«Когда в 2005 году я поступила на филфак МГУ, я и представить себе не могла, что буду заниматься благотворительностью. Но я себя искала, и мне очень хотелось чувствовать свою полезность, понимать, что я делаю что-то нужное». Директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина объясняет, чем помощь старикам важна для тех, кто с ними работает.

После первого курса вместе с другими студентами я поехала на практику — собирать фольклор в Псковской области. В один из дней мы должны были зайти в сельский дом престарелых. Мы планировали набрать там материал для работы.

Лиза Олескина

В доме престарелых мы обнаружили совершенно другой мир. Люди говорили нам о том, что занимают место, что они свое уже отслужили и больше не нужны. Они были настолько одинокие, грустные и выключенные из жизни, что меня начала душить эта чудовищная несправедливость. Мне очень хотелось поменять эту ситуацию.

На следующий день мы вернулись к ним с песнями, с гитарой, с простыми гостинцами, которые купили по дороге. И случилось чудо: почти все пожилые люди ожили, стали улыбаться, стали вообще по-другому смотреть на нас. Те, кто, как мне казалось, вообще не говорят, стали петь. Один дедушка потащил меня танцевать. А после импровизированного концерта мы пошли по палатам, чтобы навестить тех, кто не смог к нам выйти.

Нам показалось это очевидным. И они были ужасно рады живому общению, им ничего другого и не надо было. Могу сказать точно — для нас и для них это было важно одинаково. Мы успели обсудить все, что только в жизни бывает. Они давали нам советы, пытались покормить, делились клюквой из деревни, которую одной из бабушек прислала ее соседка.

Это было настолько душевно и по-настоящему, что нам — нескольким студентам — захотелось вернуться еще раз. И через несколько месяцев мы приехали уже целенаправленно, собрали гостинцев.

Они нас помнили, они нас ждали. И очень обрадовались. Это все было настолько чудесно, что казалось, что мы приехали к родным людям. Так появилось сначала волонтерское движение, а потом и фонд, и мы начали развивать разные направления помощи.

В последние три года мы стараемся сделать так, чтобы вокруг каждого человека, который нуждается в поддержке и уходе, была сосредоточена вся необходимая ему помощь. Это и медицина, и социальная помощь, уход, реабилитация, досуг. И эта система должна собраться в единую систему долговременного ухода и для людей, которые живут у себя дома, и для тех, кто находится в домах престарелых. И для родственников, которые ухаживают подолгу за своими близкими. В какой-то момент мы поняли, что и в домах престарелых, и в патронажных службах, работающих на дому, есть огромная проблема нехватки персонала. Стали нанимать дополнительных нянечек, и многие люди, которые до этого годами лежали в отделениях милосердия, буквально встали на ноги, вернули себе хотя бы частично самостоятельность, стали выбираться на улицу, общаться с другими людьми — это тоже огромное счастье.

Про нас обычно знают, что мы занимаемся людьми, живущими в домах престарелых. Но уже несколько лет мы много работаем и с теми, кто живет дома, но может попасть в дом престарелых, потому что не вполне самостоятелен. К сожалению, эти люди пока что получают минимальный объем помощи. Сейчас мы с разными министерствами активно работаем над изменением всей системы поддержки пожилых людей и инвалидов. Работаем над всякими мудреными вещами вроде нормативно-правовых актов, финансовых обоснований, методологий, которые позволят сделать систему действительно гуманной, которая будет беречь каждого и стараться каждому дать максимальную возможность жить активно и полноценно. И при этом будет финансово целесообразна, обеспечена кадрами, инфраструктурой.

При этом никуда не ушло то, чем мы занимались с самого начала, — помощь от сердца к сердцу. Человеческое внимание, которое нужно пожилым людям, останется и тогда, когда не нужно будет нанимать нянечек, оплачивать бесконечные лекарства, покупать кровати. Потому что именно оно больше всего нужно людям. Общение, возможность быть ближе друг другу, нужно всем. И тем, кто приходит с нами работать, тоже. Оно дает нам особенно много радости, счастья и любви.

«Пожилые люди помогают нам нащупать систему координат»

Я все время вспоминаю этих пожилых людей, которые помогают нам нащупать систему координат. Несколько лет назад я была в доме престарелых в Туле. Проходила по комнатам, уточняла, кому письма приходят, а кому нет, — у нас есть программа по переписке.

Разговорилась с одной чудесной женщиной, Зинаидой Ивановной. Она тихо лежала на кровати у окна. Я начала ее расспрашивать. И тут же поймала себя на мысли, мол, зачем я спрашиваю, как дела, у лежачего слепого человека?

А она говорит: «Все слава богу, все хорошо. Радуюсь: Господь еще денечек дает. Бывает, так кости болят, что думаю: все, смертушка пришла. А иногда получше, когда чувствую на лице — солнце светит. Хоть еще денечек пожить, уж больно хорошо, и люди вокруг добрые, и всю жизнь так хорошо было».

И рассказывает про свою жизнь — муж ее бросил, когда она забеременела, сын рано запил, работала всю жизнь на шахте, вагонетку с углем таскала. Но она настолько за все благодарна и с такой любовью ко всем вокруг относится! Ты понимаешь, что она не просто счастлива, она еще своим внутренним светом делится с другими.

И в этот момент ты думаешь: я — молодой, здоровый, ходячий. Я могу пойти на кухню и выбрать, что я буду на ужин. Я могу пойти пешком или поехать на метро. И я еще от чего-то страдаю, я устал за компьютером сидеть. А надо начать благодарить за каждый день, понимать, сколько ты можешь сделать, сколько тебе счастья дано. Когда ты начинаешь им делиться, ты начинаешь его чувствовать.

Ты видишь, как благодаря твоим действиям меняется жизнь людей. Те, кто лежали годами, теперь выезжают на улицу, женятся, заводят друзей. У них меняются интересы — от пачки памперсов они постепенно переходят к лаку для волос и к правильной помаде.

Ты видишь, как человек, который нуждается в уходе, живет дома, может пользоваться своей ванной, не должен жить в казенном учреждении. Это мотивирует и дает силы переносить сложности. Если бы мы не видели, как меняется жизнь людей, ради которых мы работаем, все давно бы выгорели.

Мы не приходим к ним как спасатели. Вовсе нет. Мы приходим как друзья к друзьям.

И нам, и им нужна помощь. И нам, и им одиноко, каждому из нас. Дома, в семье, где угодно. Мы почти разучились общаться, ценить друг друга, а это возможность понять, что основные ценности — не в чем-то материальном. Они в самой жизни, и они внутри тебя.