В любой коммуникации случаются провалы. Наши собеседники могут нас не услышать, неправильно понять, сочинить то, чего мы не говорили, и с жаром убеждать нас, что так все и было. Как в такой ситуации поступать, чтобы сохранить рассудок и не перессориться со всеми вокруг? Писательница Елена Колина предлагает два рецепта: самообладание и смирение.

Какое избитое утверждение — «Человек учится всю жизнь»! Я была уверена, что уж мне-то, с моими высшими образованиями, учиться нечему — в том, конечно, случае, если я не решу освоить подводные съемки или другое ремесло, которое требует прохождения курсов, сдачи на права...

Но чем тривиальней утверждение, тем верней, — человек учится всю жизнь. Я вот, к примеру, с тех пор как занялась образовательной деятельностью как... скажем, как делом жизни, каждый день учусь властвовать собой. И еще ежедневно возникает недоумение — я идиот? Или все-таки идиоты — другие?

Смотрите, что происходит: я руковожу. Придумываю, доношу придуманное до юристов, пиарщиков, менеджеров, директоров, завучей (я специально пишу о них во множественном числе, чтобы, так сказать, придать себе веса; на самом деле всеми этими людьми может быть один человек, может быть полчеловека — напополам со мной, или же они наняты мной на день, на час). Что делают все эти люди?

Путают, не понимают элементарных вещей, недодумывают, додумывают, недослушивают, не слышат просто... Например, написали в рекламном посте на моей странице — «Елена Колина, психолог и знаменитый писатель, расскажет вам о...». Получается, я не в своем уме — говорю о себе в третьем лице, ласково называя себя знаменитой. Но это еще цветочки. Главный вопрос, который мне приходится решать, — у кого плохая память и маразм. То есть я уверяю, что я это сказала, — а они, что это было вовсе не это, а напротив, то.

Я много лет учила студентов коммуникативным практикам: как общаться позитивно, конструктивно, результативно и без рукоприкладства. Я им сто раз повторяла: провал коммуникации возникает не только и не столько тогда, когда мы отвлеклись, задумались, не расслышали, потеряли часть информации по техническим причинам и из-за плохого слуха. А тогда, главным образом, когда на информацию, которую мы восприняли, накладывается наша картина мира и наши чувства.

Я однажды юной журналистке по телефону сказала, что лидерские качества проявляются уже в детстве: я вот так и не поднялась выше командира звездочки...Она знаете что в интервью написала? Что я родилась в Санкт-Петербурге до революции. Почему? Да потому что в ее картине мира командир звездочки бывает на гражданской войне.

Никогда не знаешь в точности, какая у собеседника картина мира и в каком месте коммуникации она проявится во всей своей красе. Будем справедливыми — у нас, говорящих, тоже имеется собственная картина мира, не во всем совпадающая с общепринятой — раз, и с картиной мира собеседника — два.

Что же до ситуации, когда на информацию накладываются наши чувства, то примеры можно приводить бесконечно — мы искренне слышим то, что хотим услышать. Наш близкий человек говорит: «Скоро приду», и мы ждем его ну максимум через полчаса, потому что хотим смотреть вместе сериал, но для него это означает, что он проведет совещание, затем поужинает с партнером и — скоро — придет. И это еще простой пример. А если на информацию накладываются обида, самолюбие, тщеславие, нежелание подчиняться...Ох.

Ах да, есть еще ошибка атрибуции: если мы наступили кому-то на ногу, то это потому что в автобусе тесно, а если нам наступили на ногу, то это потому что они такие неловкие свиньи...

И так во всем. Тогда вопрос вопросов — что делать? Все повторять по три раза, проверять, что человек услышал, — над нами станут смеяться (и тем самым отвлекутся еще больше, вообще ничего не запомнят). Тогда давайте все контролировать и никому ничего не доверять! Но это быстрый путь к неврозу... Может быть, нам стоит попытаться предвидеть возможные искажения смысла? О нет, только не это, это быстрый путь к раздвоению личности...

О-о-о! Я придумала. Давайте будем делать все сами! Сами-то мы себя правильно поймем, и с первого раза! Скоро начнем сами с собой беседовать. Сами себе поручения давать.

Или давайте начнем с себя и собой же закончим. Просто станем все записывать. И наши записанные мысли, планы, поручения будем передавать тем, с кем приходится иметь дело. Ну если честно, я другого пути не вижу. Написал, показал, дал прочитать, расписаться, что понял, — раз-два, вперед, пошел!.. Согласитесь, что так мы со своим коллективом долго не протянем: все уйдут, на прощание дразнясь и обзываясь.

А я сама? Я сначала хочу черно-белый сайт, потом думаю, лучше кремовый, потом не помню, что было, потом получаю сайт и обиженно говорю: «Почему кремовый фон, я же просила черно-белый!»

А ведь я не помню, что в середине разговора было. Помню, что был разговор, что мне нравится лаконичный дизайн, но потеплей, и так, чтобы был лаконичный, но уютный...

Так может быть, смириться с несовершенством человеческой коммуникации, с частичной потерей информации, ее искажением? Когда-то моя подруга Ольга Шумяцкая написала смешную книжку, в которой я фигурировала как Мурка. И там было (по памяти цитирую): «Мурка попросила свою домработницу Матильду быстренько сварганить макароны с котлетами. Через пять минут вылезла на кухню и злобно сказала: „Ну?! Где моя гречневая каша с сосисками?“ Матильда хлопнулась в обморок».

Вот чему мы точно учимся всю жизнь, так это смирению.