Сажать ученика перед собой и рассказывать, как надо, — принцип, который уже давно не работает. Это не подготовит его ни к профессии, ни к реальной жизни. Об этом в книге «Спираль обучения» убедительно рассказывает Митчел Резник, руководитель медиалаборатории Массачусетского технологического института. По его словам, сегодня главное, что требуется от преподавателя, — это научить принципам творческого подхода.

Проекты, партнерство и еще два «П»

«Спираль обучения»Книга «Спираль обучения» по сути — простой и ясный разбор четырех принципов обучения творческому подходу, который пригодится и детям, и взрослым во многих областях современной жизни. Эти принципы уже зарекомендовали себя, утверждает автор книги. Дело в том, что на их основе Резник разработал язык программирования «Скретч», который позволяет развить творческий подход у детей.

Хочется отметить успех автора перевода «Спирали обучения» на русский. 4 принципа автора по-английски начинаются на одну и ту же букву P — Projects, Passion, Peers, Play (буквально «проекты», «увлеченность», «партнерство», «игра»). В переводе удалось сохранить это единообразие «четырех П». Проекты, пылкая увлеченность, партнерство, процесс игры — так называются принципы Резника в русскоязычной версии.

«Система образования сосредоточена на правилах и предписаниях (позволяющих выбиться в отличники), вместо того чтобы помогать ученикам в развитии их идей, целей и стратегий», — объясняет Резник недостатки традиционной системы.

До сих многие считают, что главная цель образования — подготовить школьника и студента к будущей профессии. Но времена меняются, уверен Резник: «Примерно двум третям сегодняшних учащихся младших классов предстоит работать по специальностям, которые пока даже не изобретены. Людям, как никогда прежде, нужна способность творчески мыслить и действовать».

Поэтому важнее сегодня обучать методам, а не профессиям. А творческий метод, между тем, — главное, что будет необходимо всем нам в ближайшие десятилетия.

Как учиться в процессе игры

«Наилучший способ взрастить креативность заключается в том, чтобы содействовать детям и взрослым, когда они в процессе игры вместе с партнерами-единомышленниками работают над проектами, связанными с предметом их пылкого увлечения», — объясняет Резник свою основную мысль.

Для примера автор описывает одну из современных обучающих компьютерных игр: «Вместе с вами в сказочном лесу будут сотни других котов-воителей... вам предстоит усваивать расписанные в виде историй миссии... и вам нужно как следует в них разобраться».

Неважно, что за коты и миссии, самое главное здесь — слово «усваивать». С точки зрения Резника, это первый показатель того, что игра плохая.

«Дети остаются в роли потребителей, поскольку им приходится вписываться в историю, которую придумал кто-то другой», — считает автор.

Свой язык программирования Резник создавал как раз для того, чтобы преодолеть этот недостаток и вовлечь людей в процесс игры — и обучения.

Резник рассказывает о мальчике Лео, который написал на языке «Скретч» компьютерную игру. В какой-то момент Лео захотел, чтобы, «когда главный герой убивает какое-нибудь чудовище, игра начисляла очки». Автор решил воспользоваться этой мотивацией и научил мальчика обращаться с переменными данными.

Их Лео уже проходил в школе, однако на уроке мало что понял и все забыл. Но теперь, «поскольку они были нужны для компьютерной игры — предмета его пылкой увлеченности», Лео усвоил этот материал и, что еще важнее, научился это знание использовать.

Резник, в свою очередь, выступал в образовательном процессе не учителем Лео, а его единомышленником (налицо работа еще одного из четырех принципов обучения — «партнерства»). Оба они хотели достичь финального результата — создать интересную компьютерную игру.

В последние годы тысячи родителей обеспокоены тем, что их дети сутками просиживают за мониторами. Резник, напротив, видит в этом большой потенциал.

Это открывает новые возможности для творческих игр и обучения через них. Однако игры сегодня нужны другие: жесткий сценарий и традиционная игровая механика творческий подход не развивают.

Новые стратегии вместо стандартных тестов

Резник много лет сотрудничает с компанией «Лего» и отмечает, что детали лего как раз рассчитаны на то, чтобы будить воображение. От компьютерных развлечений он хотел бы того же: они должны давать игроку «кубики» и оставлять его наедине с воображением, а не брать его за руку и вести в определенном направлении.

По мнению автора «Спиралей обучения», игровой принцип может решить важнейшую проблему современного образования, которая существует и в России. Он приводит следующий пример. Школьники из Сингапура уже который год показывают прекрасные результаты на международных конкурсах. Однако местные предприниматели заметили, что в последнее время выпускники школ не успевают за растущими требованиями бизнеса — им не хватает именно творческого подхода, который делает предприятия конкурентоспособными.

Сингапурские школьники показывают отличные результаты, решая местный аналог ЕГЭ, но «демонстрируют полную неспособность вырабатывать новые стратегии для решения новых проблем».

«Оценивают ли стандартизованные тесты именно то, что нужно оценивать?» — задается вопросом Резник. Он предлагает оценивать не знания, полученные в школе, а проекты детей, их «портфолио». Но для этого надо, чтобы они, эти проекты, разработали. И здесь нужен современный учитель, для которого «четыре П» — не пустой звук.