27 марта 2018 года исполняется 55 лет режиссеру Квентину Тарантино. Мало кто другой снимает лихие и бескомпромиссные фильмы, которые совершенно не похожи на американский мейнстрим и одновременно на нем основаны. ЧТД предлагает посмотреть два видео, которые помогут узнать больше о творческой вселенной Квентина Тарантино.

«Криминальное чтиво», «Бешеные псы», «Убить Билла», «Бесславные ублюдки», — названия этих фильмов вызывают у многих любителей кино если не трепет, то как минимум уважение. Квентин Тарантино увлекался кино с малых лет и неоднократно доказывал зрителям, что детская мечта — штука серьезная. Особенно если идти к ней десятилетиями.

«Бешеные псы» — его дебют — был не просто «крутой» лентой про гангстеров и полицейского под прикрытием.

Фильм 1992 года раздвинул рамки жанра, использовал новаторский сюжетный прием — нелинейное повествование, и породил новую эстетику кино, которую давно пытались отыскать в Голливуде.

Тарантино никогда не скрывал, что черпает вдохновение в старом кинематографе: от остросюжетных вестернов до легких комедий про любовь. Однако о многих его аллюзиях зрители даже не догадываются.

Это видео, записанное популярным ЖЖ-блогером Антоном Голубчиком, дает некоторое представление о том, какой объем материала Тарантино переработал, создавая свою творческую вселенную.

С режиссером Робертом Родригесом у него и вовсе есть общий персонаж — это Эрл Макгроу, шериф, которого в фильме «От заката до рассвета» режиссера Родригеса жестоко убивают. «Тем не менее он появляется целый и невредимый в фильме „Убить Билла“, а затем — в фильме „Планета страха“, а затем — в фильме „Доказательство смерти“, — отмечает кинокритик Александр Павлов. — Именно он является сцепкой для мира мистики и ужаса. Причем каждый раз, несмотря на то, что это один и тот же герой, его характер раскрывается совершенно по-разному».

В лекции, прочитанной прошлым летом в рамках проекта «Университет, открытый городу: „Вышка“ в Парке Горького», Павлов рассказывает, почему режиссер не любит ссылаться на творчество другого голливудского «отшельника» — Дэвида Линча (хотя они много в чем похожи), о месте, где происходит все самое плохое в фильмах Тарантино, а также объясняет, что сделали его картины для поп-культуры 1990-х и 2000-х.

Вот несколько цитат из лекции:

«Раннее творчество Тарантино кинематографично. В нем есть что-то, что не позволяет нам подойти к нему с точки зрения теории, проговорить что-то философски, — говорит кинокритик. — Это происходит потому, что Тарантино крайне „нетеоретический“ режиссер. У него есть эмпирика, и использует он ее интуитивно».

«Дэвида Линча интересует отрезанное ухо. Квентина Тарантино интересует, как отрезают это ухо».

«Тарантино настолько мощно выступил, что все последующие авторы — какие бы оригинальные фильмы они ни снимали — вынуждены находиться в его тени. Сегодня все реже обсуждают влияние Линча, Кубрика или Содерберга на новое кино. А про Тарантино говорят до сих пор».