Что мы имеем в виду, когда жалуемся на интернет-зависимость, чем полезны компьютерные стрелялки и почему делать одновременно несколько дел вредно? Киберпсихолог Наталия Богачева, преподаватель Сеченовского медицинского университета, в выступлении на Круглом столе ЧТД опровергает стереотипы, развеивает заблуждения и обращает внимание на новые угрозы.

21 апреля ЧТД пригласил экспертов и читателей на Московский международный салон образования (ММСО)

Мы поговорили с экспертами о том, как взрослым адаптироваться к новой реальности. В обсуждении приняли участие киберпсихолог Наталия Богачева, преподаватель Сеченовского университета, экономист Павел Травкин, научный сотрудник НИУ «Высшая школа экономики» и психотерапевт Инна Хамитова, директор Центра системной семейной терапии.
В 2019 году году ММСО пройдет 10-13 апреля.

У меня есть для вас три вопроса. Согласны ли вы с тем, что интернет вызывает зависимость? На ваш взгляд, делают ли людей агрессивными и бесчувственными интернет и компьютерные игры? Хорошо ли у вас получается выполнять несколько дел одновременно?

Я почти уверена в том, что положительных ответов будет больше, чем отрицательных, но я не буду вас переубеждать: с точки зрения психологии переубеждать людей бессмысленно. Чем больше мы пытаемся, тем меньше вероятность, что человек изменит свое мнение. Так что я просто предлагаю вам информацию для размышления.

Когда начинать беспокоиться

Начнем с первого вопроса. Вызывает ли интернет зависимость, стали обсуждать очень давно, наверное, с тех пор, как он вошел в нашу жизнь. Все мы слышали страшные истории о том, как тяга к компьютеру заставляла детей и взрослых совершать преступления. Или они решались на самоубийство из-за того, что у них отбирали компьютер. Однако подтвержденных научных фактов на этот счет нет.

Что касается самой интернет-зависимости, то могу сказать: ее не существует. Ее нет ни в одной международной классификации болезней. Пока что в классификации попадала только зависимость от онлайн-видеоигр: буквально в прошлом году она вошла в список «явлений, нуждающихся в дальнейшем изучении» по DSM-V (американская классификация психических расстройств. — ЧТД).

Зависимость от интернета можно было бы отнести к нехимическим зависимостям, таким, как шопоголизм или трудоголизм. Однако люди занимаются в интернете разным: одни играют в компьютерные игры, другие общаются, третьи ищут или создают информацию, кто-то пытается заработать денег или их потратить.

Признаки зависимости от интернета выглядели бы так: человек не может оторваться от интернета, у него возникает депрессия, ему необходимо быть в Сети для социального комфорта. Но то же самое можно сказать и о любой другой поведенческой зависимости.

В интернете нет ничего такого, что делало бы его особой формой времяпрепровождения, которая вызывает зависимость сама по себе.

Когда мы говорим нашим друзьям, родственникам или детям, что они зависимы от интернета, мы демонстрируем полное непонимание того, что, собственно, с ними происходит. Само по себе количество времени, которое человек проводит за компьютером, не является поводом для беспокойства и признаком сложностей.

Повторю признаки проблем: невозможность оторваться, невозможность чувствовать себя хорошо без интернет-пространства, невозможность нормально социально контактировать, работать или заниматься учебой. Если интернет мешает работе и учебе — это одно. Если интернет просто играет большую роль в жизни человека, возможно, мы просто не понимаем, что этого человека там интересует.

От чего мы зависим на самом деле

В одном из первых исследований, проведенных в 1990-е, когда интернет не был еще так распространен, 72% опрошенных оказались интернет-аддиктами. Тогда, может быть, это не болезнь, а норма, а остальные 28% чего-то не понимают?

Легче всего распознать игровую зависимость. Но даже здесь исследователи не могут прийти к единому мнению, называя проценты от 1 до 10-15, что звучит уже не так страшно, как 72.

Важно отметить, что у людей с интернет-зависимостью обычно есть тяга еще к чему-нибудь. И этот факт приближает нас к изучению так называемой зависимой личности — человеку, который по личностным, социальным, нейропсихологическим или нейробиологическим особенностям предрасположен к разным формам аддикции.

Некоторые люди рано или поздно найдут, от чего впасть в зависимость. И дело не в интернете, а в особенностях работы тех зон их мозга, которые отвечают за контроль поведения, за волевую сферу.

Интернет как таковой, как пространство, которое создается множеством людей, не может вызывать аддикцию сам по себе. Ее вызывают отдельные конкретные формы деятельности, которые мы реализуем в Сети: играем в азартные игры, смотрим порноролики, пытаемся заработать деньги, работаем, ищем информацию... Тяга к одному из этих видов деятельности или к нескольким не является зависимостью от интернета в целом.

