Ник Бостром, шведский философ и директор Института будущего человечества в Оксфорде, знаменит прежде всего своими мрачными рассуждениями об угрозе компьютерного сверхразума для человечества. ЧТД решил выяснить у философа: есть ли технологии, которые, напротив, могут принести человеку счастье?

«Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии»Бостром написал не одну научную работу о проблеме, которая встает перед человечеством в связи с перспективой появления сверхразума. В книге «Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии» он утверждает, что этот сверхразум вряд ли будет благодарен своему создателю. Что случится, если машины превзойдут людей в интеллекте? Будут ли они помогать нам или уничтожат человечество? Можем ли мы сегодня игнорировать проблему развития искусственного интеллекта и чувствовать себя в полной безопасности?

Суть его концепции в том, что сверхразум будет непознаваем. Поскольку компьютер — не человек, у него будут другие мотивации. Возможно, человека эти мотивации никак не затронут. Возможно, сверхразум решит нас уничтожить. В этой неизвестности и кроется главная опасность для будущего, уверен философ.

«Суперинтеллект может прийти на смену современному искусственному интеллекту, — говорит Бостром. — Я думаю, что это произойдет в перспективе столетия и полностью изменит нашу жизнь».

Впрочем, в тени дискуссии о развитии искусственного интеллекта осталась основная сфера интересов Бострома — развитие самого человека. В том, что технологии все быстрее меняют нас как биологический вид, не сомневаются многие ученые и публицисты. Однако главный вопрос для Бострома — куда именно стремится это развитие? Каким будет «постчеловек»?

Пугающее бессмертие

«С помощью определенных технологий мы сможем усовершенствовать себя, расширить в первую очередь наши биологические возможности, — уверен философ. — Затормозить процесс старения, увеличить объем человеческой памяти, производительность интеллекта. Сегодня многие люди умирают от хронических заболеваний, которые в будущем будут поддаваться полному излечению».

Почти все существующие технологии в той или иной степени обладают таким потенциалом, считает Бостром.

По его прогнозу, основных прорывов стоит ждать именно от биомедицинских технологий. Ведь главное, к чему стремится современный человек, — если не бессмертие, то долгожительство.

Но благоприятное развитие будет возможно при условии, что нам удастся избежать сценария Джонатана Свифта, который описывал в «Путешествиях Гулливера» крайне незавидную судьбу бессмертных жителей страны Лаггнегг. С течением лет и их тело, и их разум разрушались. В итоге бессмертные превращались в вечных больных стариков, потерявших разум и сознание.

«Есть технологии, которые затрагивают наш внутренний мир. Образовательные технологии меняют наш разум: каждый раз, когда вы читаете книгу, информация как бы проецируется на неокортекс, создавая новые нейронные связи, — перечисляет Бостром возможные решения, над которыми уже сейчас работает медицина. — Есть технологии, улучшающие производительность мозга, — ноотропы, нейрометаболические стимуляторы, активизирующие когнитивные функции. Пока многие из них не настолько доступны, чтобы это могло улучшить функционирование человеческих существ, но это дело времени».

Именно эти технологии могут принести огромную пользу человечеству, уверен философ. Особенно если в долгосрочной перспективе мы не только сможем значительно улучшить материальный мир и создать максимально приятную среду для самих себя, но и изменять свой внутренний мир.

Счастье как индустрия

«Я считаю, что значительные улучшения могут произойти в сфере личного счастья. Человек будет постоянно чувствовать себя счастливым, поражаться миру вокруг и испытывать волнующее воодушевление», — считает Бостром.

По мнению Бострома, человечество до сих пор не научилось быть счастливым. И научиться этому — крайне желательное направление эволюции.

«Если происходит что-то хорошее, люди быстро привыкают к этому и начинают принимать как должное. Наши стандарты жизни по сравнению, например, со Средневековьем заметно выросли: у нас есть качественная пища, есть удобное жилье, мы окружены комфортом, но не умеем им наслаждаться», — рассказывает ученый.

«Это особенно важно, учитывая, что мы быстрыми темпами идем к долгожительству. Чем будут заниматься люди, которые будут жить сто и больше лет? Не превратится ли их жизнь в невыносимую рутину? Одновременно с развитием медицины должно идти и усовершенствование психики человека. Чтобы было не важно, когда именно ты родился, чтобы смотреть на мир свежим взглядом».

«Я легко себе могу представить появление возможности модификации человеческой психики, которая позволила бы ощущать продолжительную радость. Сейчас мы можем стимулировать отделы мозга, отвечающие за наслаждение, с помощью определенных веществ на короткие периоды времени. Но с развитием технологий мы сможем получать желаемый эффект без аддикции и вреда для здоровья на длительные периоды времени», — рассуждает Бостром.

Перспектива создания медикаментозной «индустрии счастья» готовит человечеству моральный вопрос: насколько корректно воздействовать на центры удовольствия в человеческом мозге и к каким последствиям это приведет? Не будет ли результат напоминать эксперименты американского психолога-бихевиориста Берреса Фредерика Скиннера (Burrhus Frederic Skinner), который стимулировал мозг лабораторных крыс, вызывая у них ощущение удовольствия? На этот счет у оксфордского профессора конкретного ответа нет.

«Возможно, мы и не захотим быть счастливыми каждый момент, если такая возможность появится. Но мы точно предпочтем быть счастливее, чем большинство людей сейчас», — утверждает философ.

По его мнению, человечество будет способно обуздать себя. «Общество само выстраивает барьеры вокруг этих технологий. В любом случае по мере их развития оно же — общество — будет решать, какие из них обладают настолько важным потенциалом, чтобы инвестировать в них и делать общедоступными», — считает Ник Бостром.