Как разработать онлайн-курс, чтобы его проходили до конца? Разработать собственный план освоения новой дисциплины и не забросить его на полпути, или просто «прокачать» творческие способности, чтобы получить ощутимый результат? Лучше опираться на техники и приемы, которые учитывают естественные привычки нашего мозга. Какие именно, ЧТД выяснил у экономиста и основателя образовательного проекта 4brain.ru Евгения Буянова.

Мы любим использовать алгоритмы и вживаться в роли

Чем удобен алгоритм? Он прост, его можно освоить один раз и применять в разных областях. И я бы хотел развеять миф, что работать по алгоритму — значит действовать шаблонно. Советский изобретатель Генрих Альтшуллер разработал теорию решения изобретательских задач (ТРИЗ), которая как раз учит применять алгоритмы в развитии творческого мышления. Согласно ей, чтобы придумать решение проблемы, вначале нужно найти противоречие — то, что мешает улучшить ситуацию — а затем представить идеальный конечный результат (ИКР) — то, как все должно работать.

Классическая проблема в ТРИЗ: есть холодильник, из которого вытекает фреон. Как обнаружить утечку? Фреон бесцветен, не имеет запаха, его сложно найти. Противоречие здесь в том, что фреон вытекает, а мы его не видим. Какой будет ИКР? Мы видим фреон, а холодильника не видим. Даже у человека, который не имеет технического образования, может возникнуть решение. Например, добавить в резервуар люминесцентный краситель. Тогда, если мы выключим свет, то сможем увидеть даже маленькую утечку. Этот метод эффективен в творческих задачах, где нужно найти оптимальное решение, не используя много приборов. 

Польза ТРИЗ как раз в том, что она учит человека поиску эффективных решений.

Помимо алгоритмов, хорошо работают ролевые игры. Особенно если роли четко ограничить. Люди обычно легко принимают роли и быстро увлекаются. Был такой знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент психолога Филиппа Зимбардо, где одним добровольцам нужно было играть роли заключенных, а другим — охранников. Хотя эксперимент был рассчитан на две недели, его прекратили через шесть дней, потому что «охранники» стали вживаться в роль, проявлять жестокость.

В обучении это тоже работает — например, в экономике, где можно представить задачу наглядно, как ситуацию из жизни. Или при работе с теми же алгоритмами, где можно предложить ученику попробовать себя в роли инженера, изобретателя, механика, который пытается ликвидировать утечку.

Сложные задания отпугивают — дробите их на части

Мне очень страшно было изучать высшую математику в университете. Меня окунули в нее на первом курсе, и я просто сходил с ума, когда видел интегралы. Что я понял? Когда ты делишь задачу на части, каждая из них выглядит проще. Когда концентрируешься на одном элементе, страх пропадает.

К примеру, на одном из наших курсов есть задача на взаимопроверку. Вы пишете большой текст и отправляете другим таким же слушателям на проверку, чтобы они дали обратную связь. Это реально страшное задание. Чтобы к нему прийти, мы сначала дали небольшой тест. Потом небольшой кейс, который проверяется автоматически. 

Чтобы ученик постепенно переходил от простого к сложному. И конверсия у нас повысилась, за счет того что мы человека постепенно подводили к этому сложному заданию. Примерно так психотерапевты лечат страхи — постепенно сталкивая человека с тем, чего он боится. Это называется систематическая десенсибилизация.

Самодисциплина важнее мотивации

Бывает, мы сильно мотивированы чему-то научиться, но проходит пара дней — и мы перегораем. Потребностно-эмоциональная теория хорошо объясняет этот эффект с помощью формулы: Эмоция = Потребность х (Прогнозируемые усилия — Реальные усилия). Допустим, у вас есть сильная потребность в чем-то. Есть прогнозируемые усилия — насколько, по вашим представлениям, трудно будет эту потребность удовлетворить — и реальные усилия, которые вы затрачиваете. Если мы тратим больше сил, чем планировали, это вызывает сильную негативную эмоцию.

Другими словами, если человек сильно мотивирован и сталкивается с большими трудностями в самом начале, этого достаточно, чтобы он сразу же испытал негативные эмоции. 

Есть закон Йеркса-Додсона, который говорит: чем сложнее предстоящая работа, тем мотивация должна быть ниже.

Слишком сильное воодушевление мешает трезво смотреть на трудности, которые могут возникнуть, делает ученика нетерпеливым и самонадеянным. Поэтому в преподавании мотивацию нужно заменять самодисциплиной. В этом случае ученик с большей вероятностью будет прилежным.

Для твердых знаний нужно правильное повторение

Немецкий психолог Герман Эбингауз еще в конце XIX века обнаружил, что мы забываем информацию неравномерно. Причем самое серьезное забывание происходит на ранней стадии. Если вы что-то узнали и сразу не повторили — вы очень быстро это забудете. Поэтому важно, чтобы в первые часы и дни информация повторялась много раз. Тогда знания закрепляются надолго.

Сейчас многие плохо знают русский язык, потому что какая-то тема у них повторялась мало. Например, слова с «пол-» — полчаса, пол-Москвы, пол-Луны. В школе под эту тему выделено всего одно занятие. Хорошо, если дают какое-то домашнее задание, тогда можно дома повторить. Но часто и этого не бывает. Тема очень простая, но из-за отсутствия повторения она запоминается плохо.

Самостоятельное обучение эффективнее коллективного

Во всяком случае, на моем опыте это работает. В чем минусы коллективного обучения? Поведение группы сильно влияет на отдельного человека, и наоборот. Например, неадекватное поведение одного члена группы может подорвать мотивацию у остальных, а из-за эффекта размывания ответственности снижается общая вовлеченность: вы даете групповое задание, но в итоге никто его не делает. Креативность в группе снижается. 

Я верю, что большое количество знаний можно передавать индивидуально. Это один из трендов сейчас: стандартное образование переходит в формат самообразования.