Шутеры для выражения агрессии

Все слышали о том, что компьютерные игры вызывают агрессию. У Американской психологической ассоциации даже есть резолюция, в которой говорится, что компьютерные игры ведут к появлению агрессивных мыслей, чувств, желаний, снижают эмпатию. Популярна история о том, как компьютерные игры использовались для тренировки американских солдат, для их подготовки к работе в «горячих точках».

Ученые давно изучают связь агрессивности и компьютерных игр. Есть, по меньшей мере, два лагеря, которые никак не могут прийти к единому мнению.

Представители одной школы говорят о том, что все наше поведение в той или иной степени является результатом обучения (выученных привычек). А обучают нас в том числе телепередачи и компьютерные игры. То есть чем агрессивнее мы ведем себя в компьютерной игре, тем более агрессивно живем.

С этой установкой не согласна другая группа ученых. Они уверены в том, что, помимо привычек, у нас есть структуры мозга, которые позволяют различать реальность и воображаемый мир.

Мы так любим компьютерные игры именно за их нереалистичность. И вот почему после выхода громких и известных «стрелялок» преступность в США падает примерно на месяц.

Похоже, вместо того, чтобы совершать преступления, люди идут играть в компьютерные игры. Может быть, это не так уж и плохо?

Виноваты не только компьютеры

Другое дело — как компьютеры влияют на наше произвольное внимание или память. Здесь все, увы, не очень хорошо. Если рядом с нами что-то громко хлопнет или ярко вспыхнет, мы в любом случае обернемся и посмотрим на источник звука или света: так работает наше непроизвольное внимание. А произвольное внимание заставляет, к примеру, студентов слушать то, что говорить лектор, хотя, может быть, им это не очень интересно.

В последнее время наше произвольное внимание страдает, в том числе из-за новых технологий. Если раньше я говорила студентам: «Вы можете 20 минут слушать лекцию, не отвлекаясь», то теперь я говорю так: «Если вы слушаете лекцию более 10 минут подряд, вы молодцы».

Но в происходящем виноваты не только компьютеры: такова особенность нашей жизни в целом. Сейчас все происходит очень быстро. И все, в том числе и лекторы, используют средства привлечения непроизвольного внимания (делают яркие презентации), не слишком надеясь на то, что студенты будут просто внимательно слушать.

Ситуация с произвольной и непроизвольной памятью еще печальнее. Зачем нам что-то запоминать, если у нас есть замечательные мобильные телефоны, планшеты, записные книжки и напоминалки?

Мы больше не хотим запоминать, и это намного более существенная проблема, чем интернет-зависимость или агрессивность. Если вдруг закончится электричество, что мы все будем делать?

Поскольку в ближайшее время это вряд ли случится, можно сказать, что нам вообще-то неплохо живется. Мы можем больше не тратить время на то, что легко перепоручить машинам, а заняться тем, что компьютер не может и вряд ли когда-нибудь сможет. Творчески реализовываться, например.

Многозадачность нас утомляет

И, наконец, третий вопрос, который я задавала в начале: способны ли вы делать несколько дел одновременно? То есть склонны ли вы к многозадачности, мультитаскингу? Скорее всего, да. Мы можем делать несколько дел одновременно, умело распределяя внимание. Вопрос в другом: хорошо ли это? Ответ: не очень.

Выполняя нескольких дел одновременно, мы тратим намного больше ресурсов и не выигрываем при этом во времени.

Понятно, что вы можете одновременно загружать стиральную машину и слушать музыку, но если вы ведете машину и разговариваете по телефону (и тем более, если пишете сообщения!), на переключение между этими двумя видами деятельности вам понадобится несколько секунд.

Несколько несчастных секунд, которые могут радикально изменить вашу жизнь или жизнь других людей, которые попались вам на пути.

В других ситуациях переключение внимания тоже дорого обходится. Было показано, что студенты, которым разрешали или не разрешали на лекциях использовать компьютеры, по-разному усваивали материал. Те, кто якобы искали нужную информацию в ноутбуках, в итоге «переваривали» ее хуже.

Именно из-за многозадачности мы так устаем сегодня. Невозможность справиться с мультитаскингом отличает взрослое поколение от молодого. 50-летним труднее справиться с той формой подачи информации, которая привычна 18-летним. Вы смотрите на экране новости, слева у вас висит прогноз погоды, внизу бегущая строка с еще более свежими известиями, справа реклама... Это перегружает мозг. Разобраться с потоком информации стоит нам большого труда.

Более того, именно из-за многозадачности мы с таким трудом работаем на работе: у нас есть мобильный телефон, компьютер, а еще хочется проверить социальные сети. Мы могли бы успевать сделать намного больше, если бы делали дела последовательно, не отвлекаясь и не перескакивая с одного на другое.