Она работает в одном из самых стильных и знаменитых журналов мира. И занимает в нем одну из самых незаметных должностей. Сегодня многие издания вообще обходятся без корректора. Но «Нью-Йоркер» трудно себе представить без Мэри Норрис.

В 2025 году легендарному New Yorker исполнится 100 лет. Здесь печатались Сэлинджер, Набоков, Апдайк и другие знаменитые писатели. Но чтобы выжить в эпоху новых медиа, изданию пришлось пойти на серьезный ребрендинг и выдвинуть журналистику на первое место. Наряду с рисованными обложками данью традициям можно считать некоторые особенности старинной орфографии, которые сохраняет журнал. Так что Мэри Норрис повелевает не только запятыми, но и дефисами, точками над i и прописными буквами.

Лекция начинается с остроумной фразы: «Я провела последние 38 лет, пытаясь быть незаметной». Впрочем, это уже не совсем так — в интернете можно найти несколько видео, где Норрис рассказывает о стилистике и правилах английского языка. Рабочий адрес харизматичной дамы выглядит так: comma_queen@newyorker.com, то есть «королева запятых».

Она рассказывает о деятельности так смешно, что ей может позавидовать любой колумнист из тех, кого она правит. Вот несколько цитат, чтобы убедиться в этом.

«Вычитывать New Yorker — это как играть в защите одной из команд национальной бейсбольной лиги. Каждое твое движение попадает под шквал критики. Упаси тебя Бог совершить ошибку!»

«Один шутник написал нам: „Не могли бы вы уволить или, хотя бы, приструнить маньяка который занимается у вас запятыми“. Надо сказать, что между словами „маньяк “ и „который“ он пропустил запятую.

И уж если он выделяет запятыми „хотя бы“, то лучше было бы всю фразу от „или“ до „приструнить“ отделить с помощью тире. Вот тогда было бы идеально! А еще было такое письмо: „Любим вас, любим ваш журнал, но не могли бы вы (пожалуйста!!!) перестать писать длинные числа прописью?“ Ответ — нет!»

«У каждого издания есть фирменный стиль. Представьте себе, мы до сих пор пишем teen-ager через дефис, как будто оно только что появилось. Но когда вы видите этот дефис, вы понимаете, что читаете New Yorker».