Михаил Макеев, проработав несколько лет на российском телевидении, решил, что будет делать кино в Голливуде. Он выучился на продюсера в Американском институте кино, который в свое время окончили Терренс Малик, Дэвид Линч и Даррен Аронофски. Дипломный фильм, снятый при его участии, сразу приняли на кинофестиваль в Атланте. Михаил рассказал ЧТД об опыте учебы в США и надеждах на «Оскар».

Я долго шел к тому, чтобы быть продюсером. Окончил школу в Петербурге и не знал, чем хочу дальше заниматься. Знакомые предложили вакансию ассистента оператора на небольшом телеканале в Нарьян-Маре. Там в суровых условиях меня и познакомили с действительностью. Я работал там почти весь год. А потом потихоньку начал снимать сам.

У нас была очень интересная команда — местный городской телеканал приехали делать профессиональные режиссеры и операторы из Москвы. Опытные, образованные и при этом открытые. Месяца три-четыре я таскал за оператором штативы и камеры — и одновременно меня учили снимать. В Нарьян-Маре, в общем, ничего глобального не происходило, но мы находили какие-то новости.

Потом я вернулся в Москву и поступил во ВГИК на заочное отделение. Факультет назывался «продюсерский», а специальность — «менеджмент организаций». Мы все работали, с нас много и не требовали. Так что никакой студенческой жизни у меня не было. Приезжал раз в год на сессию. Практика — да, была. А продюсерского образования, пожалуй, не было.

Мечта сбылась через 7 лет

Я работал на телевидении: делал на RT программу интервью, потом ушел на «Мою Планету», где готовили документальные фильмы. Я всегда мечтал заниматься кино, но опыт у меня был в основном телевизионный. В какой-то момент я почувствовал, что застрял в развитии, нет никакого карьерного роста.

Еще в 2008 году я решил поучиться за границей и поступил на курс в Лос-Анджелесcкую киношколу (Los Angeles Film School, LAFS) — это была годичная программа, которая знакомила с индустрией кино. В профессиональном смысле она мне ничего не дала. Но именно на этом курсе я узнал о существовании Американского института кино (American Film Institute, AFI) и побывал там на дне открытых дверей.

С тех пор мечта попасть в ряды студентов этого легендарного вуза меня не покидала. Но произошло это только спустя 7 лет, когда я определился с профессией, окончил ВГИК и набрался опыта. Я поступил в AFI на двухгодичный мастер-курс продюсирования. Российский бакалавриат приравнивается к местному, иначе меня бы просто не взяли.

Обучение в AFI прикладное — снимали мы очень много. С одной стороны, это очень хорошо, с другой, мне показалось, у нас не было достаточно теоретических знаний.

Это платное обучение, но я получил гранты, которые погасили часть оплаты. В AFI набирают в основном людей, имеющих профессиональный или жизненный опыт, который они могут применить в работе. Израильтян, например, брали охотно, потому что у них есть опыт службы в армии.

Снимать, что бы ни случилось

Всего на нашем потоке училось 120 человек. Мы постоянно были заняты съемками. В течение первого года, например, нужно было снять три короткометражных фильма. Для каждого фильма собиралась команда из студентов AFI — режиссера, оператора, продюсера, художника-постановщика и монтажера. Основное правило — ты всегда работаешь с новыми людьми. В итоге каждый успевал поработать, так или иначе, со всеми однокурсниками.

Весь год был четко расписан: даты съемок, монтажа и сдачи проектов. Что бы ни случилось, фильм должен быть запущен, снят и сдан в срок.

Ты потерял локацию? Актер не может выйти на съемки? Это не причины их переносить — тебе надо выкручиваться, находить решение проблемы и снимать. Всегда рядом был ментор, но он не помогал, а скорее направлял. К своим студентам AFI предъявляет те же требования, что и профессиональные студии к наемным продакшн-компаниям.

Михаил Макеев

И вот мы впятером — сценарист, режиссер, продюсер, оператор, художник-постановщик, — собираемся, чтобы за шесть недель сделать короткометражный фильм. Придумать историю, провести всю предварительную подготовку, в том числе собрать съемочную группу примерно из 50 человек и, наконец, снять кино.

Один раз от нас ушла главная актриса. Съемки начинались в субботу утром, а в шесть вечера пятницы мы узнали, что ее неожиданно позвали на другой проект. Нам пришлось перекастинговать тех актеров, которые были, и из незначительной роли делать первостепенную. Было уже невозможно найти другого актера на главную роль.

В Америке съемочный процесс очень отличается от российского. И сами съемки, и постпродакшн.

То, чему меня здесь научили и чего не хватает российскому кинопроизводству, — это подготовительный период. В США этому уделяют очень много времени и внимания.

Многие вещи можно решить заранее. Если этого не сделать, будут проблемы, а съемки — самый дорогой процесс в кинопроизводстве. Сценарий должен быть прописан до мельчайших подробностей, например. Без хорошего сценария не может быть хорошего кино. Когда фильм снят, его принято показывать аудитории и смотреть на реакцию. Если что-то не получилось, например не хватает каких-то сцен, то их переснимают.

Свое кино

Фильмы, снятые в первый год, считаются учебными, — вы учитесь на собственных ошибках. В свет выходят только дипломные работы, которым посвящен весь второй год. Так получилось, что у меня сразу два дипломных фильма: к тому времени, когда я закончил съемки своего основного дипломного проекта, другой команде потребовалась помощь.

Наша дипломная работа — короткометражный фильм на 25 минут. Мы готовились к нему полгода. Потом еще была пара дней досъемок. У нас не очень получилась большая сцена с проекцией: как клетки человеческого организма, пораженные ВИЧ, заражают здоровые клетки. Эпизод нам помогли сделать ученые, которые занимаются анимацией клеток.

Мы сняли историю про героя, который в 80-х годах открыл свой дом для больных СПИДом и помогал им победить боль. Тогда больницы в США отказывались принимать пациентов с ВИЧ, а на дом к ним врачи ходили в перчатках и масках.

Мы пока не можем выкладывать фильм в интернет, важна премьерность — первый показ будет на 42-м Международном фестивале в Атланте. Он аккредитован Американской академией кинематографических искусств, так что наша работа может попасть как минимум в лонг-лист премии «Оскар» в номинации «короткометражные фильмы».

Сразу после мастер-программы я получил рабочую визу на год — ее дают автоматически. Мне было бы интересно поработать на большую киностудию, но нынешней визы для них обычно недостаточно. Пока я работаю над двумя заказными полнометражными сценариями для интернет-платформ Netflix и Hulu и занимаюсь развитием собственных проектов. Пару месяцев назад мы сняли пилотную серию проекта, на который успешно собрали деньги с помощью краудфандинга. Сейчас готовимся к съемкам еще шести эпизодов. И еще хочется дождаться, что выйдет с премией «Оскар».