Журналисткой Ольга стала по настоянию родителей, потом долго работала по специальности и поняла, что это «не ее».. А дальше начались превращения: пиар, дизайн, вино, сценаризм, фарфор, подарки, платья... ЧТД записал историю о бесконечном желании пробовать, осваивать, придумывать, получая от своих увлечений не только удовольствие, но и доход.

Руководящая работа в пиар-агентстве, обслуживавшем фармацевтический бизнес, дала мне новое понимание своей ответственности, научила устанавливать и отстаивать собственные границы, строить коммуникации в коллективе. То, что происходило внутри агентства, было полезно и увлекательно. Другое дело — общение с клиентами: сплошная истерика и манипуляция, стремление обращаться с нами, как хозяин с обслугой. Чтобы быть успешным в этом бизнесе, надо кайфовать от сложносочиненных отношений. А это не мой случай. К тому же я переживала тяжелый развод, сил было мало. Так что я ушла из агентства, хотя понятия не имела, чем собираюсь заниматься дальше.

Взять паузу

Надо было остановиться. Это такой момент перезагрузки, который позволяет освободить голову и понять, куда дальше двигаться. Было лето, я отправила сына к бабушке на дачу и позволила себе несколько месяцев ничегонеделанья. Это очень сложно — разрешить себе бездействовать, не зарабатывать, никуда не бежать и при этом ни в чем себя не винить. Единственное, что мне было ясно в то время, — что я не хочу быть наемным работником. Значит, надо делать собственный бизнес.

С детства я рисовала и вообще любила возиться с красками, разными материалами. За год до развода мы делали ремонт, и я придумала дизайн, а потом еще и поработала сама себе декоратором: расписала стену в индийском стиле. В общем, ничего сложного, но получилось, по-моему, очень круто. И я подумала: хорошо получается, не поучиться ли мне на дизайнера интерьеров?

С чисто журналистским рвением я провела мониторинг рынка. Обнаружила два полюса, на одном — серьезные дорогие архитектурные бюро, на другом — армия доморощенных «специалистов», с низкими ценами и квалификацией. А между ними пустота. Этот сегмент я и решила занять: предоставлять качественные услуги, со всей профессиональной документацией, но брать за это меньше, чем архитектурные бюро.

Вино, кино и арт-объекты

Пошла учиться сразу и в МАРХИ на курсы архитектурного софта, и в Британскую международную школу дизайна на двухлетний курс «Дизайн интерьера». Несколько проектов сделала, пока училась: Все по-взрослому: с пачкой документов, развертками, спецификациями, 3D-картинками. И с большим разочарованием обнаружила, что отношения между заказчиком и дизайнером — те же клиентско-агентские отношения, только жестче. После года обучения и практики я, стиснув зубы, отказалась от интерьерного дизайна. Стало понятно, что мне имеет смысл делать и продавать готовый продукт, такой, каким я его вижу.

У нас в Британке была чудесная архитектурная дисциплина — «макетирование». Выдумываешь объект, просчитываешь, вырезаешь детали из картона и собираешь воедино. Не только мне нравилось, но и преподавателю, который всем хвастался моими «арт-объектами». Обнаружив страсть к предметному дизайну, я долго не могла понять, к чему ее приложить.

Выход был один: учиться всему, чем в принципе нравится заниматься. Нравилось мне в то время пить вино, писать тексты и что-то создавать руками. И я пошла учиться в школу сомелье, на сценарные курсы ВГИКа и на курсы по производству фарфора. 

Виноделие оказалось неожиданно увлекательным: в этом бизнесе много успешных, остроумных людей, фанатов-гедонистов. Но у меня ужасная память на имена и названия, а 70% учебного материала составляли географические названия, названия хозяйств и фамилии производителей.

Сценарные курсы оказались отличной отдушиной: говорили про драматургию, смотрели кино, придумывали свое. Вдохновенный преподаватель, интереснейший контент, очень теплая компания студентов. До сих пор все регулярно встречаемся.

Параллельно учебе я затевала разнообразные стартапы: дизайнерский интернет-портал, винотека, пекарня и еще бог знает что. Победил фарфор.

