Какое значение имеют гуманитарные знания, системный язык и совместное чтение книг для развития образования? В чем преимущества роботов-педагогов? Почему десять японцев работают вдвое лучше десяти американцев? ЧТД выбрал несколько ключевых цитат из монолога Петра Щедровицкого, опубликованного в интернет-газете «Знак».

Новая технология мышления

Петр Щедровицкий —

философ, методолог, консультант по вопросам инновационной деятельности и подготовки кадров, член правления фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад».

Экономическая система разделения труда должна быть встроена в контекст социально-профессионального разделения знаний. При этом управление проектами должно осуществляться на основе одной интеллектуальной платформы. Если нет общих пронизывающих, сквозных систем знаний, единых стандартов, то кооперация и синхронизация не выстроятся. А у вас не может быть общих стандартов, если нет общей онтологии.

Нужна новая технология мышления, которая станет достаточно массовой и сквозным элементом, войдет в систему деятельности по производству любого нового продукта. В ходе «нулевой» промышленной революции такой технологией стала инженерно-конструкторская деятельность, в ходе первой — проектирование, в ходе второй — исследование. У той технологии мышления, которая становится ведущей, сегодня также есть свое название — «программирование» (только не нужно сводить к компьютерному программированию, это только один из видов).

Роль гуманитарного знания

Ключевые изменения в области содержания подготовки кадров и образования — широкая гуманитаризация. В Массачусетском технологическом институте существенная часть факультетов — гуманитарные, в программе подготовки инженера три четверти дисциплин не технические, а гуманитарные, потому что считается, что если инженер не знает, как устроено общество и экономика, то он плохой инженер; если он не умеет встраиваться в исследовательскую работу, коммуницировать, работать в команде, то он некомпетентен.

Системный язык для междисциплинарного общения

Второе — системный подход как метаязык, на котором разговаривают представители разных дисциплин. Системный язык задает общую логику описания сложных систем, которая позволяет исследователю, инженеру, управленцу совместно решать ту или иную задачу. Дальше развивался управленческий подход, разные методологии управления. И, наконец, на протяжении последних десяти лет — мощнейшее внедрение в образовательный процесс технологий мышления, это, например, ТРИЗ — технология решения изобретательских задач Генриха Альтшуллера, которую используют в ста американских университетах.

Формирование картины мира

В целом образование — это формирование картины мира. Владеть картиной мира — значит видеть причинно-следственные связи между явлениями. У нас огромное число молодых людей не имеют никакой картины мира. Функция образования, традиционно закрепленная за университетами, — сформировать картину мира, а не готовить к «деятельности». Готовить к «деятельности» должно ПТУ или высшая инженерная школа. И у «образования», и у «подготовки» есть свои особые важные задачи, но готовить к включению в систему разделения труда нужно по возможности быстро и дешево. А вот картина мира так быстро не формируется.

В некоторых передовых университетах мира, входящих в глобальную сотню, процесс образования устроен смешным для нас образом: студенты читают книжки вслух и разбирают их (есть перечень таких книг, их порядка ста). Причем предполагается, что вы читаете в подлиннике, если слабо владеете языком — со словарем и переводом. 

Потом вы приходите на семинар и обсуждаете, что поняли, дискутируете, в том числе с использованием игровых методов. Параллельно студенты могут осваивать какое-то ремесло, чтобы иметь возможность зарабатывать на жизнь, потому что онтология ориентирует в мире, но необязательно дает непосредственный заработок.

Преимущества роботов

Пройдет еще 10-20 лет, и многие места в мыследеятельности мы будем занимать не лично, а вместе с роботами, или роботы будут занимать их без нас. Американцы уже переводят младшие классы части школ в штате Нью-Йорк на обучение роботами. Роботы учат математике, языку и так далее. Робот гораздо добрее, он внимательный, помнит все, что делал ребенок, помогает ему, не пьет и не курит, у него нет мужа и жены, плохого настроения и учит он на современных методиках, быстрее, эффективнее, к тому же его не надо переучивать.

Мягкие навыки и способность к кооперации

Все больше работодателей, рассуждая о качествах, которые они хотят видеть в своих работниках, говорят о «мягких» навыках, причем ставят их на первое место, считая, что «жесткие» можно подтянуть и на рабочем месте, а с «мягкими» работник должен выйти из учебного заведения. К этим навыкам относятся навыки работы с клиентом (то есть коммуникации), навыки командной работы (как в больших коллективах, так и в малых группах), умение справляться с проблемами, находить проблемно-ориентированные решения (не решения вообще, а решение, которое решает данную конкретную проблему), умение переучиваться и, наконец, навыки психофизической самоорганизации.

Один из ключевых вопросов Питера Друкера, американского экономиста и гуру менеджмента, звучал так: почему один средний японец может делать в пять раз меньше одного среднего американца, но десять средних японцев, собравшихся вместе, могут сделать вдвое больше десяти средних американцев, собравшихся вместе? 

Потому что одно дело — индивидуальные компетенции, а другое — умение входить в коллективную работу и выходить из нее. Человек может быть очень компетентным, но совершенно некооперабельным.

Взаимодействие с промышленностью

Непременное условие осуществления современной исследовательской деятельности — это кооперация с промышленностью. Но тут существуют две проблемы. Первая проблема заключается в том, что промышленники сегодня сами не могут ответить на вопрос, что им нужно. Ни одна, даже самая крупная компания не может самостоятельно обеспечить прорывные исследования и разработки даже в рамках своей узкой отрасли. Вторая проблема состоит в том, что те промышленные предприятия, которые точно знают, что им нужно, сегодня в существующие учебные заведения, скорее всего, не придут, потому что понимают, что от них бесполезно ждать прикладных результатов.

Сокращение сроков обучения

Сроки обучения практически на всех уровнях завышены. Интенсивность учебного процесса низка, а его стоимость — как в плане реальных затрат, так и в плане рыночной цены — завышена. Форд считал, что любой человек научается работать на конвейере за два-три дня, и никакой предварительной подготовки для этого не нужно. Более того, он шутил, что неважно, окончил кандидат на занятие должности на его заводах Массачусетский технологический институт или сбежал из Синг-Синга. Если речь о более сложной деятельности, например проектировочной, то процесс займет несколько месяцев (в крайнем случае — 1-1,5 года), и для этого совершенно не требуется тратить деньги ни государства, ни работодателя на обучение студента в течение пяти лет.