Как поддерживать волю и энергию для достижения краткосрочных и долгосрочных целей? Откуда брать ресурсы? К чему может привести ложная мотивация? ЧТД поговорил об этом с экспертом по мотивации в обучении, основателем языковой антишколы для детей и взрослых Native Speakers Club&Cafe Аней Стоговой.

Найти учебные курсы и материалы сейчас проще простого. А вот заставить себя двигаться к цели шаг за шагом, не пропуская занятия и не отвлекаясь, — гораздо труднее...
Согласна. Поэтому мы в школе всегда начинаем с того, что с каждым индивидуально проясняем мотивацию. Не просто на уровне «хочу говорить на английском без словаря», а на уровне жизненных целей. Почему вы здесь, что вас не устраивает в жизни, что вы собираетесь менять, какого качества жизни хотите достичь?

Зачем это нужно?

Основная проблема в том, что люди начинают учиться и не могут завершить начатое. Платят деньги, но не доходят до конца курса. Почему? Нет осознанной цели и нет понимания — как, с помощью каких инструментов ее достигать. Человек просто не может заставить себя взять и проглотить информацию. В таком количестве, в таком виде, чтобы этого хватило на какой-то результат.

Поэтому я начинаю урок с того, что говорю: «Мы не пойдем никуда, пока вы не поймете, какие изменения планируете совершить в своей жизни и откуда будете брать ресурс, чтобы к этим изменениям прийти».

Этот подход находит понимание?

Есть те, кто говорит: «Стоп-стоп, а где мои правила по грамматике? Я пришел язык учить». Я отвечаю: «Хотите правила — идите на Youtube. Пожалуйста, учебники и словари можно какие хочешь достать в интернете. Но вы этого не сделали, вы пришли ко мне — значит, придется играть по моим правилам».

А какой должна быть мотивация в идеале, чтобы человек дошел до конца?
Когда человек говорит: «Мне надо подтянуть английский», — это самый слабый вариант. Процентов 12 с таким запросом куда-то придет, чего-то достигнет. А если он говорит: «У меня через 4 месяца конференция в Сингапуре» — вот тут процент завершения близок к 100.

Просто подтянуть — не работает? Всегда нужна конкретная цель?

Смотрите, есть художники, которые не могут не рисовать. У них есть внутренняя мотивация, связанная с каким-то их естеством, с видом нервной системы, с характером.

Внутренняя мотивация исходит из интереса, любопытства, страсти. Внешняя мотивация основана на стимулах, премиях, первых местах на соревнованиях.

Внешние факторы нас либо воодушевляют, либо пугают. Например, люди записываются на экзамены, предоплачивают их, и этот стимул дает им мотивацию — иначе они потеряют деньги.

Но есть те, кому и предоплата не помогает.
Да, если мотивация недостаточно осознанная, если она связана со страхом и стрессом, если мы делаем что-то для других, ощущая груз ответственности за их счастье, — тогда мы будем сопротивляться, саботировать успех.

Мы можем годами к чему-то стремиться, а потом вдруг очнуться и понять: это не мое. У меня есть ощущение, что среди тех, кто помешан на учебе и улучшении себя, много людей с какой-то травмой. Что-то у них случилось в детстве, и они выполняют программу.

Вы упомянули об осознанности. Взрослых мотивировать проще, чем детей? Все-таки взрослый человек больше осознает, зачем ему нужно учиться.
Тут есть два нюанса. Во-первых, что дети менее мотивированы — это миф. У маленьких детей мотивации хоть отбавляй. Они учатся ходить — расшибают лоб, встают и снова куда-то бегут. Исходя из какой мотивации они терпят эти страдания? У них абсолютно естественный рефлекс — любопытство, интерес к познанию, исследованию мира.

Педагог Александр Нилл утверждает, что патологически ленивых детей не существует. Есть те, кто учатся разными путями, тянутся к разным видам деятельности. У него в школе «Саммерхилл» «Школа Саммерхилл: воспитание свободой» есть сетка занятий — для разных возрастов разная. Но никто не заставляет детей ходить на эти занятия.

Ребенок может до полугода просто слоняться по территории школы. Обычно дети с негативным опытом учебы не приходят на занятия, пока не наиграются вдоволь. Когда ребенок приходит из какой-то системы, он поначалу так и делает. Родители переживают, но Нил им говорит: стоп, пройдет полгода, ваш ребенок поймет, что на него никто не давит, и начнет интересоваться обучением.

Откуда берется этот интерес?
Они видят, как другие занимаются, но их к этому никто не принуждает. У них может быть период влюбленности, когда они начинают думать не об учебе, а о мальчиках/девочках. Нил говорит: нужно дать им пережить и этот опыт тоже. Иначе он проявится в виде невроза.

