Спасатель петербургского поискового отряда «Экстремум» Виталий Кузнецов освоил оказание первой помощи после того, как почувствовал собственное бессилие в критической ситуации. Теперь он сам преподает на курсах первой помощи. ЧТД записал его рассказ о том, сколько жизней спасает знание простых приемов и правил, которые можно освоить за несколько часов.

Чрезвычайная ситуация вызывает у нас желание быстро сделать так, как было. Допустим, человек на ваших глазах падает в обморок или просто падает. Первое желание большинства — быстренько поставить его на ноги. Потому что обычно же люди стоят на ногах, а не валяются.

При судорогах, например при эпилепсии, мы тоже действуем рефлекторно, неосознанно. Все боятся за такого больного, пока он активен — назовем это так. Когда приступ заканчивается, он вроде засыпает, и окружающие успокаиваются. А в это время помощь нужна больше всего. Повернуть на бок, чтобы не запал язык, потому что в бессознательном состоянии может произойти западение языка или рвота, и тогда пострадавший задохнется. Напоминаю, что в рот в такой ситуации ничего класть и тем более проталкивать нельзя.

Если нет знаний, в наших действиях не будет смысла

Мы все хотим помочь пострадавшему, но это желание часто не подкреплено никакими, даже небольшими, знаниями о первой помощи. Поэтому пострадавшего в аварии пытаются напоить, например. Прямого отношения к травме это действие не имеет, но позволяет что-то сделать, не быть в стороне. Кто-то конфетку предлагает.

Обученные свидетели знают, что поить и кормить человека, например, с тупой травмой живота строго запрещено. К тому же такие бессмысленные действия отвлекают нас от главного, от тех обстоятельств, которые действительно требуют нашего внимания.

Я всегда говорю, что краткий курс первой помощи — это не попытка сделать из всех спасателей. Это шанс для всех получить знания, которые потом в нужный момент могут спасти чью-то жизнь.

Если тебе есть что вспомнить, то в критической ситуации эти знания будут работать на тебя и на пострадавшего.

Более десяти лет назад я увидел крупную аварию на дороге. Тогда я впервые встретился с тяжелыми пострадавшими и понял, что вообще ничего не могу. Я сидел рядом с девушкой, у которой сильно пострадало лицо, и хотел как-то помочь. Убеждал руками не трогать раны. Ничего неправильного я тогда не сделал, да и вообще ничего не сделал. Если не считать делом моральную поддержку. Но ощущение бессилия врезалось в память, и желание избежать этого в дальнейшем было очень серьезным. 

На курсы первой помощи я записался минут через 40 после этого происшествия.

Какие мифы о первой помощи опасны

Народные знания о первой помощи полны мифов типа прикалывания языка булавкой к воротнику или уже упомянутого заталкивания разных предметов в рот пострадавшему с эпилепсией, «чтобы не прикусил язык». Свою лепту вносит и кино. Регулярно слышу вопросы вроде «куда воткнуть человеку ручку, чтобы он смог дышать, когда подавился?». Правильный ответ: никуда. Есть прием Хаймлиха, который помогает вытолкнуть предмет, попавший в дыхательные пути. Больше ничего не нужно.

В Новом Уренгое была нашумевшая история о том, как мужчина пытался помочь своему другу, у которого случился приступ. Решил вскрыть ему ножом трахею, чтобы что-нибудь туда воткнуть. Но до этого дело не дошло, бедолага погиб от кровопотери. Вообще, манипуляции с разрезанием и вскрыванием к первой помощи отношения не имеют, добровольцы все делают голыми руками. Цель — додержать пациента до приезда врача либо в живом, либо в оживляемом состоянии. Не надо подменять собой врача.

Сколько и чему надо учиться, чтобы спасти жизнь

Общий курс первой помощи по программе Красного креста и аналогичные занимают 16 часов — по сути, одни выходные. Туда входит и теория, и практика. Для непрофессионала это очень хорошее начало знакомства с темой. Кстати, знания надо освежать, желательно хотя бы раз в год.

