У кого больше шансов выстоять в конкурентной схватке с роботом? Приведет ли дальнейшее развитие искусственного интеллекта к тотальной безработице? Должно ли государство вмешиваться в наши отношения с ИИ? Об этом в Лондоне на лекции Королевского общества рассказал экономист, профессор Колумбийского университета Джозеф Стиглиц. Тезисы его выступления записала для ЧТД команда британского проекта PitchMe, который занимается анализом трендов на рынке труда и созданием новых технологий по развитию и управлению талантами.

Война миров

Происходящее сегодня не так уж ново: в известной степени все это было 250 лет назад, когда появились машины — более сильные, быстрые и эффективные, чем мы, люди. Принципиальное отличие сегодняшних машин в том, что они учатся быстрее человека и способны когда-нибудь заменить его в сложных областях труда.

Современные технологии можно условно разделить на два типа: машины, заменяющие человека, и машины, человеку помогающие. Роль первых непрерывно растет: они не только берут на себя ручной труд, но и захватывают области, требующие высшего образования и высокой квалификации. Впрочем, тем самым они высвобождают время, которое профессионал — например, врач — может уделять решению более сложных задач, пока не подвластных роботам.

Джозеф Стиглиц

Джозеф Юджин Стиглиц (Joseph Eugene Stiglitz) —

экономист-кейнсианец (кейнсианство — течение, возникшее как реакция экономической теории на Великую депрессию). Лауреат (совместно с Джорджем Акерлофом и Майклом Спенсом) Нобелевской премии по экономике 2001 года «За анализ рынков с асимметричной информацией».

А вот низкоквалифицированные кадры оказываются под угрозой. Взять, к примеру, водителей грузовиков: в ближайшее десятилетие без работы они, может, и не останутся, но рано или поздно наступит эра беспилотников. Это могло бы произойти и быстрее, если бы не серьезный сдерживающий фактор — отношение людей к экспансии технологий: «Мы склонны больше доверять людям. Если авария происходит из-за ошибки робота, о ней говорят все. Если же за рулем человек, то даже при летальном исходе авария вряд ли окажется в центре внимания. И это при том, что машины более оперативно и адекватно реагируют на факторы, способные привести к аварии».

Искусственный интеллект — причина нашей завтрашней безработицы?

Все не так однозначно. С одной стороны, развитие ИИ в ближайшем будущем действительно приведет к сокращению 30-40% рабочих мест. С другой, новые технологии повысят нашу эффективность и продуктивность, что, в свою очередь, приведет к росту производства. Правда, роста занятости это не гарантирует.

Стиглиц использует метафору пирога: важно не то, что пирог становится больше, а то, как он будет делиться между игроками рынка труда. Доходы владельцев бизнесов будут расти, а рабочие будут оставаться в уязвимом финансовом положении.

Ситуация уже сейчас не самая радужная: средние зарплаты рабочего класса снижаются вот уже 35 лет, разрыв между ростом продуктивности и доходом рабочих неуклонно растет. Получается, что американская мечта о равных возможностях — утопия.

«Я говорю студентам, что самое важное в жизни — выбрать правильных родителей. Если промахнулись, игра окончена».

У тех, кто не обладает высокой квалификацией, два варианта: безработица или готовность к тому, что зарплата продолжит снижаться. Изменить сценарий, по мнению Стиглица, может только активное вмешательство государства: «Правильная экономическая политика приведет к тому, что безработицы не будет, а рабочие смогут наслаждаться плодами экономического развития и получать пропорциональный кусок растущего пирога. В противном случае рост безработицы продолжится».

Следующий ход — за государством

Стиглиц уверен, что необходимо максимально оперативно решать проблемы, связанные с новыми технологическими вызовами. Для этого нужно провести реструктуризацию экономики, изменить фискальную политику, вести борьбу с монополиями, расширять спектр сервисов, предлагаемых государством, и, наконец, гарантировать трудоустройство.

Такая практика может показаться слишком дорогой, однако даже в Индии ввели программу, которая гарантирует гражданам трудоустройство на 100 дней. По мнению экономиста, не обязательно обещать 40 рабочих часов в неделю — можно обеспечить частичную занятость. Но дело опять сводится к государственной политике: «При правильной государственной политике искусственный интеллект может открыть новую эру всеобщего процветания, в которой осмысленная работа будет доступна каждому, кто в ней заинтересован».

А вот пособия по безработице — более простой, но менее конструктивный вариант решения проблемы.

«Для многих людей наличие полноценной работы — один из важнейших факторов жизненного развития. Важно дать людям саму возможность трудиться».

По большому счету проблемы, создаваемые искусственным интеллектом, не отличаются от вызванных глобализацией. Речь о структурных проблемах рынков труда и производства, возникших потому, что адекватные меры не были приняты 30 лет назад.

Дело рук утопающих

Что можно сделать, не дожидаясь мер со стороны государства? В первую очередь заниматься личным развитием. «Обучение на протяжении всей жизни становится важным фактором успеха. В связи с акселерацией инноваций нам придется переизобретать себя снова и снова».

Возникновение искусственного интеллекта — очередная ступень развития или принципиально новый фактор? Подходят ли старые решения для новых проблем? Нужна ли новая система образования, делающая возможным непрерывное развитие? А может, единственный способ выжить в новом мире — слияние человека и технологии, модификация нашего тела, превращение нас в эффективных киборгов? Ответы на эти и многие другие вопросы еще предстоит найти.