Любительское наблюдение за птицами имеет не только развлекательный, но и научный смысл: бердвотчеры помогают орнитологам вести учет пернатых видов по всему миру. Выпускница курсов Bird ID журналистка Мария Антонова рассказала ЧТД о своем опыте.

Нереализованные желания

В школе мне очень нравилась биология, но жизнь сложилась иначе. Я часто общаюсь с учеными по работе, люблю писать про то, чем они занимаются, и иногда жалею, что я не одна из них.

Животными я интересуюсь не меньше, чем птицами, просто их сложнее наблюдать: приходится ехать куда-то в лес, часами сидеть в засаде. А тут все по-другому — ты просто выходишь на улицу и сразу видишь птиц.

Никак специально я эти курсы не искала, просто подписана на сообщества для любителей природы, люблю всякие экскурсии. Когда на курсах объявили первый набор, я увидела рекламу и решила, что мне это обязательно надо. Прямо появился такой пунктик, что я очень хочу, и все тут.

Готичный дрозд и истеричная синица

Теперь, когда я оказываюсь на природе и вижу птицу, сразу пытаюсь определить ее. Это очень круто: смотришь в бинокль, видишь какого-нибудь щегла и думаешь — какой же он красивый, а раньше я ничего об этом не знала! Казалось, что вокруг только воробьи и синицы, а там куча других видов.

Например, есть время года, когда в Москве очень много стрижей. Ты их слышишь везде, но все думают, что это ласточки.

А когда на кормушку прилетают синицы, то можно отличить большую синицу от лазоревки — та меньше и с голубой шапочкой. Правда, лазоревка — это истеричная фурия, все время на всех орет. Мне больше нравится длиннохвостая синица — это такая милота!

Или дрозды. Их много разных — рябинники, белобровики, певчие. Легко отличить, как поет черный дрозд — он никогда не повторяет мелодию, она всегда меланхоличная. Как сказала наша преподавательница, в нем все очень готично — даже гнездо похоже на полуразрушенный замок.

Бердвотчинг — не для всех

Бердвотчинг

В нашей группе были люди разного возраста и с совершенно разным бэкграундом: начиная от военного и кончая психологом. Ездили по заповедникам, куда так просто не попадешь; было очень интересно.

Но заниматься на таких курсах совершенно точно захочет не каждый, потому что надо вставать в 5 утра и ходить в длинные походы. Самый большой поход у нас был 10 км туда и 10 км обратно. Поднимаешься невыспавшийся, а это, например, апрель, еще холодно и надо надевать на себя все очень теплое, потому что, наблюдая за птицами, передвигаешься небыстро. Экспедиции по выходным, их можно иногда пропускать. Поскольку я довольно много работаю всю неделю, я никогда не ездила два выходных подряд.

Как сдать экзамены

Экзамены в Bird ID сдают через официальный сайт университета в Норвегии (курсы организованы совместно с ним. — ЧТД). Есть несколько тренировочных тестов, которые можно проходить в течение курса. Первый уровень — самые распространенные птицы в вашем регионе, второй — более редкие. А третий — это уже расширенный, как раз наш экзаменационный уровень, после которого ты получаешь документ, что отучился семестр в этом университете. Это было необязательно, но я сертификат получила: он может пригодиться, когда я захочу присоединиться к какой-нибудь экспедиции.

Экзамен представлял собой тест на изображения и тест на звуки. Первый довольно сложный — ты смотришь на фото, и тебе дается всего лишь несколько секунд, чтоб вбить название птицы.

Со звуками предлагаются варианты ответов, и нужно выбрать правильный, прослушав птичью песню. Это задание попроще, а есть такие, которые кажутся невыполнимыми: например, отличить пение какого-нибудь полевого и домового воробьев.

Вклад в науку

Продвинутые бердвотчеры очень помогают орнитологам — они занимаются практической работой, не имея полного образования. Например, в Полистовском заповеднике в Псковской области мы делали учеты. Там много куликов, чибисов и других водных птичек, потому что он расположен в болотистой местности. Мы смогли наблюдать виды, которых в Московской области нет. А ученым это удобно, потому что в заповеднике сидит человек десять, допустим, и их мало, чтобы все охватить, а тут к тебе приезжают двадцать волонтеров — у тебя сразу больше глаз и ушей.

Бердвотчинг

Сейчас наука очень много занимается мировой экосистемой, видами, исчезающими в связи с глобальным изменением климата и экологическими проблемами. И ученым просто необходимо знать, кто где находится. Совсем недавно был случай, когда какой-то бердвотчер услышал птичку, про которую все думали, что она уже вымерла. Такие истории постоянно случаются, даже мы в Полистовском зафиксировали больших бакланов, хотя считалось, что их там нет.

Птеродактили над заливом

Сейчас я нахожусь по делам на юге Франции и, конечно, сразу же попутно занялась бердвотчингом. Скачала себе приложение хорошее, чтобы определять местных птиц. Например, ты слышал кого-то в деревьях, но не разглядел, можно попробовать определить. Я люблю пение зеленушки, а здешняя разновидность поет, оказывается, немного иначе.

Но самое главное — тут есть заливчик, где все время пасутся фламинго. Кормятся очень смешно, роются в иле, опустив длинные шеи в воду, только попы торчат кверху. Я здесь первый раз увидела их в полете вблизи, и это невероятно! Когда они оказываются у тебя над головой, то у них странная поза и нелепая шея. Как будто какие-то птеродактили летят, просто «Парк Юрского периода», — волшебство!