После таких курсов шансов спасти человека у вас будет куда больше. Возьмем остановку сердца. Если при кровотечении можно догадаться перебинтовать рану и сделать это, пусть даже не очень умело, то осуществить сердечно-легочную реанимацию интуитивно не получится. Надо знать, что она возможна, относительно не сложна, что она помогает. Действия нехитрые, но тренировка необходима.Даже очень кратковременное обучение первой помощи в области базовой реанимации (непрямой массаж сердца и искусственное дыхание) дает эффект.


Американская кардиологическая ассоциация экспериментировала с 20-минутными курсами, которые были признаны эффективными. В Европе и Америке показывают социальные ролики, как делать компрессию; это тоже работает. Выполнить компрессию с частотой 100 ударов в минуту может любой.

Компрессия позволяет дождаться врачей

При нажатии на грудную клетку пострадавшего сердце оказывается зажатым между грудиной и позвоночником. При сжатии грудной клетки меняется ее объем, некоторое количество воздуха попадает внутрь. Это гораздо лучше, чем не делать ничего. Это увеличивает шансы на успех реанимации.

От момента остановки сердца до гибели мозга проходит в среднем 5 минут. Но как только вы начнете делать компрессию, мозг будет снабжаться кровью.

Скорая в городе едет 10-30 минут. Пока не приехали врачи, ты качаешь. Дальше многое зависит от везения, но это тот максимум, который можем мы дать пострадавшему.

У меня есть выживший пострадавший, которому я проводил базовую реанимацию в течение 44 минут. Пожилую женщину занесли в ближайшую поликлинику рабочие. И под моими руками у нее остановился пульс. Вместе с фельдшером неотложки, оказавшейся поблизости, и местным медперсоналом мы проводили базовую реанимацию в ожидании специализированной бригады. В тот день исполнился ровно год, как я сдал экзамен на спасательскую аттестацию. На принятие решения и подготовку ушло от минуты до полутора, не более. Лучше было бы начать еще быстрее, конечно. Я был неплохо обучен и натренирован, но 44 минуты в одиночку не продержался бы. У приехавших реаниматологов женщина задышала сама.


В США зарегистрирован редкий случай — мужчину «держали» 96 минут. Отдаленный городок, помощь летела полтора часа. Он выжил, встречается с людьми, которые его реанимировали. Его откачали 25 человек! Незнакомых, обычных прохожих, непрофессионалов. Более того, они сохранили ему кору головного мозга. Именно она отвечает за наши сложные функции и первая гибнет при отсутствии кислорода. Он ходит, счастлив, вернулся к родным.

Вот и мы должны прийти к тому, чтобы полагаться на соседа по вагону метро. Чтобы любой человек мог поддержать жизнь в другом до приезда врачей.

Как устроены занятия

В самом начале мы выбираем одного из участников на роль пострадавшего. Этот прием применяется при любом обучении первой помощи. 

Дальше мы показываем, как человек, занятый пострадавшим, забывает о собственной безопасности. Жертва лежит вроде бы без сознания; что случилось, неизвестно. Большинство людей стараются вступить в контакт, потрогать, пощупать пульс. А делать этого сразу не нужно, потому что человек мог получить удар током. А вы провод не видите или не обращаете на него достаточно внимания. Так что в первую очередь на таких курсах учат обеспечивать собственную безопасность: посмотреть, нет ли провода; принюхаться, нет ли запаха газа; посмотреть, не угрожает ли падение предметов сверху. Если речь идет о проезжей части, оценить, что там с потоком машин.

Я стараюсь рассказывать попроще, чтобы понял слушатель без медицинской подготовки. Важно отработать все приемы на практике. Кроме того, мы показываем видеоматериалы. 

Вот посмотрите, так выглядит человек, который нуждается в реанимации. Да, он похож на мертвого, это нормально, потому что когда останавливается сердце, человек выглядит так. Когда у него появятся дыхание и пульс, он будет выглядеть иначе. Не бойтесь, вы этот момент не пропустите, он хорошо заметен. Стараюсь не очень страшные кадры показывать, потому что без предварительной подготовки невозможно воспринимать тяжелые ранения.

