воркшоп Кочерга
Воркшоп Кочерга

Научить людей делать проекты — это здорово, но этому учат и на программах MBA. А мне важно, чтобы у людей была осознанность относительно того, как их поступки и принятые решения влияют на будущее. Это меня мотивирует развивать проект дальше и не бросать его, когда что-то не получается.

Как вообще возник ваш проект?
Я закончила философский факультет в Ростове-на-Дону и поступила в магистратуру в «Вышку». Когда переехала в Москву, набрела на сообщество LessWrong. Там люди занимаются тем, что коллективно прокачивают в себе рациональность, как могут. Они читают Канемана и специалиста по искусственному интеллекту Элиезера Юдковского, который много чего написал про когнитивные искажения.

Я довольно быстро вошла в команду. Сначала мы собирались в «Яндексе», где работал другой организатор Вячеслав Матюхин, а потом решили искать какое-то более постоянное месте и открыли антикафе «Кочерга». В конце концов на их основе мы сделали тренинги. Начали с двухдневного воркшопа, потом его упорно допиливали, а теперь запустили еще и курс для менеджеров.

А планы развития у вас есть?
Мы начинали со Славой вдвоем, и сейчас у нас есть третий человек — Александр Али. Он вел занятия в «Кочерге» по уличной эпистемологии — это такая движуха про способы познания картины мира на основе сократовских диалогов. Мы высоко оценили его тренерские таланты, и в последних двух воркшопах он ведет секцию. Мы хотим масштабировать проект и дальше, в регионы в том числе.

Мы сейчас активно дорабатываем форматы. Чтобы освоить техники прикладной рациональности и научиться их применять, нужно минимум полтора месяца — столько занимает у нас курс для руководителей.

Запустить такой курс на постоянной основе можно только через сотрудничество с университетами. Мы стараемся искать баланс между своим желанием дать оптимальную подготовку и тем, насколько люди захотят в это вкладываться. Не деньгами, а именно временем — ходить туда каждую неделю на два часа. На такое мало кто готов. Им бы попробовать что-то покороче. И все хотят быстрого результата.

С чего лучше начинать освоение ПР? Есть какие-то навыки, которые облегчают задачу?
Я бы рекомендовала начать с воркшопа — это дает общее представление о том, что такое ПР, байесианство, какие есть ошибки мышления и техники, чтобы их избежать. А уже дальше можно думать, исходя из ваших целей, какую программу выбрать.

Рациональность сама по себе не цель, а набор инструментов для ее достижения.

Необходимые предварительные навыки относятся по большей части к тому, как вы пользуетесь языком. Если вы стараетесь употреблять слова так, чтобы они однозначно и точно описывали происходящее, это вам поможет. Я пользуюсь метафорой про карту и территорию: мир — это территория. А карту мы составляем сами, описывая мир, и чем лучше ваши навыки «картографа», тем точнее будет карта.