Почему стоит завести блог о работе, даже если вы не планируете на нем зарабатывать? ЧТД узнал три истории счастливых профи-блогеров, которые убеждают: чтобы получать отдачу и чувствовать свою нужность, достаточно желания делиться с другими тем, что для нас важно.

Современное блогерство — по сути, отдельная профессия, которая отнимает много времени и сил. Раскрутка, партнерские материалы, необходимость быть в курсе трендов и мемов... Стоит ли ввязываться, если мы и так много времени отдаем работе? К тому же не все любят привлекать к себе внимание — даже если это сулит пользу для развития.

Но ведение блога не обязательно должно быть большим долгосрочным проектом. Можно начать с записей для собственного удовольствия. Сам по себе рассказ о том, что нам нравится и в чем мы неплохо разбираемся, поднимает самооценку, приносит радость общения и помогает увидеть ценность своей работы.

Ирина Жегулина, врач-генетик:
«Мини-лекции для друзей»

Эта фраза из аннотации блога Genes on wheels, который ведет Ирина Жегулина, — не кокетство, а чистая правда. По ее словам, записывать видеолекции о генетике ее побудили именно вопросы друзей.

«Меня постоянно спрашивают про наследственность, риски болезней, стоит ли делать такой или другой тест, — рассказывает Ирина. — Когда таких типовых вопросов у меня скопилось много, я решила: сделаю пост с ответами. Или сниму видео».

Название блога («Гены на колесах») тоже родилось спонтанно. «Так вышло, что я временно переехала за город, — продолжает Ирина. — Дорога занимает часа два, много времени приходится стоять в пробках. Решила — буду делать ролики прямо из машины. Это проще, чем писать: не нужно красиво формулировать, редактировать».

Сначала ролики выходили как эфиры в Instagram, потом блог переехал на отдельную платформу. Появились и текстовые версии: по словам Ирины, одна из ее слушательниц сама вызвалась расшифровать их.

Сейчас в блоге генетика около 30 роликов. Есть конкретные, про скрининг для беременных и непереносимость лактозы, и для общего развития — например, для чего нужны генетические тесты.

Свои мини-лекции Ирина по-прежнему читает в дружеской неформальной манере: может сослаться на мем или появиться на экране в виртуальном ободке из цветов.

Об открытиях. «Я поняла, что Instagram — очень мощный инструмент, чтобы донести идею. У тебя должна быть идея: зачем ты это говоришь. Моя идея — донести до людей важность скрининга на наследственные болезни до беременности. Чтобы не ждать показаний к поиску мутаций, не ждать, когда родится больной ребенок.

Пусть люди примут информированное решение. В основном им даже никто не предлагает. Я общаюсь с родителями: нам никто ни на каком этапе не говорил, что это можно сделать. Как будто за нас решили, что нам это не нужно».

О востребованности. «Люди сдают много ненужных анализов, они очень испуганы. Спрашивают, что делать, как жить. Я их убеждаю, что эти анализы давно уже не назначаются. Для науки это нормально. У меня есть небольшая серия постов про бессмысленные генетические исследования.

Мне стали писать женщины, у которых больные дети: „Я состою в таком-то чатике, нас много. Если вы нам расскажете, будет здорово. В нашем регионе генетик один, и то он загружен до смерти. Мы к нему попасть не можем“.

Мне несложно ответить на эти вопросы — тем более что есть время и желание».

О реакции коллег. «Это, конечно, вовлекает в дискуссии коллег-врачей. Начинаются веселые истории, когда в комментариях сталкиваются врачи, которые отстаивают свою точку зрения. Ты видишь аргументы специалистов. Получается еще и площадка для общения».

О планах. «Я не планирую слишком долго этим заниматься. Запишу основные знания, которые у меня есть, чтобы ими могли пользоваться все, кто захочет. Я не считаю, что это тайны. Это годы моей работы, за которые я что-то поняла, и я этим делюсь.

Может, сделаю какие-то полезные штуки для врачей и пациентов. Например, составить вопросы, чтобы к врачу уже прийти подготовленным. Какие вопросы можно задать врачу-генетику. Подсказки для пациентов. Чтобы они не терялись на приеме. Потому что многие застенчивые, на приеме молчат, а потом лезут в интернет».

О мотивации. «Я делаю все от чистого сердца. У меня граница проходит: если я буду считать, что это неискренне и нечестно, эти вымученные посты, рекламные... Насколько хватит моего потенциала, настолько он и будет жить».


Тамара Хакимова, библиотекарь:
«Про мой канал говорят — „ламповый“»

Свой Youtube-канал о книгах Тамара Хакимова завела пять лет назад. По совету племянницы: «У нее свой бьюти-блог на Youtube. Как-то она мне говорит: ты так любишь рассказывать о книгах, ты должна вести свой книжный блог. Хочешь? Я сказала: „Хочу“. Сняли первый ролик прямо за 5 минут. Я сразу поняла, что это мое».

Тамара Дмитриевна работает заведующей библиотечного отдела в городе Звенигове (республика Марий Эл). Свои ролики снимает прямо на рабочем месте, зачастую без подготовки. Темы выбирает по наитию — может записать «женский взгляд» на какой-нибудь злободневный роман, а может сделать тематическую подборку по случаю.

Нельзя сказать, что канал Mara Book очень популярен, — всего около 7 тысяч подписчиков. Но у него есть своя устойчивая аудитория, которая ценит автора за неизменную личную интонацию, оптимизм и душевность.«Про мой канал говорят, что он ламповый, — говорит блогер. — Мне часто говорят: вы очень своеобразный человек и делаете то, что хотите. Я знаю, что ролик, посвященный одной книге, набирает обороты медленно. Но мне нравится делать такой формат».