Кто и зачем хочет учиться

К нам часто приходят те, у кого уже что-то случилось. Иногда история с хорошим концом, иногда нет. Чувство, когда ты не можешь ничего противопоставить обстоятельствам, заставляет идти тренироваться. Приходят спортсмены, походники, все, у кого хобби или работа связаны с риском. Из них получаются отличные спасатели-добровольцы.

Я бы хотел видеть на курсах тех, кто сам учит других. У нас если не миллионы, то сотни тысяч людей проходят обучение первой помощи, в том числе в рамках типовых курсов ОБЖ, охраны труда. К сожалению, программы там часто содержат неактуальные, а то и вредные советы. Ситуация напоминает инструктаж по пожарной безопасности — подписались и забыли. Я бы очень хотел, чтобы пришли учителя физкультуры, ОБЖ, просто учителя. Сколько детей гибнет на уроках в школах? Министр образования говорит, что 211 в год! Да, проблемы со здоровьем у детей есть. И остановки сердца бывают у многих. Мне бы очень хотелось, чтобы мы дали им шанс.

Люди редко остаются равнодушными и проходят мимо

Такое бывает, но нечасто. Я видел, как к сбитому пешеходу, сбитому на переходе, никто не подошел. Идет толпа, человек двадцать, они оборачиваются на звук удара, смотрят на летящее тело... и идут по своим делам. Я это видел лично. Я читал историю одного спасателя Лизы Алерт, который пришел в отряд после того, как у него на улице замерз дедушка. А мимо него проходили люди и думали, что перед ними пьяный.

Чаще бывает другая ситуация — когда люди вокруг есть, но ничего полезного не делают. В лучшем случае щупают пульс. К тому же в толпе ответственность размывается, все думают, что поможет кто-то другой. Но если у тебя есть знания и навыки, ты уже выделяешься из толпы и можешь начать действовать. Даже если ты был только на восьми- или четырехчасовом курсе. 

Ты лучший из шансов человека на спасение. И это надо использовать.

Но обычно все-таки рядом с пострадавшим есть кто-то знакомый, и они могут хотя бы вызвать скорую.

Мы многое можем даже голыми руками

Я узнавал, сколько людей в год умирает от сердечно-сосудистых проблем. По данным Европейского совета по реанимации, каждые 45 секунд в Европе и каждые полторы минуты в США один человек умирает от внезапной остановки сердца. Две трети этих людей может спасти правильно примененный автоматический дефибриллятор. В Питере такой есть в аэропорту, в Европе сейчас стараются их массово размещать на улицах. Надеюсь, что это и наше будущее. 

Но даже голыми руками мы многое можем. Шестеро из ста могут ожить прямо у нас на глазах, у 20-30% сердце смогут запустить реаниматологи, если мы сохраним мозг. Но все эти люди не придут в себя никогда или столкнутся с серьезными трудностями в реабилитации, если мы не будем знать, как им помочь. За это стоит побороться.

Как помочь, если вы не проходили курс подготовки

  1. Столкнувшись с чрезвычайной ситуацией, не проходите мимо, но и не бросайтесь помогать безоглядно. Оцените возможную опасность для себя, для других и вызовите помощь по телефону 112, если это необходимо.

  2. Не перемещайте пострадавшего без необходимости.

  3. Не давайте пострадавшему лекарств, не поите и не кормите его, за исключением тех случаев, когда он в ясном сознании и просит об этом сам.

  4. Если вы столкнулись с ситуацией, когда кто-то уже проводит сердечно-легочную реанимацию в ожидании «Скорой помощи», будьте готовы подключиться. Человек, проводящий массаж сердца, быстро устает. Вероятно, ему потребуются помощники.

  5. Если вы морально готовы помочь, но не знаете как, не стесняйтесь спросить совета у оператора, который принимает ваш вызов.