Цифровая эпоха не уничтожила чтение, но сегодня мы читаем иначе, чем раньше, и чтение имеет для нас другой смысл, чем в прежние эпохи. Совместный проект Московского городского педагогического университета и ЧТД «Как мы читаем» открывает рассказ педагога-методиста Елены Романичевой об истории чтения.

Елена Романичева —

главный научный сотрудник лаборатории социокультурных образовательных практик МГПУ, кандидат педагогических наук, доцент, заслуженный учитель РФ, руководитель московского отделения Российской ассоциации чтения

Чтение как источник информации

Первой информационной революцией стало изобретение письменности. До этого носителем информации был только сам человек, его речь здесь и сейчас. Письменность подарила нам возможность передавать информацию не только в пространстве, но и во времени, следующим поколениям. Однако чтение на первых порах было доступно не всем и стало основным источником информации не сразу.

Вторая революция связана с книгопечатанием. Иоганн Гутенберг изобрел в 1440-х годах технологию, которая значительно упростила, удешевила и ускорила процесс производства книг.

Это совпало с началом эпохи Возрождения — ослаблением влияния церкви, развитием университетов и искусства. Книги стали более доступными и одновременно более востребованными, а чтение постепенно превратилось в более популярный источник новых знаний, чем устная речь.

Третью революцию совершили электронно-цифровые технологии. Компьютеры, смартфоны, другие гаджеты и интернет сделали распространение любой информации мгновенным, а саму информацию — доступной практически в любой точке мира.

Наша коммуникация ушла в письменную речь и чтение: для многих людей сейчас легче написать электронное сообщение, чем договориться устно.

Мы работаем, учимся и отдыхаем за компьютером и в интернете. В нашем информационном потреблении растет доля видео, но и чтение не исчезает. Тексты окружают нас везде — в реальном и виртуальном пространстве. Мы читаем, пожалуй, больше, чем прежние поколения. Однако процесс чтения стал другим.

Придворное чтение

Император Карл Великий (742-814) научился грамоте лишь под старость. Зато он вышколил своих придворных, чтобы те без запинки и без ошибок читали ему вслух священные и богословские книги. По воспоминаниям одного монаха, император добился того, что во дворце все читали бегло, но механически — совершенно без понимания прочитанного.

Как читали раньше и что изменилось теперь

При смене эпох менялся и процесс чтения. Представьте свиток из папируса или пергамента: он тяжелый, его надо придерживать обеими руками. Значит, чтец не мог заниматься параллельно чем-то еще — например, делать себе пометки.

Древние письменные тексты тоже трудны для чтения: знаков препинания еще не придумали, и даже пробелов между словами не делали из соображений экономии пергамента. Чтобы разобрать такой текст, требовалась сноровка. Большинство людей гораздо проще воспринимали и усваивали текст на слух, если кто-то читал им с выражением и паузами в нужных местах. Не говоря уже о том, что грамотными были немногие.

По этим причинам чтение свитков было коллективным занятием: один читает — остальные слушают. Мы и сейчас используем чтение вслух, но совсем в других обстоятельствах: когда есть свободное время, но нет возможности взять в руки книгу, потому что мы за рулем, занимаемся фитнесом или чем-то еще.

Но вот появились кодексы. Так называли первые книги (от латинского слова «codex» — «ствол»), то есть листы с текстом в переплете. Это стало первой революцией чтения. Страницы легко переворачивать, и книгу, в отличие от свитка, можно просто положить перед собой, не придерживая. Кодекс освободил руки: люди получили возможность не только читать, но и записывать.

Начала развиваться практика вдумчивого аналитического чтения. Но книг еще мало, и они очень дороги, потому что переписываются вручную, так что индивидуальное чтение — удовольствие для избранных. Редкие обладатели книг хранили их как драгоценность и перечитывали по многу раз.

Вторая революция чтения, как и вторая информационная революция, связана с изобретением книгопечатания. Производство книг стало более быстрым и дешевым, их стало больше, теперь они были доступны большему числу людей. А значит, развивалась практика индивидуального чтения, появилась возможность читать много книг, а не две-три за всю жизнь. Вместе с тем становилось больше библиотек — возможности для чтения расширялись.

Третью революцию мы переживаем в нашу цифровую эпоху, переходя от бумажного текста к электронному. Мы можем скачать на цифровой носитель содержание целой библиотеки, не выходя из дома. Но главное — чтение с экрана настолько отличается от чтения с листа, что эти два процесса можно назвать принципиально разными техниками.

Как менялось отношение к чтению

В нашем распоряжении есть разные тексты для разных целей: для получения утилитарной информации, для образования, ради удовольствия. Если утилитарное чтение какой-нибудь вывески или рецепта доступно любому элементарно грамотному человеку, то чтение сложных научных текстов, как раньше, так и сейчас требуется далеко не всем, и справляться с этой задачей тоже способны немногие.

Что касается чтения ради удовольствия, то когда-то оно было почти безальтернативным досугом в уединении. В наше время альтернатив чтению более чем достаточно: стоит ли удивляться, что мы стали меньше читать художественной литературы?

У каждой эпохи своя философия чтения. Античная эпоха, несмотря на расцвет искусств и тягу к знаниям, к чтению относилась пренебрежительно. Речь оратора ценилась выше письменного текста.

Сократ, например, совсем не записывал свои мысли — он считал, что только живая речь способна передать идею автора. Аристотель полагал, что устная речь ближе к разуму, а письменная — лишь ее бледное отражение. Платон придерживался похожего мнения, хотя и записал свои знаменитые диалоги. Сенека предостерегал от чтения слишком большого количества книг и советовал ограничиваться лишь проверенными авторами, потому что «чрезмерное разнообразие яств не питает, а портит желудок». Процесс образования был преимущественно устным.

Средневековье — время богословских текстов для ограниченного круга. Церковь, опасаясь ереси, даже Священное писание разрешала иметь только клирикам, и то — исключительно на латыни, чтобы непроверенный перевод не исказил смысл.

Но Средние века — еще и время зарождения университетов. Преподавание в них сводилось как раз к чтению. Преподаватель читал студентам вслух книги, сопровождая своими комментариями. Так что фраза «прочитать лекцию» — не фигура речи. Их читали в прямом смысле. Постепенно проснулся интерес к переводам античной литературы, наряду с фольклором стали появляться романы и новеллы, но все это доступно еще очень немногим.

Начиная с эпох Возрождения и Просвещения образованный человек — непременно с книгой в руках. За книгой он учится, познает окружающий мир и размышляет о смысле жизни, отдыхает и развлекается.

Так было очень долго, но что мы видим теперь? Теперь вместо книг и газет у нас гаджеты. С их помощью мы читаем и смотрим видео. Популярность видеоформатов растет и в образовательной среде: мы смотрим видеолекции, вебинары, учебные и научно-популярные фильмы.

Но видео не в состоянии полностью заменить письменные тексты. Большие объемы сложной информации мы по-прежнему осваиваем только через чтение. Возможно, мы стали меньше читать ради удовольствия, но для глубокого познания чтение по-прежнему — главный инструмент.