Представьте, что больше всего на свете вы любите решать кроссворды. Как приятно найти нужное слово, которое точно ложится в отведенные под него клеточки! А что если, пока вы перебираете слова и увлеченно грызете карандаш, над вами встанет комиссия из пяти человек, которая будет оценивать скорость и аккуратность, с которой вы решаете кроссворд? Будет ли вам так же весело? Психолог Эллен Лангер предлагает свои способы превратить учебу из тяжелой обязанности в удовольствие.

Занимаясь чем-то просто ради удовольствия, мы не ожидаем, что нас будут оценивать — мы увлечены самим переходом от незнания к знанию, от загадки к ответу. «Вовлеченность в работу напрямую связана с возможностью отвлекаться на детали и второстепенные мелочи, — утверждает Эллен Лангер, автор книги „Сила осознанного обучения“, — однако чаще всего, когда перед нами ставится учебная или рабочая задача, мы боимся негативной оценки и нацеливаемся именно на результат. В итоге мы больше думаем не об удовольствии от процесса, а о том, как его оптимизировать, ведь работа, которую мы выполняем, обычно имеет четкий алгоритм (рассказать клиенту о таких-то новинках, настроить программу таким-то образом, объяснить студенту вот эти пять правил правописания). На самом деле, как бы конкретно ни была поставлена задача, внутри нее всегда есть место для творческого выбора, и именно он способен превратить любую работу в развлечение».

Фиксация на конечном результате и страх негативной оценки часто становятся основными источниками нашего стресса, связанного с работой: боязнь ошибиться лишает нас возможности пробовать новое и загоняет в привычную схему, где труд и развлечение всегда противопоставлены. На самом деле такое противопоставление не совсем корректно, ведь то, что для одного человека будет тяжелой работой, для другого будет желанным досугом.

Эту теорию подтвердил антрополог Роберт ЛеВин, изучив жизнь сельских общин Катманду и доказав, что понятия «труд» и «игра» культурно и социально обусловлены. Например, у мужчин непальской общины, относящихся к высшей касте, принято поочередно заботиться о маленьких детях. Это занятие не только не считается женским, но и радует мужчин: ведь это досуг по сравнению с работой в поле. А у одной из кенийских народностей, напротив, забота о детях считается грязной работой и имеет низкий статус; мужчины ей не занимаются.

«Если нет никакой объективной разницы между работой и развлечением, — рассуждает Эллен Лангер, — то любой труд может превратиться в игру. Все зависит от нашего восприятия». Такой принцип хорошо знаком нам благодаря Тому Сойеру, которого тетя Полли заставила белить забор: заскучав, Том притворился, что красить доски — это великое мастерство и честь, чем вызвал зависть у своих приятелей. Те в итоге готовы были отдать что угодно, лишь бы только Том разрешил им тоже немного покрасить.

Этот принцип сработал и в эксперименте социального психолога Стэнли Милгрэма. Как и большинство исследователей, Милгрэм был вынужден регулярно искать тех, кто согласиться участвовать в опросах, предлагая за эту работу денежное вознаграждение. 

Однажды Милгрэму в голову пришла свежая мысль: он попросил своих ассистентов выйти на улицу с плакатами, на которых было написано: «Сегодня поучаствовать в опросе Нью-Йоркского университета можно совершенно бесплатно!» На призыв откликнулось немало желающих.

Итак, «труд» и «развлечения» — понятия субъективные. Что же можно сделать, чтобы наше восприятие изменилось? Эллен Лангер с коллегами попытались понять, есть ли способ сделать неприятное задание более приятным. Участников исследования разделили на две группы и предложили послушать музыку, которая им не нравилась. При этом первую группу попросили не просто слушать, а найти в нелюбимой музыке от 3 до 6 новых черт, например — какой инструмент солирует, о чем поется в песне, меняется ли ритм. Вторая группа не получила никакого дополнительного задания. В результате эксперимента те, кто слушали осознанно, почувствовали азарт: поиск нового заставил увлечься изначально неприятным занятием. В восприятии второй группы, как и следовало ожидать, ничего не изменилось: им по-прежнему не нравилась музыка.

«Стресс и скука в работе и учебе в первую очередь связаны с неумением и нежеланием искать в наших занятиях новые моменты, — утверждает Эллен Лангер. — Привычка обращать внимание на мелочи в том, чем мы занимаемся, поможет сделать работу гораздо более увлекательной!» Одно из самых больших заблуждений — ждать, пока какое-нибудь занятие само нас захватит с головой, и лишь затем начинать строить карьеру. «Я много лет наблюдаю за страдающими студентами, которые не знают, какой путь им лучше выбрать, — продолжает психолог. — Но ведь невозможно сделать выбор, сперва не вникнув в занятие!» Однажды научившись смотреть на работу иначе, мы сможем любой труд превратить в удовольствие.