Тамара Хакимова, библиотекарь


О хейтерах. «Меня они как-то обходят стороной. Может быть, в силу возраста. Но я так научилась реагировать... Напишут какую-то глупость, я посмеюсь и все. Хотя была ситуация, когда я чуть не ушла. Но это мы с одним блогером столкнулись лбами».

О мотивации. «Я счастлива, потому что делаю то, что хочу, что мне нравится. Могу в отпуск уйти, затаиться.

Я сама себе хозяйка. Только подписчики мне подсказывают: сделайте такую тему, вот такую.

Письма пишут в „Одноклассниках“, „ВКонтакте“. Мне как-то написали, что надо чаще спорить, что тогда Буктьюб становится взаимосвязанным. И вот я спорю, ответы записываю, какие-то злободневные видео».

О читателях. «Многие читатели не хотят выходить из зоны комфорта. Читают все такое легкое. А я считаю, что читатель должен расти. Пусть ты начнешь с любовных романов, но нужно искать себя в разных жанрах. У читателя есть своя тропа, и тропинки должны уйти ввысь».

Об обратной связи. «Книгочеи — альтруисты. Благодаря вот этому блогу изменилась жизнь нашей библиотеки. Столько пришло посылок!

Я как-то попросила помощи у своих подписчиков: если вам не нужны книги, шлите нам. Библиотеки ведь практически не финансируются. И вот их пришло уже больше 700.

Знаете, сколько это стеллажей? Одна читательница, она живет в Канаде, заказала книги на „Озоне“ и отправила. Даже коллеги теперь говорят: если бы не канал Тамары Дмитриевны, нам бы нечего было вообще выдавать».

О возрасте. «Вам кажется, что 57 лет — это много. А я ощущаю, что жизнь только для меня началась. И я даже удивилась тому, насколько мне общение больше нравится в виртуальном мире, чем в реальном. Ты читаешь постоянно новые книги, и это тебя заставляет жить и интересоваться этим. Я недавно посмотрела ролик одного блогера. „Как больше читать“. Она говорит: первое, что надо сделать — найти блогеров, близких тебе по духу».


Григорий, школьный учитель:
«Если честно, я поражен интересом людей к моему скромному опыту»

«Незаслуженный учитель России» заставил каждого выучить речь Цицерона и научиться читать ее по всем правилам. Это Григорий считает одним из своих достижений. Хотя, возможно, это просто шутка. Григорий — религиовед, но работает преподавателем МХК и ведет анонимный канал в Telegram. О нем писали «Мел», Newtonew и «Лайфхакер».

Автор канала честно признает, что его предмет «в общем-то, бесполезный». Но именно поэтому он дает простор для педагогических экспериментов: «Например, если у нас тема „Средневековье“ — я могу рассказать про разные ереси».

Самый большой эксперимент «Незаслуженного» — внеклассный дискуссионный клуб, на котором обсуждаются практически любые темы: от гендерного равенства до искусственного интеллекта.

Почему канал стал популярным? Возможно, сказалась манера: искренняя, самоироничная, немного философская. А может, дело в том, что школа — вечная больная тема. Тут и нюансы отношений с детьми, и борьба творчества с системой, и трудности взросления. Не только детей, но и самого автора-героя.

А кто-то из сетевых рецензентов сравнил записи на канале с литературными произведениями (может, намек на Булгакова в описании канала задал тон): «У российских публицистов любого вида очень плохо получается быть добрыми и приятными. Когда человек без потуг и с идеально рассчитанным чувством самоиронии рассказывает, что жить — смешно и интересно, — это прекрасно. Явление, увы, локальное. Но вдруг...»

О реакции коллег. «Начиная канал, я ориентировался на то, что меня будут читать люди, от школы далекие. А тут оказалось, что меня читают и коллеги. Да и не просто читают, а прямо хвалят. Мне ну очень приятно было читать комментарии — прямо так тепло обо мне отзываются люди.

Но что забавно — их заинтересовали мои рассказы не о детях или уроках. Отклик нашли мои страдальческие посты о бюрократии, неудобствах и пустой трате времени. Про учеников и уроки все эти прекрасные люди вам сами расскажут тысячи историй — но из каждого учителя вытягивает душу именно система с ее монументальностью и безразличием к человеку».

Об анонимности. «Когда я описывал начальству свои идеи, оно строго-настрого запретило мне касаться хоть сколько-нибудь чувствительных тем. Никаких абортов, никакой легализации, никакой политики — пусть спорят о чем-нибудь добром, вечном. Например, об обязанностях ученика и учителя».

О направленности канала. «Я не очень горю желанием участвовать в телеграмных ссорах, разговорах и взаимных беседах через перепосты. У канала одна общая тема — школа».

«Мой канал сух, неинтересен и дегенеративен в сравнении с тем, что написала бы пара моих учеников. А теперь они еще и дебатировать умеют. Короче, я предупредил».

О названии. «Заметки сельского учителя в информации о канале — это шутка. Первоначально я хотел назвать канал с отсылкой к „Запискам врача“ Булгакова, но первое название забраковали друзья. Поэтому хотя бы описание я сунул опосредованную отсылку к Михаилу Афанасьевичу и еще более опосредованную — к Астафьеву. Первоначально канал я хотел назвать „Записки молодого рвача“».

Об отдаче. «Рассказываешь ты про одно из племен и их ритуалы. И на первой парте девочка, подперев рукой голову, восхищенно ахает. И ты понимаешь, что она тебя запомнит и расскажет об этом кому-то еще. Это самое лучшее чувство на свете».