2 февраля 2018 года Джина Лоллобриджида, легендарная итальянская актриса, получила собственную звезду на Аллее славы в Голливуде. Еще в середине XX века она покорила мир обаянием и красотой, которым были не страшны ни огрехи сценария, ни просчеты режиссуры. Однако ее саму в разгар кинокарьеры покорило другое искусство — фотография. ЧТД рассказывает о малоизвестном хобби великой актрисы.

То, что Джина Лоллобриджида свяжет свою жизнь с миром искусства, стало очевидно еще в годы Второй мировой войны. Ее семья в поисках стабильной работы обосновалась в пригороде Рима, и там юная Джина подрабатывала, рисуя шаржи и карикатуры. Впрочем, талант, природная красота и обаяние довольно быстро привели ее в мир театра и кино. Остальные интересы на время ушли в тень.

За европейским успехом последовал голливудский, и к 1950-м годам Лоллобриджида стала мировой кинодивой и секс-символом. Когда слава и успех начинают тяготить актрису, на помощь ей приходит объектив.

Лоллобриджида увлеклась фотографией во время работы над очередным фильмом. По ее словам, оказаться по другую сторону камеры стало настоящим «моментом свободы» — от режиссеров, кинооператоров и назойливых папарацци. 

Фотография стала для актрисы не только увлечением, но и терапией.

Кроме того, рассказывала впоследствии Лоллобриджида, ей просто «хотелось быть занятой между фильмами». В ожидании хорошего сценария она садилась на самолет и летела туда, где никогда не бывала раньше, — чтобы снимать.

Увлечение переросло в серьезный интерес в 1959 году, когда актрисе исполнилось 32 года. Лоллобриджида реализует несколько фотожурналистских проектов. Они не становятся сенсацией, однако актриса демонстрирует крепкий профессионализм, свидетельством чему являются целая серия фотокниг и выставок.

«Я думаю, что мое трудное детство помогло мне понять, как живут другие. Я пытаюсь запечатлеть чувство. Снимок должен рождать в тебе эмоции», — говорила Лоллобриджида в одном из своих интервью.  

Такими и предстают ее фотографии: простые по композиции, но схватывающие что-то важное в обыденных уличных ситуациях.

Пожилая женщина, которая смотрит с балкона на улицу, подперев подбородок рукой. Колоритное итальянское семейство, которое несется куда-то на мопеде. Уличные танцоры в разгар народного праздника. Фотографии Лоллобриджиды отражают и дух ее времени, и тоску актрисы по родине, и надежды на лучшее будущее.

Интонация этих снимков напоминает проект «Род человеческий» Анри Картье-Брессона, одного из классиков непостановочной уличной фотографии. С 1955 по 1963 годы его выставка гастролировала по Европе и США и вызвала большой интерес публики. Лоллобриджиду, очевидно, тоже вдохновили эти работы.

Среди тех, кто на нее повлиял, актриса называет Роберта Капу (легендарного военного фотографа и сооснователя агентства Magnum), Франко Фонтана (итальянского мастера ярких пейзажей, подражающих абстрактной живописи) и своего коллегу по киношному цеху Юла Бриннера (снимал портреты своих друзей-актеров на съемочной площадке и за ее пределами).

Лоллобриджида не обходит вниманием и высший свет. Портреты политиков, спортсменов и деятелей искусств — многие из них впоследствии становились ее друзьями, — еще один излюбленный жанр итальянки.

Списку ее моделей можно позавидовать. Лоллобриджида фотографировала Юрия Гагарина, Индиру Ганди, Фиделя Кастро (о нем она даже сняла фильм), Генри Киссинджера, Марию Каллас, Нила Армстронга, Грейс Келли, Пола Ньюмена, Шона Коннери, Одри Хепберн. Она жалела, что не занялась фотографией раньше и не сделала серию снимков с Мэрилин Монро, с которой подружилась в Лос-Анджелесе.

За свою карьеру фотожурналиста Джина Лоллобриджида опубликовала восемь книг с фотографиями. Самая известная из них, «Italia mia» («Моя Италия»), выиграла приз Надара в 1973 году как лучшая фотокнига года. В 2009 году в Выставочном дворце в Риме, на родине актрисы, прошла ее грандиозная ретроспектива.

  «Я все еще любопытна, и у меня все еще есть что сказать. Я всегда ощущала желание оставить после себя какой-то след, создать что-то долговечное», — говорила Лоллобриджида в 2013 году. Сейчас, в возрасте 90 лет, она не собирается уходить на покой: помимо фотографии занимается скульптурой (в интервью для аукционного дома Sotheby’s она назвала оба этих искусства своей первой любовью), а также дизайном ювелирных украшений.