Фраза «Я работаю инженером» сейчас звучит далеко не так привлекательно, как полвека назад. Но не для молодых людей, кто сознательно решили связать свою жизнь с заводами и конструкторскими бюро. Трое инженеров-выпускников московских вузов рассказали ЧТД о своем выборе и о том, насколько практика не совпадает с теорией.

Илья, 24 года

Инженер-конструктор в АО «Концерн «Моринформсистема-Агат».
Закончил московский политех (МГТУ МАМИ).

База знаний в моем вузе конкретно по моей специальности уже устарела, преподают там по учебникам 80-90-х годов. Половина того, что нужно учить, уже давно не используется, либо где-то в очень редких случаях.

В целом акцент идет на теорию. О тех вещах, которые нужны на практике, рассказывают очень мало. Реально полезных дисциплин за время обучения было немного, в основном по работе с некоторыми программами. Что-то еще я осваивал в процессе написания диплома.

Когда я шел на завод, то ожидал много экспериментальных задач, задач с творческим подходом, построения сложных моделей.

При этом я всегда понимал, что элементарных вещей типа корректировки уже изготовленных деталей не избежать. В реальности практически так и вышло. Любое производство привязано к заказам, поэтому бывают периоды, когда работа пропадает и нужно корректировать что-то совсем старое либо заниматься чем-то рутинным.

Меня же больше всего привлекает творчество. Техническое творчество, создание чего-то нового, полезного для производства. Ну и в целом мне хочется внести свой вклад там, где работаю.

Работой я доволен, не считая того, что сейчас требования к оформлению документации слишком жесткие и нужно пройти много этапов, прежде чем выполнить какую-то работу.

Очень много бумажной волокиты, много подписей и виз.

Это, конечно, неприятно, но без этого, наверное, никак. Поэтому единственное, что хотелось бы поменять, это упростить процесс оформления документации.

Оля, 23 года

Инженер-конструктор в конструкторском бюро «Навис».
Закончила НИУ ВШЭ, Департамент электронной инженерии.

Моя образовательная программа была составлена так, что на первом курсе приходилось уделять учебе очень много сил и времени, но с каждым последующим годом нагрузка уменьшалась, пока не дошло до 2-3 пар в неделю. Помню, часто задавалась вопросом: нас что, нечему учить?

В первые два года дается база, общие технические дисциплины, а когда подходит время получения специальных, практических знаний, то никто не намерен открывать вам тайны этого мира.

У нас практически вся группа говорила, что не знает, кем мы вообще можем работать после университета. Практики достойной тоже не было — так, какая-то никому не нужная формальность. Поэтому для меня учеба — это голая теория, оторванная от практики. В итоге на работе мне пригодились всего пара курсов, да и то скорее из базовой части.

Поиски работы я начала на 4-м курсе, но даже не думала смотреть вакансии по специальности, потому что была более чем уверена: в этой сфере я ничегошеньки не смыслю. Чисто случайно преподаватель в университете предложил попробовать себя на место другой студентки, которая увольнялась из нашего конструкторского бюро. Так я и попала на эту работу.

У меня частичная занятость, что позволяет продолжать учиться в магистратуре. Это сыграло большую роль, потому что я по натуре «прилежная ученица» и предпочитаю много не пропускать. Сначала вообще не верилось, что меня берут на работу по специальности. В университете мне вообще не приходилось сталкиваться с этой сферой, она довольно узкая и специфичная.

Я довольна, что занимаюсь делом, непосредственно связанным с производством оборудования. Это потрясающе, когда можешь увидеть материальное воплощение твоих «рисунков» на экране монитора.

Мне нравится, что я освоила (на определенном, все еще начальном уровне) мою профессию, получила навыки работы с программами, которым нас никогда бы не научили в университете. Мало какая организация возьмет на работу студента, который не имеет опыта, это всем известная проблема.

К тому же зарплата инженера-конструктора в 1,5-2 раза ниже дохода программиста, экономиста и прочих, даже на нижних позициях. А чтобы получать больше, нужно повышать категорию.

Сделать это можно, только отработав 2 года и более. Я не знаю, можно ли изменить эту систему, но молодежь такое мало привлекает. Все хотят быстрого карьерного роста, высокой зарплаты здесь и сейчас. На сегодняшний момент, спустя 1,5 года работы, я понимаю, что могу делать в разы больше, чем делаю сейчас. Но это уже скорее проблема менеджмента в отделе.

Петр, 25 лет

Инженер-технолог в АО «Плутон».
Закончил МИЭМ.

Хотя я и работаю инженером на заводе, но все-таки не совсем по специальности. Изначально я получал образование как инженер-исследователь, разработчик. А сейчас стал производственным человеком. Так что пригодилось немногое. Но то, что я изучал, дало знаниям глубину и объем.

С другой стороны, не хватает навыков в конкретных практических дисциплинах, связанных с проектированием, в частности, с черчением. И с проектированием в области информационных технологий — программированием и так далее. Еще большим минусом является незнание иностранного языка. Сейчас это значительно снижает твою конкурентоспособность.

В любой инженерной сфере в Москве котируются черчение, конструирование, программирование и иностранный язык.

О своей компании я был наслышан, настроен на работу здесь весьма серьезно, шел в конкретный отдел. Многие знакомые и однокурсники были в отделе разработок, я пошел в производство. И сейчас очень доволен, потому что получаю такой экспресс-курс, как жить в технической сфере. Понимание производственных проблем, задач, того, как изготовить продукт, что для этого нужно, — это самое интересное и то, ради чего я шел. Вопреки всему, это очень круто.

Я выбрал именно это место из-за нескольких факторов: удобное расположение, интересная должность и широкий спектр задач, которые я решаю. В первую очередь мне интересно что-то создавать. Я всегда считал, что правильная экономика — это та, которую создают. А мне всегда хотелось жить в правильной экономике.

Если бы я что-то и менял, то это зарплату. Остальным я доволен. Хотя зарплата всегда пропорциональна объему знаний и навыков, поэтому менять надо в первую очередь их. Я стараюсь развиваться, учить иностранные языки, — это все в моих силах.