Если детей загоняют в систему, где им дают по рукам за то, что они куда-то полезли, убивается естественный интерес к познанию. К десяти годам мы получаем апатичное существо, которое не понимает, зачем ему что-то нужно.

На внешней мотивации можно уйти вообще не туда, даже если ты взрослый человек. Да, на короткий период это помогает. Но в долгосрочной перспективе это может убить любую мотивацию вообще.

Со мной была такая история. Я 6 лет изучала финансы — сначала в «Вышке», потом в Сорбонне. И в конце концов поняла, что финансовые рынки мне совсем не интересны.

В середине учебы я даже попала в больницу — настолько сильным было внутреннее сопротивление. Обычно я учусь с удовольствием – но только когда вижу смысл за горизонтом самого предмета. А тогда я просто не понимала, зачем мне все эти знания. И не видела смысла выздоравливать, чтобы снова погружаться в лекции и экзамены.

Я начала рефлексировать и поняла, что двигаюсь не в том направлении. Я все время думала, как не подвести родителей, ведь они очень много сил и средств вложили в мое обучение. И этот страх не подвести их в конце концов привел меня в больницу. Тело мне сказало: «Я туда дальше не пойду».

Как вы вернули интерес к учебе? Что вынесли из этого опыта?
Я дала себе время понять, что я действительно хочу. Этот период прошел, я немного восстановилась и начала учить уже то, что мне надо. То, что меня дополняет, выстраивает как личность. И если я хочу что-то узнать — я всегда выбираю тот способ, который мне комфортен.

Например, я хочу обучиться психологии. Мне интересно узнать, как работает мозг, какие процессы управляют запоминанием, интересом.

Есть несколько курсов MIT по созданию инновационных образовательных технологий, которые я хочу пройти.

Мне нужно изучить профайлинг, чтобы понимать, как находить подход к разным людям. Дальше я ищу, где этому учат. Пробую и смотрю на свою реакцию. Идет — хорошо. Не идет, возникает сопротивление — значит, мне нужен другой формат. Может, мне просто книжку надо прочитать, а не идти на курсы. Или видео посмотреть.

Если по-простому, как выглядит формула мотивации?
Моя на данный момент гипотеза: для мотивации нужна осознанная истинная цель. Цель за целью. Для чего вам учить английский, бежать марафон, карабкаться на Эверест? Какого качества жизни вы хотите достичь, в чем себя изменить? А вторая составляющая — ресурсы. Важно организовать жизнь так, чтобы она работала на вашу цель.

Если цель краткосрочная — например, завтра сдавать экзамен, — нужно экстренно создать ресурсное состояние. Для долгосрочной нужно перестраивать весь образ жизни.

На самом деле мы часто не осознаем, насколько трудным может быть следование цели. Допустим, я хочу начать правильно питаться. Мне нужно вести дневник питания, питаться по часам, не забывать пить воду с лимоном за полчаса до завтрака. Появляется много промежуточных задач, которые заставляют нас ломать всю рутину, напрягать волю.

Кажется, что тут такого — утром выпить воду с лимоном? А попробуй 10 пунктов у себя в распорядке поменять. Чтобы пребывать в ресурсе, нужно хорошо себя знать и много параметров учитывать. Нужно знать, как работает твой мозг, слушать тело.

Для своего курса я сделала 3 чек-листа «Как создать ресурсное состояние» — отдельно по краткосрочной и долгосрочной мотивации и для ситуаций, когда нужно экстренно восполнить ресурс.

Какими-то своими лайфхаками для поддержания мотивации можете поделиться?
Я ввела привычку анализировать себя. Отслеживать, что со мной происходит, постоянно измерять свою «температуру по больнице». У меня есть программа Wonderlist, она всегда со мной. Там вписаны мои цели, проекты, области жизни, которые меня волнуют. Есть разделы «Семья», «Друзья», «Финансы», «Здоровье».

У меня все индикаторы настроены, как в подводной лодке, чтобы я могла отследить опасность. Например, есть индикатор «Гайморит».

Я начала замечать, что сваливаюсь с гайморитом всякий раз, когда нахожусь на пределе и не хочу отвечать по своим обязательствам. Когда я перегружена и мне трудно все это выполнить.

Коуч помогла мне осознать, что мой гайморит был таким легальным способом уйти в отказ, снять с себя ответственность. Тогда я начала заранее отслеживать это состояние, и вот уже год никакого гайморита у меня нет, хотя раньше раза три-четыре за год — стабильно.