Разрушая форму

За время поисков я прошла десятки тренингов и прочла тонну литературы про самоопределение, «состояние потока» и все вот эти коучинговые штучки.

И чем дальше, тем больше мне казалось, что кайф от работы придумали специально для того, чтобы писать об этом книжки и продавать их. Работая с фарфором, я поняла — можно работать так, что забываешь поесть, потому что в азарте не чувствуешь ни времени, ни голода. Можно не заснуть до утра, потому что ты то и дело вскакиваешь и чертишь что-то на бумажке или лезешь в интернет, чтобы найти очередную глазурь или поставщика редкого сырья.

Чтобы начать делать качественные фарфоровые вещи, надо потратить время, деньги, изготовить миллион образцов и разбить тонны брака. В производственной цепочке в любой момент может что-то пойти не так. Нужны упорство и наглость, чтобы браться за все подряд — от лепки до росписи. И здесь я столкнулась с агрессией профессионалов. Приходит выскочка и выдает какое-то решение, а сама вчера еще глину в руках не держала. Специалисты обычно от этого не в восторге. Но все преодолимо, если понимаешь, что дело действительно твое.

Каждое новое занятие я рассматривала как потенциальный бизнес: счета сами себя не оплатят. И я придумала, как могу зарабатывать на своем фарфоре. Делать подарки для тех, у кого все есть.

Красивые дорогие авторские фарфоровые штуки в подарочной упаковке — готовое решение на все случаи жизни, никаких усилий со стороны клиента. Появилась целая коллекция арт-подарков: улитки из черного и белого бисквитного фарфора, копилки, декоративные тарелки с надглазурной росписью, настенные часы, елочные украшения. Я решила, что это должны быть по-настоящему редкие вещи, поэтому каждый проект выходит тиражом не больше ста штук. Когда тираж полностью выпущен, я разрушаю форму и изделие не повторяется никогда.

«Нечего надеть» как идея стартапа

Изготовление подарков — это множество совершенно разных дел. Сегодня лепишь из пластика модель, завтра возишься по уши в гипсе, делая форму, послезавтра все в ленточках, коробочках и бумажках-тишью. Но я все равно умудрилась заскучать от однообразия.

Тут-то у меня и возникла новая идея, абсолютно женская. Открываю как-то утром шкаф — а надеть нечего. Остро не хватает красивого платья. Не просто красивого, а идеального, чтобы и в пир, и в мир, отличного качества, но не слишком дорогое. Девочки поймут. Мы все с этим сталкиваемся.

Я стала думать о том, каким должно быть это платье. Спрашивала подруг, знакомых, устроила опрос на «Фейсбуке». И образ сложился: свободный силуэт, длина чуть ниже колена, натуральная ткань — шерсть или шелк, интересный цвет. Организовать производство — не такая уж сложная задача для того, кто уже один раз это сделал.

В платьях я кое-что понимаю — шью с детства. Когда был дефицит и одеться можно было только собственными руками, у меня получались вещи совершенно фабричного вида — с подкладкой, аккуратными строчками. Когда я смотрю на ткань, то понимаю, как она себя в пошиве поведет, что именно из нее может получиться. Я поехала в Италию, закупила ткани, разработала несколько моделей и сшила образцы. Со временем ко мне присоединились мои друзья, ставшие партнерами. Мы организовали производство и открыли интернет-магазин с небольшой, но идеальной коллекцией.

Я снова учусь

На этот раз петь. Слух есть, начальное музыкальное образование тоже, а голос найдем. Для меня это не проблема — навык учиться уже натренировала.

Однажды я поняла: вся метафизика — в моменте, когда ты говоришь себе: «Можно. Фас». Остальное — технология. И вот эта мышца — умение давать себе разрешение — главная. Ее и надо качать.

Осуществлять дурацкую детскую мечту — можно. Быть собой — можно. Ждать, что тебя, какую есть, примут и полюбят, — можно. Бросать старое, тянущее ко дну, ради нового неизвестного — можно. Вообще все — можно

Мне 40 лет, я опять ничего не умею и чувствую себя студенткой-двоечницей. А моей преподавательнице 23, она жесткая и справедливая. Когда хвалит — хочется прыгать до потолка. Наверное, все ради этого.