26-летний Денис Мостовой два года учился в Вебстерском университете в Вене. Он рассказал ЧТД о том, как демократичная атмосфера вуза сочетается с предельно деловым подходом к студентам и где можно применить полученный опыт.

После школы я мечтал об актерской карьере, но мама сказала, что с театральным образованием я никому не нужен — и, наверное, была права. Я четыре года проучился в МГИМО на юридическом, получил диплом и понял, что хочу поменять специальность. Я выбрал маркетинг и решил поступить в магистратуру за границей.

Новые ощущения

Незадолго до окончания университета, в марте, я оказался у друзей в Вене. Они тоже окончили МГИМО, а потом учились в Австрии. Мы сидели на кухне, болтали, и я сказал, что тоже не прочь попробовать. Ребята рассказали, что учились в американском университете, у которого есть кампус в Европе.

Мне показалось, что это неплохой вариант: осуществление детской мечты жить в Вене плюс на выходе двойной диплом: американский и австрийский. Сказка!

Я сходил на день открытых дверей, мне все очень понравилось. Только дорого. 27 000 евро за два года, и, поскольку университет частный, бюджетных мест нет. Но родители меня поддержали — и я решился.

Денис Мостовой

В марте занялся поступлением, в июне получил диплом МГИМО, а в августе уж оформил все документы и уехал. Было очень сложно покидать Москву, привычную жизнь. Все бросаешь и уезжаешь непонятно куда. Но мне хотелось новых ощущений.

Всегда готов к спорам

Учеба оказалась совсем не похожа на то, чего я ждал. Американский формат занятий — это свободная беседа. Всегда приветствовались дискуссии, поэтому не было разделения лекция/семинар.

Преподаватели очень открыты и расположены к ученикам. Выпить пива с профессором — обычное дело. Нравилось, что преподаватель всегда на связи, всегда отвечает по почте, ставит себя даже чуть-чуть ниже студента, всегда готов к обмену мнениями и к спорам. В России это пока не работает, мне кажется.

Но вот парадокс: атмосфера предельно демократичная, но не вздумай излагать свои вольные размышления на экзамене.

Все загнано в жесткие рамки: только то, что в учебнике, и только так, как преподаватель говорил. Немного похоже на TOEFL, когда важно не знание языка, а соответствие формальным правилам.

Способы проверки самые разные: задания на дом, тесты, контрольные работы. Иногда устраивали устные экзамены, когда мы всей группой собирались, и каждый подходил и отвечал. Оценивали очень строго. О том, чтобы списать, речи быть не может. При этом нельзя получить оценку ниже «В» по шестибалльной шкале, а за «С» могут и отчислить. То есть ты не только платишь огромные деньги, но и обязан учиться на отлично.

Бизнес-план понарошку

К сожалению, материалы, которые нам давали, были поверхностными и формальными, как и отношение к обучению. Все подчинено логике «плати деньги — и не задавай лишних вопросов». Мы в основном занимались составлением бизнес-планов, которые в идеале должны были бы делать для существующих компаний. Но договориться о работе с компанией, да еще и иностранцу из России, было практически невозможно. Поэтому все делалось понарошку.

Огорчало и то, что совершенно отсутствовала университетская атмосфера. Пришли, отучились, ушли.

У меня не появилось друзей, лишь пара знакомых. Общался в основном с книгами. Может, это специфика магистратуры?

Занятия проходили по вечерам, многие приходили после работы. Мне было 22, остальным — 30 и больше. Некоторые даже удивлялись, зачем я такой молодой приехал учиться.

Человек из диких мест

Состав учащихся был интернациональный. Австрийцев процентов 40, процентов 20 — американцы, очень много народу из России и бывшей Югославии. Все люди достаточно обеспеченные, но при этом все равно есть условное негласное разделение: гражданин Европы и все остальные.

Если ты не европеец, с тобой никто не будет возиться. Ждать помощи и понимания — по крайней мере, от государственных органов — точно не стоит. У тебя проблемы с визой? Ну, иди сам разбирайся. Проблемы с документами? Ну, извини. И я это на себе почувствовал, когда был в магистрате и стоял в очереди, чтобы подать документы. 

Денис Мостовой

Забавно, что для многих Россия — деревня. Когда им говоришь, что у нас запустили Apple pay, они дико удивляются. Ты считаешь себя гражданином мира, а тебя воспринимают как человека из диких мест. В общем, мне было не по себе.

Я был готов к одиночеству и самостоятельности, но не знал, насколько это сложно.

В первую неделю даже вернулся в Москву на выходные, купив билет за 2 часа до вылета. Были мысли бросить это все. Но моя мама сказала, что раз начал, то уж закончи. Она оказалась права. Года через полтора я более-менее освоился. Спустя некоторое время, прилетев в Москву, думал о том, что скоро улечу домой, в Вену.

«Я стал больше себя уважать»

Все же кое-что от этого образования я получил. У меня была цель выучить немецкий, и я его выучил. Сейчас работаю частным преподавателем немецкого и английского. Когда я знакомлюсь с клиентами и рассказываю о себе, мой опыт вызывает уважение.

Да я и сам стал себя больше уважать, что прошел через все эти трудности. В Москве-то я всегда жил в тепличных условиях.

Хотел ли я остаться Австрии? Нет, это очень закрытая страна, туда хорошо приехать погулять, на лыжах покататься, но жить там можно, как мне кажется, только если тебе за 40 и если у тебя много денег.

Я скучаю по бытовым мелочам — еда там вкуснее, воду из-под крана можно пить. А вот по учебе не скучаю вообще. Я бы не стал идеализировать то образование, которое я получил. Оно было так себе. И вообще, если бы мне сейчас снова пришлось выбирать, я бы поехал учиться не в Вену, а в Берлин.